Все началось три года назад на аэродроме Сабаделя. Вальдано ждал свой частный самолет, и Моуринью — свой. Увидев аргентинца, португалец не думал два раза и, как молния, направился к своему коллеге. И сколько раз так бывало, он устроил театр. Присутствующие боялись худшего. Его противника охватил сценический страх, но в менее гламурной версии: в аэропорту.

Моуринью вспомнил об одной из его статей в «Марке». Конкретно о той, в которой Вальдано сравнил игру Бенитеса и Моуринью «с плоским дерьмом на палочке». — «Посмотрим, что сейчас ты скажешь мне!» —, съязвил с видом явно не дружеским гений из Сетубала, после чего залился смехом. Они разговаривали некоторое время, пожали друг другу руки, и все — друзья навсегда. Превратности судьбы: через два года они встретились на «Бернабеу».

Тот, кто любой ценой хотел сохранить на посту тренера неудачника Пеллегрини против того, кто заменил этого самого Пеллегрини. Два петуха, и хуже всего, два самых непримиримых петуха, в одном курятнике. Это было то же самое, что охотиться на Билардо с Менотти. Вынудить Тэтчер и Вилли Брандта сосуществовать вместе. Идентифицировать капитализм с маем 68 года. Смешать масло с водой. В конце концов, невозможное физическое и метафизическое. Каждое решение одного систематически оспаривалось другим. И каждый выбор первого дискредитировался на публике и наедине вторым. Противостояние, которое спровоцировало куда большую проблему, чем «или он, или я». Флорентино, прибегнув к политики компромисса, которую он впитал с молоком матери в СДЦ*, удалось сдержать конфликт до самого окончания сезона. Своего рода упражнение в канатоходстве, без которого не было бы ни Кубка Короля, ни полуфинала Кубка Европы.

Хорхе Вальдано не бросили. В действительности, он опроверг это пару недель назад (12 мая, если быть более точным), подтвердив, что сосуществование было химерой. Кто знает почему, но то, что было отставкой, облачилось в одежды увольнения. Победил тренер, который обладает поддержкой, которая имеет прямое отношение к единодушию. 90% социальной массы стоят за него не на жизнь, а на смерть. Он предлагает воспринимать более конкурентоспособный «Мадрид», более соответствующий временам Дарвина, которые сейчас мы переживаем. «Это благородство подходило для Испании эпохи кабальерос, Средневековья, но сейчас с этим никуда не придешь. Надо перестать подставлять щеку и протестовать против судейства, если оно несправедливое, и против расписания, если оно своевольное», — так обычно говорит Жозе Особенный. Хорхе ушел как кабальеро. Не повышая голос и с годовой зарплатой в виде компенсации.

Дарвин имеет свой путь, чтобы навязать стиль победителя. Все или ничего. Вывод: получится либо очень хорошо, либо очень плохо.

Эдуардо Инда, главный редактор Marca

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: