EL CHARCO
Сантьяго Солари

После матча в Дортмунде я обсуждал игру по телефону с одним моим другом-мадридистом и поделился своими сомнениями по поводу решения Моуринью по позиции Озила (я считал, что приезд с опозданием Ди Марии ограничивал возможности команды меньше, чем намерение поставить дополнительное колесо на ось к Алонсо, очень заметному в первых матчах). Я выразил мнение, что это решение, вместе со слишком глубоким расположением Модрича, стало определяющим для развития событий на поле. Ответ моего собеседника, вырвавшийся из телефонной трубки, был как укус Тайсона, он оторвал часть моего правого уха. Из «хлынувшего потока крови» проскакивали слова «бунт», «Касильяс», «псевдомадридисты». Я повесил трубку и почувствовал себя виноватым: нельзя рассуждать о тактике, когда на душе тяжело.

На прошлой неделе в одной радиопрограмме меня спросили о ситуации на вратарской позиции в «Мадриде». Я сказал, что являюсь сторонником последовательности на такой непростой позиции в такой непростой ситуации. Если один раз пришлось сделать вынужденную замену, то лучше продолжать в этом же сочетании до конца сезона. И по этой же причине разделяю идею назначения вратаря основного состава в начале сезона. На это мне привели в пример решение Дель Боске в 2002-м, когда он поставил в ворота Сесара вместо Касильяса на решающие матчи Ла Новены. Я возразил, что со стороны прессы было бы очень некорректно принижать заслуги Сесара в тот период. Сказал то, что известно всем, что Икер же не виноват в том, что сыграл такую важную роль, что совершил те два умопомрачительных сэйва в финале, особенно второй, отбитый ногой, и что эти подвиги навсегда затмили блестящую игру Сесара в том турнире. На это некто очень сердитый на Моу (кто именно, не назову, сколько ни просите) вытащил бумажку (один из приёмов Моу, ставший модой) и продиктовал мне точное количество матчей, минут, секунд, сыгранных Касильясом в сезон Ла Новены. Он ринулся защищать Касильяса от атаки, которой не было. Точно так же, как мой приятель, защищавший Моу по телефону.

Такие превентивные атаки стали сейчас нормой общения среди мадридистов. Надо отметить, что Моуринью добился поразительных успехов на ниве поляризации мнений в среде болельщиков клуба. Впрочем, не похоже, чтобы это было задумано специально, скорее оказалось побочным эффектом, выражающимся в такой радикальной форме приятия или отторжения. В конце концов, мы же обсуждаем сейчас не конец Республики или судьбу нации. В голове не укладывается, что столько народу разобщилось из-за выбора между тактическими схемами 4-2-3-1 или 4-3-3. И проблема не в том, «что», а в том «как» получилось, что одних так кренит в одну сторону, а других в другую. То есть, любая возможность для критической поддержки или несогласия в уважительной форме отметается как таковая: серость, апатия, равнодушие и антимадридизм — с одной стороны, диктаторство, авторитаризм, высокомерие – с другой. И так до высшей степени напряжённости.

По пути домой с радиостанции, пережив эту превентивную атаку, я задался вопросом: а является ли Моуринью неким элементом, без которого все мадридисты (которые подразумевают принадлежность к общей истории, защищают одни и те же цвета, и с некоторыми нюансами идентифицируют себя с одними и теми же ценностями) были бы едины, или, возможно, речь идёт о чём-то худшем. Вдруг Моуринью – это всего лишь некий симптом? Если, в конечном счёте, эти существенные различия, которые так проявились сегодня между моуринистами и антимадридистами, существовали ранее? Изначально?

Так как меня пугает ответ на этот вопрос, что я предпочитаю думать, что поведение Моуринью, его манера общения, его едкая будоражащая реакция вынудила многих оказаться там, где никто из них быть не собирался: уже нельзя просто высказываться, просто одобрять или отрицать что-то, без того, чтобы на тебя тут же не навесили ярлык, относящий тебя к одной или другой стороне. В итоге происходит очень странное преображение: некоторые ненавистники Моуринью становятся чрезвычайно похожими на него.

Со своей стороны, мне бы не хотелось быть критиком маний и фобий Моуринью, его последователей или противников. Но если каждый раз, когда кто-то начнёт говорить о «Реал Мадриде», надо будет выбирать между двумя этими фронтами, я предпочту, чтобы мы сдали пять следующих чемпионатов, чтобы Флорентино перестроил «Бернабеу» под бейсбольную арену, а мы убивали время жуя жвачку.

Источник: El Pais

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: