• Алавес10Реал Мадрид
  • 20/10, 14:00Реал Мадрид - Леванте
  • 0

  • 928

11 историй из жизни Альфредо Ди Стефано

14 октября 2010, 18:30

Альфредо Ди Стефано — настоящая легенда не только «Мадрида», но и мирового футбола. Дон Альфредо о себе, Аргентине, о том времени, о том футболе, о своей карьере, и о жизни вообще. Автобиография гения, повесть рассказанная известному испанскому журналисту Энрике Ортего. 

1. Едины и непобедимы

«Первая организованная команда, в которой мне довелось поиграть, была в Барракасе, где я родился. Она называлась «Будем едины и победим». Мы одевали белые футболки с синей каймой у горла. У нас даже гимн был: «Чувствую гул мяча и не знаю что впереди. Сыны Барракаса, которые пришли, которые пришли за победой». Когда мы выигрывали, то высокомерно прохаживались по району, пели и провоцировали тех, кто был за другую команду, вплоть до того, что они либо матерились нам вслед, либо нам приходилось убегать от них. В Аргентине нет матча, который не заканчивался бы дракой. 

Мы играли на крошечном поле, которое называлось «серебряная площадка». Платили по 15-20 сантимов каждый. Свой первый мяч я получил в кино. Нам давали один входной билет и один лотерейный. Я поменялся номером с мальчишкой, которому не понравился его собственный. Он мне отдал 14-ый, и 14-ый номер выиграл. «Пьяница», как его называют в Аргентине. Там каждый номер имеет своё имя. Победителю давали мяч и куклу, которую тогда забрала Дорита. Ей было девять или десять лет. Получилось, что мне достался мяч для регби, и мы пошли играть с ним на улицу. Мяч прыгал из стороны в сторону, как курица. И мы отправились к старшим ребятам из нашего района и объяснили, что произошло. Мы знали, что они сделают всё возможное, чтобы достать футбольный мяч. Мы были решительными. Вернулись к кинотеатру и ребята заявили администратору, что если он не даст нам футбольный мяч, то они поднимут свист в зале. И он нам его дал. Ведь дал же! Было страшно. А ребята мне говорят: «Вот мяч, держи, Альфредито».

2. Вымогательства мафии


«В Росарио обосновалась американская мафия. Они приехали из Чикаго или Нью-Йорка, и там уже засветились. В тридцатые годы, во время Сухого закона, ими были совершены убийства. Мафия была очень хорошо организована и контролировала всех сыновей итальянцев. И моего «старика» тоже. Он обязан был платить им процент со своего заработка, 5-10 песо за каждый проданный вагон картофеля. Отец платить не хотел. Он ходил с пистолетом в кармане и даже спал с ним, держал его в выдвижном ящике комода. Ящик открыт, рука сжимает пистолет. Иногда мафия стреляла по вагонам, однако, его это не пугало.

Отец боялся, что нас могут похитить. Однажды они пришли в дом. Мы быстро сообщили об этом маме, которая разделывала цыплёнка на кухне. Она вышла с мачете в руках, только пятки сверкали. В другой раз, когда мы ехали в Сан-Николас к моему дяде, нам пришлось спрыгнуть с поезда на полном ходу. Там было четыре подозрительных типа. Один из них приходил к нам раньше, чтобы купить наш дом, и мой отец его узнал. Я тогда не очень понимал, что происходит, но слышал, как по приезде отец об этом рассказывал дяде.

3. От Ла-Куарты до службы в армии

«Ривер Плейт» означает «Гладкая Река». Шёл 44-ый год. Я прошёл испытания и остался. Попал в Ла-Куарту, возраст от 16 до 18 лет. Мы играли в 9 часов. Тренировались два раза в неделю. Я играл на разных позициях, но начинал как вингер. Находясь в Четвёртом Дивизионе я дебютировал с командой из Примеры против «Уракана». Это произошло 7 августа на поле в Сан-Лоренцо. Потом я поочерёдно играл в Четвёртом, Третьем Дивизионе и в резерве.

Мой первый официальный матч был годом позже, также против «Уракана». Мы проиграли 2-1. Спустя какое-то время я перешёл в аренду в «Уракан». Передо мной было два центральных нападающих, и играть мне должно было быть непросто. Вернулся я в 47-м. «Ривер» продал Адольфо Педернеру, и я сыграл во всех матчах кроме одного. Я был лучшим бомбардиром, забил 28 голов. Мы стали чемпионами. Бывали моменты, когда все одиннадцать игроков, из тех, что находились на поле, являлись воспитанниками клуба. Это то хорошее, что отличало этот клуб, — он был рассадником футболистов.

Подошла моя очередь идти в армию, которую в Аргентине называют «Ко-лим-ба» (прим. от исп. Corre-limpia-barre – беги-чисти-подметай). Я бредил тем, чтобы они нашли у меня что-нибудь и признали негодным, но они увидели, что я футболист, и даже проверять меня не стали. Когда я уже садился в машину, внезапно кто-то назвал моё имя и спросил меня, хочу ли я играть в команде роты. «Буду рад» — ответил я. Едва я получил увольнение, как тут же дебютировал в сборной. Мы выиграли Копу Америки».

4. Храбрый синдикалист-забастовщик

«Забастовка в аргентинском футболе была призвана защитить игроков маленьких клубов и нижних дивизионов, которым платили только два первых месяца, а когда дела начинали идти плохо, платить прекращали. Контракты, которые они подписывали, были составлены недобросовестно. Игрок ничего не решал. Мы, будучи футболистами крупных клубов, отреагировали на это и отказались играть. Мы участвовали в благотворительных матчах для госпиталей и школ, и для того, чтобы привлечь внимание публики и объяснить лицом к лицу, что это был не вопрос денег, это делалось для того, чтобы защитить тех, кто ничего не зарабатывал.

Профсоюз был образован в 44-м. Проводились тайные собрания. Из «Ривера» в забастовке приняли участие шесть или семь игроков. Чемпионат был остановлен, потому что в некоторых командах бастовали все. Федерация решила, что играть будут с Терсерой и молодёжными командами. Было много взаимного недовольства между бастующими и теми, кто забастовку хотел прекратить. Мы не играли вплоть до начала следующего сезона в 49-м. Всё это время я ничего не зарабатывал. В конце концов, из «Ривера» нас осталось четверо, и мы вынуждены были дать карт-бланш. Мы должны были это проглотить. Когда мы начали зарабатывать, они отдавали нам только половину. Но если бы мы не согласились на эти условия, они бы нас исключили, не знаю на какой срок».

5. Испания в печали и трауре.

«Когда я приехал в 53-м, то застал печальную Испанию, множество людей ходило в трауре из-за стольких несчастий, произошедших в стране из-за войны. Я видел много черных одеяний на улицах. Однако, сейчас Испания мне кажется лучшей страной Европы. Тогда она сильно отличалась от Аргентины. Тогда мы были более развиты. Сейчас – наоборот. Тогда Испания отставала от Европы. Начиная с 60-х всё начало меняться. Стало заметно больше движения. Развивалась индустрия. Люди начали выходить гулять по вечерам. Я приехал на год, а вот как получилось, живу здесь уже больше пятидесяти лет.

В Мадриде я уже бывал раньше, когда приезжал с «Миллионариос». Он мне показался серым городом, но меня приняли очень хорошо. И ведь в тот же день, только приехав из Барселоны, я уже играл. 23 сентября 1953. Никогда не забуду эту дату. Разогревался я под грохот поезда. Мы ехали ночью с моей женой Сарой и моими маленькими дочками – Нанетт и Сильваной. Мне было всё равно, хорошо я себя чувствую или плохо, надо было играть — и я играл. Я должен был как можно скорее оправдать доверие, которое мне оказали. Я всегда прекрасно знал, что в футболе нужно работать ради того, кто платит за вход на стадион. Публика – лучший тренер. Она – убирает тебя с поля и она же ставит тебя играть».

6. Война «Реала» и «Барсы»

«Это долгая история, и её сложно изложить в нескольких словах. Клуб «Мильонариос» из Боготы имел на меня права до 1954 года, после этого я должен был вернуться в «Ривер». «Реал Мадрид» связался с «Мильонариос», пока «Барселона» договаривалась с аргентинцами, но не с колумбийцами. И президент сине-гранатовых заявил, что он может подержать меня один сезон, даже если я не буду играть. В результате «Реал Мадрид» заплатил «Мильонариос» 1.350.000 песет, которые они просили за переход в этом же году, поэтому до октября 54-ого я был игроком «Мадрида», однако, «Барселона» уже заплатила «Риверу» 2 миллиона — 50 процентов от суммы трансфера. И когда я прибыл в Испанию, я приехал, чтобы играть в «Барселоне». Сначала я мог с ними тренироваться, ведь играть мне было нельзя, но потом мне запретили и тренировки, потому что Национальная спортивная делегация заморозила всё вплоть до вынесения решения по этому делу.

Они заключили, что я должен буду год поиграть в обеих командах. Это был такой политический просчёт, что никто в это не поверил. Я должен был приехать в Мадрид, но возвращаться в Барселону мне уже не хотелось. Прежде, чем это произошло бы, я бы сел на корабль и уплыл в Буэнос-Айрес. Это в голове не укладывалось, я стал бы полным придурком в футбольном мире, если бы согласился на это». [История трансфера Ди Стефано]
 
7. Три дня в плену в Каракасе

«Это произошло ранним утром 26 августа 1963 года. «Реал Мадрид» был в туре по Венесуэле, мы остановились в отеле «Потомак» в Каракасе. Они поднялись в номер и представились полицией. Показали значок. Их было трое или четверо. Они посадили меня в машину и сказали, что это похищение. Мне завязали глаза. Не более часа мы пробыли в какой-то квартире. Потом меня в грузовике увезли на ферму».

«Мне дали сок и две пачки сигарет. И снова в машину. Привезли меня в квартиру, которая, судя по шуму, должна была находиться где-то в центре города. Меня заперли в крошечной комнате, без кровати. Рядом всегда был мужчина, который охранял меня, днём и ночью. Он засыпал, и мне приходилось будить его и говорить: «Кто из нас кого сторожит, Вы или я?». В первую ночь пришли ещё трое с автоматами. Я не спал. Я садился и убивал время, глядя на белые ботинки. Думал, что они собираются расправиться со мной, что они собираются убить меня. Моя голова сдалась раньше моего тела, я думал о том, что они могут выстрелить в любой момент. Мы находились на первом этаже и у меня было искушение выскочить из окна. Три дня, семьдесят часов я провёл взаперти. Они хорошо обращались со мной. Говорили, что студенты. Уже потом я понял, что они были из Фронта Национального Освобожения. Я играл в шашки, шахматы. Мне включали радио. Давали читать газеты. Они мне даже предлагали паэлью, но я ел только хот-доги. От страха у меня сжимался желудок.

На утро третьего дня я понял, что меня освободят. Я переоделся, мне дали шляпу, чтобы меня не узнали. Попросил, чтобы меня высадили недалеко от Посольства Испании, и там взял такси. Я пообещал, что никогда не скажу ничего против них. Когда я пришёл в Посольство, то увидел табличку: «Открыто с 10 до 2». Было 2.15. Я держал палец на звонке, пока мне не открыли».

8. Кубок Европы и футбол, каким он был раньше

«Когда появился Кубок Европы, все думали, что это будет какой-нибудь турнир «chichinabo» (примеч. — незначительный), а вышло наоборот. «Мадрид» заявил о себе миру благодаря Кубку Европы. Мы раскрыли своё величие. Завоевали Европу и мир, потому что все хотели видеть «Реал Мадрид». Тот Кубок Европы был настоящим, «Кубок чемпионов», как говорят итальянцы. Лига Чемпионов – это не подлинный Кубок Европы. Четвёртый в национальном чемпионате может выиграть Лигу Чемпионов. Тренеры сейчас говорят: «Посмотрим, выйдем ли мы четвёртыми»…

Всё построено на тактике. Раньше мы играли схемой 5-5. Вместе атаковали и вместе защищались. Тактика была такая: вперед и назад, бег, скорость, движение. Одинадцатый номер был первым, кто защищался, а номер один – первым, кто атаковал. Сейчас некоторые прячутся за номерами. Имею в виду нападение и говорю о тех, чьи защитные действия заканчиваются игрой головой при подаче угловых. Раньше было пять дополнительных защитников: Копа-Риал-Ди Стефано-Пушкаш-Хенто».

9. Трофеи и титулы

 Ему не хватило только участия в Мундиале. Он был с Испанией на Чемпионате Мира в Чили в 62-м, но травма не позволила ему сыграть. Это всё трофеи Альфредо Ди Стефано:

— 1 Копа Америка (47)
— 5 Кубков Европы (1956, 57, 58, 59 и 60).
 — 8 Чемпионатов Испании (54, 55, 57, 58, 61, 62, 63 и 64).
— 1 Интерконтинентальный Кубок (60).
— 1 Кубок Испании (62).
— 2 Копа Латина (1955 y 57)
— 2 Чемпион Аргентины («Ривер Плейт» 45 и 47).
— 3 Чемпион Колумбии («Мильонариос»1949, 51 и 53).
— 1 Кубок Колумбии (53)
— 5 раз становился лучшим бомбардиром Ла Лиги (1954, 56, 57, 58 и 59).
— 1 лучший бомбардир Аргентины (47), 27 голов.
— 2 лучший бомбардир Колумбии (1951 -31- и 52 -19-).
— 2 Золотых Мяча (1957 и 59).
— 6 матчей за сб. Аргентины (7 голов).
— 31 матчей за сб. Испании (23 гола).

Тренерские заслуги:

— 1 Чемпион Испании («Валенсия», 1971).
— 1 Рекопа («Валенсия» 80).
— 1 Кубок обладателей Кубков (81).
— 2 Чемпион Аргентины («Бока», 70, «Ривер», 81).
— 1 Суперкубок ( «Реал Мадрид», 90).

10. Операция на сердце

«Это произошло в декабре 2005. Я отправился в Валенсию провести Рождественские праздники с одной из моих дочерей. У меня никогда не было проблем с сердцем. Со всем, чем угодно, но не с сердцем. Соль, сахар, уксус, мёд, но «бобо» (прим. – тихоня) никогда меня не беспокоил. Я зову сердце «бобо», потому, что оно работает постоянно, но никогда ничего не говорит. Даже медицинский осмотр, пройденный мной за несколько дней до этого, не выявил никаких проблем с сердцем. О той ночи я помню, что я уходил, я уходил, и крепко вцепился в зятя, который первый подошёл к кровати. Сказал ему, что я умираю, что я ухожу навсегда. Мне стало плохо и больше я ничего не помню, мне казалось, что стены шатаются.

Я не помню почти ничего и из того, что происходило весь следующий месяц. У меня были ужасные ночные кошмары. Помню отрывками. Однажды очаровательная медсестра, ухаживающая за мной, которая к тому же присутствовала на операции, сказала мне, что ни моя жена, ни кто-либо другой, не держали моё сердце в руках, что единственная, кто это делал, была она. Только при мысли об этом мне становится плохо. Сердце выпадает из её рук и летит к чёртовой матери на пол!»

11. Футбол – командная игра

«Я устал повторять, и никто мне не верит, что команда – это самое главное в футболе. Один в поле не воин. Я вам говорю. Один против одиннадцати… Это сумасшествие. Команда – это не один игрок, команда – это президент, руководители, тренер, футболисты. В «Мадрид» пришёл не только Ди Стефано, пришёл Риал, Сантамария, Маркитос, Копа, Хенто, и поднялись они с нижних дивизионов. Всё, что мы выиграли, и даже индивидуальные трофеи, которые у меня есть, Золотые мячи или «Пичичи», я завоёвывал потом на своём лбу и потом остальных. Мы играли, чтобы вместе побеждать. Глянец фотографий не позволялся никому. Нам хотелось «бумажек», денег. А если мы не выигрывали — то ничего и не зарабатывали. Мы были скромной командой, с сильным характером и нравом. Бернабеу опережал свою эпоху».

Источник: Abc.es, Автор: Энрике Ортего. Перевод: Nerviosa, Real-Madrid.ru

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: