LIBRE DIRECTO
Орфео Суарес

Одним из первых воспоминаний Зидана по его прибытии  в «Мадрид» было освистывание «Бернабеу». И это не было чем-то неведомым для француза, у которого на тот момент выработались антитела на любые негативные явления в футболе. Впрочем, в той закалке, которую он демонстрирует, возможно не обошлось без генов, которые он унаследовал от своих предков, алжирских кабилов. Их обособленность прослеживалась в его поведении на поле. Хотя, когда вспоминаешь этого персонажа, таранящего головой грудь Матерацци в финале Мундиаля, невольно думаешь, что между ними возникло нечто чрезвычайное. Скорее всего прозвучало какое-то слово, которое осталось между ними.

С момента назначения тренером Зидан почти не выказывал признаков огорчения на пресс-конференциях, которые превратились в тихую запруду. Даже когда он попросил своих игроков действовать энергичнее на поле. После матча против «Малаги» напротив лицо тренера отражало другие эмоции. Несомненно травмы игроков подрывают стабильность команды, но есть кое-что ещё, что подрывает тренера морально. Это свист. После рекордной 40-матчевой беспроигрышной серии проигрываются 2 игры подряд и ещё один матч, против «Малаги», сыгран плохо, и вот уже свист перекрывает объявления диктора по громкой связи стадиона. И в этом свисте слышно что-то отличное от требовательности мадридизма, которую сравнивают с самой избалованной публикой в «Лас Вентас», впасть в немилость которой матадоры боятся больше, чем быть поражённым быком. Так думает Зидан, пытающийся решить проблему совместно с авторитетами раздевалки.

Дать точную формулировку происходящему невозможно, здесь перемешивается спортивное, социальное и корпоративное. Многие футболисты вызывали недовольство «Бернабеу». Особые упрёки вызывали те, кого подозревали в недостаточной отдаче на поле, в стремлении экономить силы. Веласкес периода «йe-йe» был типичным образчиком такого персонажа. Как и Гути, и даже Мичел. Теперь это Карим Бензема. Болельщики «Мадрида» часто объединяются в своём недовольстве по национальному признаку. Об этом уместно упомянуть, поскольку принято ассоциировать свист трибун исключительно с убогой игрой. Но по моему мнению, сомнения возникают вокруг отдачи футболистов по ходу игры.  Поэтому Криштиану пытается не сдавать позиций, несмотря на очевидный спад формы, или Зидан настойчиво требует больше энергии.

Мадридизм отличается от болельщиков других клубов: у него есть поперечные течения и разные тональности. Отсюда появились «псевдомадридисты» и «пиперос» (лузгающие семечки). Болельщики «Атлетико», к примеру, совсем другие. Они — одно целое, как кровные братья. Но это не значит, что одна инчада лучше другой. Они просто разные. И это ведёт к тому, что атмосфера на разных стадионах очень разная. Решившийся играть в «Мадриде» футболист должен быть готов повторить игровой элемент, который он запорол ранее и слышал упрёк трибун в этом. Это данность, прилагаемая к контракту, хоть и не прописанная в нём.

Эта особенность мадридизма приводит к тому, что невозможно получить однозначный ответ, который понравился Флорентино или игрокам. К счастью, мнение мадридизма разнообразно, как разнообразны жесты болельщиков на трибунах. И даже свист инчас неоднозначен. В нём слышна некоторая ленца: давая незначительный повод для внутренних дебатов он подогревает интерес извне.

С приходом Жозе Моуринью мадридизм начал восстанавливать самоуважение, попранное золотой эрой «Барселоны», маршировавшей по «Чамартину» как римские легионы по Августовой дороге. И тот же португальский тренер провоцировал упрёки и гримасы недовольства трибун «Бернабеу». Иногда свист звучит лишь для того, чтобы нарушить спокойствие соседей.

И в завершение надо отметить, что некоторая часть болельщиков уподобляется поведению супругов, готовых устраивать скандал по малейшему поводу, например, если один из них переставил пепельницу в другое место. Чтобы понимать это, вовсе не надо выиграть Лигу Чемпионов как Зидан. Достаточно поработать во внутренних турнирах. В этом случае можно было бы подумать, что мадридизму или значительной части его не нравится ничего, что окружает команду и даже клуб, и поэтому используется малейший повод для выражения недовольства. И лучшего места, чем клубная Агора, они для этого не находят. И такое выражение нетерпимости говорит о том, что между сторонами нарушена эмоциональная связь. А ведь спортсмены, кроме миллионов, нуждаются в положительных эмоциях. Криштиану ведь сказал однажды, что чувствовал себя недостаточно любимым. Пусть объяснит Зидану, чтó он имел в виду.

Источник
El Mundo
  • andrjuxa

    «Пусть объяснит Зидану… » хм-м…Может быть лучше «пусть Зидан объяснит Роналду»?)
    Что может скрываться под снобским, часто — обывательским, прикрытым фИговым листком псевдо»мадридизма», нередко — откровенно бестолковым свистом? Целый ворох «измов»: упомянутый снобизм (худших сортов), своеобразный вуайеризм для… слепых, да ещё и лишённых(несчастье, если откровенно, хоть и закономерно) , к тому-же , дОлжного воображения…, мазохизм глубочайшей ретроинтроверсии…, эрзацперфекционизм, как желание «иметь» больше-больше и больше, при неявной, но заметной на глаз, импотенции разумения Футбола, как Искусства. Как созидания, творчества, а не тупого, аморфного «переставлЯния» пешек по газону.
    Чо ж не посвистеть, ежели свистит в мозгах? Легко. И безответно, что «радует» свистящий мозг. Никто ж не ввалит, никто «за базар» ответить — не заставит.
    Не всегда «свист» и недовольство — от всего вышеперечисленного. Иногда свист — из глубины души. От явного и безоговорочного понимания Творчества. Понимания всех Трудностей Созидания. Такой «свист» — я бы записывал и оставлял… как эталон «свиста».) Если бы можно было… идентифицировать.)

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: