*Данный материал является конкурсным и представлен одним из читателей нашего сайта, имя которого будет сокрыто до самого конца конкурса. Победителем конкурса станет набравший наибольшее количество lik-ов в комментариях (если вам нравится текст, напишите об этом в комментарии).

Трёхцветная паста ровным слоем легла на зубную щётку. Привычные движения руки, тридцать три раза туда, тридцать три раза сюда, ощущение свежести во рту. Улыбка в сторону зеркала и подмигивание своему  отражению дали дополнительные баллы самореспекта. Не спеша направляясь в сторону спальной комнаты, по пути двойным хлопком выключив свет горевший в ванной. Минимализм в интерьере, идеально белые стены,  большая двуспальная кровать посреди комнаты. Несколько глав из третьей книги Хагакурэ — Ямамото Цунэтомо перед сном, и всё это для того, чтобы хоть немного приглушить нервное напряжение перед завтра.

***

— Вдохнул глубоко, досчитал до десяти, выдохнул. Ты и без меня сам прекрасно всё понимаешь. Не поворачивайся спиной, не показывай страх, своё переживание, смотри в глаза, дай понять, что ты сильнее.

Слова, что в них? Прошли мимо ушей, но успели впитаться в подсознание. Слова, сейчас они не нужны, сверхвысокая мотивация, отзвуки стука сердца слышны в ушах. Пять лет после своего переезда в столицу он был  словно в забвении. Пять лет он не выступал на таком уровне.

— Иди и сделай это!

 Длинный коридор, ведущий на арену. Спартак. Максимус. Ахиллес. Что это такое? Где это я? Двуручный меч в правой руке, неестественно короткий, и огромных размеров деревянный щит в левой. Что тут происходит?  Куда идти? Яркий свет в конце коридора, решено, иду на свет, глаза болят от непривычно яркого света. А вот и выход на арену, тёплый песок мягко обнял ноги, глаза начали привыкать к солнечному свету. Заполненные  до отказа трибуны Колизея, сердце забилось ещё сильнее, уши заложило. Не могу понять что это такое, не слышу что они кричат. Смерть Серхиусу, смерть, смерть!! Почему они кричат все это, почему я?

С противоположной стороны арены, точно с такого же коридора выбежал бык. Необычная сине-гранатовая расцветка, кроваво-красные глаза, скандирование трибун. Я было от неожиданности сделал два шага назад,  однако это осталось вне внимания зрителей. Отступать некуда, потому что на родине ждут. Отступать нельзя, потому что это последний шанс. Отступать нельзя, потому что на голове корона. Моя честь, честь народа,  честь короны.

Преклонился на одно колено, коснулся рукой песка, поцеловал кончики пальцев, поднял голову, а бык уже на всех парах мчится в мою сторону. Два шага назад, щит перед собой, в правой руке короткий меч. Шаг в  сторону, и удар быка принимает на себя щит. Полная сосредоточенность, быстрые шаги, взмах меча, промах. Длины не хватило. Разъярённый бык, выращенный где-то в окрестностях, был всеобщим любимцем.  Гладиатор/Матадор/Я – завоеватели, символ зла, в этих краях. Опять бежит на меня, опять спасает щит, быстрый взмах мечом, промах, длины не хватает, лишь несколько волосинок падает с него. Атака за атакой,  медленно и верно загоняют меня в угол, щит всё сдерживает, меч не помогает. Атака за атакой, ликование трибун, так не должно быть.  Честь народа, честь короны, слова наставника всплыли в моей голове, так не  должно  быть. Чувство силы в руках, уверенность в ногах. Если меч не помогает, нужно действовать щитом. Два прыжка в его сторону, два стремительных и быстрых шага, толчок щитом, прыжок, завис в воздухе,  короткий взмах, удар, меч вошёл сантиметров на десять. Тонкая струйка тёплой крови на моём лице, вкус силы, отошёл назад, прикрылся щитом. Атака за атакой, щит держится, но рука начинает уставать. Длинными  полушагами/полупрыжками настигаю быка, толчок/удар щитом, в который бык втыкается одним рогом, взмах меча, удар, удар, кровь хлещет, трибуны сходят с ума. И вот уже меч внезапно не такой короткий, а щит  уменьшился в размерах так, что его стало удобнее держать. Бык начинает терять свой окрас, движения не так грациозны, и больше напоминают бешенство. Но что это такое? Он хочет укусить меня? Трибуны сходят с  ума, но я их не слышу. Пять шажков в сторону быка,  стремительный взмах меча, удар, ещё удар, и вот цвет уже не такой яркий, взбесился ещё сильнее.

Взмах красной мулетой, щит и меч, в них более нет нужды. Взмах красной мулетой, бык проносится мимо. Взмах, ещё взмах, он словно обезглавлен, со связанными рогами, опять мимо. Взмах, ещё взмах, trinchera, el  derechazo, pase de pecho, друг за другом. Мулета в левой руке, шпага в правой, в глазах быка читается трусливая ненависть. Прыжок, завис в воздухе, Al Encuentro, шпага проходит меж рёбер, в сердце, в самое сердце,  бык на коленях, мулета на моих плечах.  Трибуны вокруг меня взрываются в негодовании, и лишь малая часть скромно молчит. Я сижу на трибунах, но сердцем я с ними, там, на арене. Трибуны негодуют, ведь их  волшебный бык был повержен гладиатором/матадором/завоевателем из другой страны, страны с которой они воевали на протяжении многих лет. Их бык повержен, он потерял свой окрас, цвета потускнели. Душой я с  ними, с гладиаторами, одиннадцать человек, которые предстали на арене одним целым организмом, Одиннадцать человек в белых доспехах. За честь народа, за честь короны, за честь герба.

 Сон… сон… это был сон, вскочил с кровати Серхио. Его сегодня не будет на поле, но душой и сердцем он вместе с ними. Одиннадцать человек в белой форме. За честь народа, за честь короны, за честь герба.

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: