Моуринью правильно сделал, что поднял мотивацию своих игроков и превратил первый матч в 1/16 финала национального Кубка в экзамен на выживание для некоторых своих запасных. Надо было поднять статус рядовой встречи до уровня финала. Такие матчи обычно бывают неприятными для многих игроков, которые чувствуют себя расслабленными, необязанными выкладываться на 100% и показывать излишнее усердие. Воспоминания о Толедо, Ируне, Алькорконе и 17 лет без побед в этом турнире были достаточными для того, чтобы тренер требовал дисциплины, усилий и уважения к футболке.

Его «Мадрид» может проиграть или сыграть вничью, но никогда не позволит себе действовать по принуждению, что является верхом унижения и оскорбления. На этот раз он не провалил свои план. Более скромным не удалось получить преимущества. Это уже аванс по сравнению с прошлыми провалами, превращенными в праздничное торжество всего воинствующего антимадридизма. «Мадрид», который вчера предстал сочетанием «неприкасаемых» и просящих места под солнцем, очень умело управлял ситуацией. Он монополизировал владение мячом, правда, со скудной глубиной и слишком медленным передвижением по полю; Касильяс понадобился только для того, чтобы обменяться вымпелами с капитаном соперника… Ничего подобного не было в Алькорконе. Итоговые 0:0 стали историческими. Игра и голевые моменты были только одного цвета. Черного, в котором гостил «Мадрид».

Однако некоторые из тех, кто должен был показать голод и желание привлечь внимание тренера, покинули Мурсию с чувством того, что еще один поезд только что ушел. Бензема и Гранеро едва ли отыграли час. В середине матча, изобиловшего перепасовкой (что очень любопытно, поскольку все команды Моуринью всегда прямые и вертикальные), тренер решил, что в съемках этого кинофильма пора уменьшить исполнение вторым составом главной роли. Пришлось прибегать к звездному распределению ролей между Хедирой и Игуаином. В конце матча также появился Ди Мария, чтобы дать отдохнуть Криштиану, который с одинаковой серьезностью воспринимает и финал Лиги Чемпионов, и пачангу (кубинский танец) у себя во дворе.

Игра Гранеро имела проблески, но он не воспользовался своим шансом, чтобы претендовать на возможную замену Алонсо в случае вынужденного отсутствия баска. Ему намного удобнее располагаться перед штрафной, а не в зоне машин, где видение поле сужается и где надо больше транспортировать мяч, чем его обрабатывать и разыгрывать. Гранеро пробил в перекладину, когда патрулировал неподалеку от штрафной, которая больше всего его привлекает.

Бензема продолжает оставаться таким же вялым, как всегда. Моуринью настаивает на том, что его статус запасного — это вина Игуаина, который бегает и справа, и слева. Для француза созерцание своего номера, когда Пипита готовился выйти на замену, стало таким же страшным ударом, как тот, который получила Бетти Дэвис, когда узнала, что Энн Бакстер стала любимицей публики и критики. У Карима заканчивается время.

— Хесус Алькаиде, El Mundo.es

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: