[dropcap]З[/dropcap]а деньги можно купить качество. Качество в футболе, в основном, определяется индивидуальными действиями игрока, которые можно измерять статистикой. Количество забитых голов, количество голевых передач, количество передач всего, отборов мяча; список можно продолжать.

В то время как аналитика в футболе продолжает осваивать все более продвинутые и детальные способы измерения и интерпретации этих данных, все больше вопросов можно задавать о действиях игрока, а впоследствии, о его вкладе в игру. Какой у нападающего показатель xG («expected goals»)? Какой процент перехватов этого полузащитника преобразован в контратаки? Это те вопросы, которые задают тренерские штабы во всем мире (или должны задавать). И эти хорошие вопросы приведут к тому, что ответы на них существенно повлияют на стоимость игрока, оправдают вложенные в него деньги. Ведь за деньги можно купить качество, верно?

Проблема в том, что в современной интерпретации игры в футбол, мы слишком много внимания уделяем собственно мячу. Эти метрики основаны исключительно на действиях, которые так или иначе, касаются какого-либо взаимодействия с мячом. Учитывая, что, согласно одному исследованию, лучшие игроки французской Лиги 1 владеют мячом в среднем 53,4 секунды за игру, было бы разумно вычесть их действия «без мяча», которые также ценные и влияют на результат. Ведь владение мячом 53 секунды — это всего 1% игрового времени, которое футболист проводит на поле.

Проблема, с которой аналитики, тренеры и скауты сталкиваются — в том, что в настоящее время трудно собрать данные, которые позволили бы нам измерить неуловимые действия игроков, находящихся без мяча.

Да, есть статистика «пробежал n км» или «средняя скорость» за игру одного конкретного игрока. К сожалению, без необходимого контекста эти числа могут только помочь нам понять о довольно элементарной готовности данного игрока бежать. Было бы разумно предположить, хотя, возможно и не всегда верно в действительности, что любой профессиональный футболист готов бежать.

Более ценную, чем в стиле Map my Run, статистику сложнее измерить, потому что ее сложнее увидеть. Особенно интересной для тренера, который пытается найти своего игрока, могла бы быть статистика, к примеру, процента забегов, приводящих к возвращению команде мяча. «Среднее расстояние между левым защитником и левым центральным защитником в оборонительной фазе» могло бы быть полезно для пополнения игроками, которые дисциплинированы при обороне ворот, играют компактно.

В книге «Игра чисел» Крис Андерсон и Дэвид Салли выводят формулу:

«Один забитый гол, больше, чем не забитый, 1>0, (но он не гарантирует победу или даже ничьей), но не позволить сопернику забить, более ценно, чем забить единственный гол, 0>1, (поскольку это гарантирует, как минимум, ничью)»

Это важное открытие для того, чтобы доказать важность оборонительной фазы, в которой все действия игроков в большинстве своем не входят в понятие «взаимодействие с мячом». И обычно эти действия не имеют немедленного ощутимого воздействия на восприятие игры.

Но согласно Андерсону и Салли, именно эти движения чрезвычайно важны в футболе. И сохранить свои ворота в целости более важно, чем — то, что однажды уругвайский писатель Эдуардо Галеано назвал «футбольным оргазмом», — гол.

Но трансферный рынок этого совсем не отражает. Мы ценим голы, передачи. Даже маневры и финты, которые увеличивают стоимость игрока. Это «эффект Денилсона», если хотите. Конечно, это также ценно, никто не говорит, что нет. Но дело в том, что работа без мяча не менее ценная, чем работа с мячом. Вы хотите 20 голов за сезон от нападающего, который никогда не защищается? Клубы, которые покупали игроков, как Златан Ибрагимович, с этим бы поспорили.

Игроки, как Златан, действительно привносят добавочную стоимость в атакующие действия команды. Его голевые рекорды наряду с чрезвычайно впечатляющим списком трофеев подтверждают это. У него почти беспрецедентный уровень технической подготовки, за которую платят болельщики, чтобы смотреть на его удары и финты каждые выходные. К сожалению, игроки как Златан, Месси и Роналду и любое число главных футбольных звезд совершенно недоступны — это избранная группа европейских суперклубов.

За деньги можно купить качество и качество определяется игрой с мячом. Потому тот, кто лучше других обращается с мячом, отправляется в самые богатые клубы. Выше зарплаты, лучше условия, более гламурные города и выше вероятность, что наш звездный игрок закончит свою карьеру с впечатляющим списком завоеванных трофеев и наград. Без проблем, в этом тоже есть смысл.

Сложно себе представить как в этой олигополии можно когда-либо бросить вызов богатым. Хорошие новости — существует сопротивление этой неолиберальной модели футбола — противоядие однородности команд-победителей. И хорошие новости для клубов со значительными финансовыми ограничениями и для подавляющего большинства игроков, которые только могут мечтать о мастерстве как у Лионеля, — не все заканчивается на мяче. Ну, по крайней мере, есть жизнь и за пределами владения им.

I. Реал Мадрид / Политика

Так что же? Наступило время для пролетариата, который возьмется за оружие и выйдет на улицы со своих скромных уголков и гетто, чтобы выкатить гильотину на площадь Революции? Ну, нет, конечно.

Можно действительно чувствовать непреодолимую дистанцию между болельщиками клуба и владельцами, такими как Шейх Мансур, который приехал во Францию поиграть в футбольного менеджера. Сложно отождествить себя с Нассером Аль-Хелайфи или Романом Абрамовичем, миллиардерами, промышленные империи которых разрослись едва ли не на все континенты. В то время как болельщики их клубов с трудом могут позволить себе билеты на матчи, чтобы присутствовать на фестивале апатии игроков, которые больше пекутся о собственной статистике, чем об игре.

Дистанция между фанатами и владельцами, конечно же, не нова. Несоответствия в различных modus operandi рабочих и директоров банально одинаковы вне зависимости от сферы деятельности. Конфликты интересов в пределах структур и иерархий, стимулируют самые важные из дебатов: политические.

Ведь именно политическими становятся обсуждения важности различных идеологий, присущих той или иной организации или обществу. По праву. Они являются моральным компасом, по которому идут сквозь жизненные лабиринты лицемерия и противоречий, где этические загадки подстерегают нас за каждым углом. Но что если имеет значение именно позиция относительно организации общества? Тогда лучший способ исследовать микромир общества, это исследовать его через футбол? Группа людей, связанных общей целью — выиграть игру. Как классно сказал Альберт Камю: «Все, что я знаю о морали и обязательстве, я узнал, благодаря футболу».

Главное в жизни не победа, а существование. В футболе же наоборот, — главное победа. Целью футбола является забить больше, чем соперник в отведенный период времени. Если вы к этому не стремитесь, значит, играете плохо. То, какой путь вы выбираете, чтобы достичь этого числового преимущества в счете уже другой вопрос. Вопрос, который вскоре всплывет: как вы организуете свою команду, чтобы добиться цели?

Вообще говоря, все задаются этим вопросом где-то между двумя полярными тотемами как Индивидуализм и Коллективизм. Место, где вы сидите на этой скользкой шкале, во многом определит как вы построили бы свою команду и как бы она выглядела. Будет ли это  рабочий кооператив, выстроенный по марксистским канонам, который строится на базисе эгалитаризма и равного распределения благ и богатства.. Или это будет более неолиберальное сознание, основанное на том, что процветанием и привилегией должны обладать те, кто, чтобы это не значило, способен наслаждаться ими?  А может где-то между ними?

Это, конечно, чрезмерно упрощенное отображение того, что является обширным и детальным политическим спектром. Спектр, в котором в каждом положении свои собственные ситуативные проблемы. Тем не менее, идея футбольной команды как общества с определенным политическим стилем полезна с точки зрения определения того, как она будет играть на поле.

Например, проект Галактикос «Реал Мадрида» ясно оценивает Индивидуализм как свою основу. Одержимость Флорентино Переса покупкой лучших футболистов, которых только можно купить. Успех этой затеи довольно субъективен. Но, в конце концов, они выиграли две Лиги чемпионов.

Но что нельзя оспорить — так это тот факт, что Перес жаждал качества. Его прекрасная идея была в том, чтобы заполнить каждую мадридскую футболку качественным превосходящим других футболистом и отправить ребят выступать. Отдайте мяч этим громким именам и их качество будет говорить само за себя. Как это случилось, когда Зинедин Зидан выставил свою левую ногу и отправил мяч в вечность под вечерним небом Глазго.

qtvdg

Продолжая испанским примером, антитезой к Пересовскому конвейеру игроков высшего класса стала модель, которую предпочел Пеп Гвардиола из «Барселоны». Это был Коллективный футбол — придирчиво разработанная матрица, в пределах которой игроков «Барсы» просили действовать и сотрудничать. Структуры и идеи, привлеченные в социальную организацию Гвардиолы, были еще известны как Juego de Posicion.

Чтобы понимать что этот стиль из себя представляет, важно понимать принципы игры, которую вложил Гвардиола в свою Juego de Posicion. Статья Адина Османбашича хорошее место для этого.

Методологию «Реал Мадрида» в политическом спектре посчитали бы правой. Это Индивидуализм и к нему полагается капитал для покупки самых ценных предметов потребления — вспомним наши метрики «на мяче» здесь: голы, голевые передачи, точность передач — которые сейчас доступны на рынке. Модель «Барсы» отличалась. Коллективизм модели игры Juego de Posicion был бы левым в политическом спектре. Сам Гвардиола говорил об этом в этой же терминологии: «Мы играем в левый футбол. Все делают всё».

Несмотря на это принципиальное отличие в подходе к социальной организации, модель Гвардиолы, наряду с подавляющим большинством европейских суперклубов, имеет точки соприкосновения с моделью лос бланкос. Это — потребность в качественном превосходстве для эффективного выполнения плана на игру. Потребность иметь лучших игроков, которые способны управлять мячом и потребность играть с мячом. Потребность играть так, чтобы наш друг Эдуардо Галеано назвал бы это «хорошим футболом».

II: Что такое лево и что такое право?

Клубы Европы, обедающие за стеклянным столом с ножками из красного дерева, загипнотизированы идеей играть с мячом. Но не обманывайте себя, это не признак утонченного вкуса. Это понятие устарело. Оно стало футбольной овсянкой. Имидж владельцев европейских суперклубов таков: они сидят за этим дорогим стеклянным столом с полотенцами на головах, капля арманьяка скатывается с их жирных подбородков, они смеются в ожидании неизбежного появления тележки с сыром. И пока сезон сулит новые победы, этот принцип существования остается подходящим.

Игра, основанная на эффективном владении мячом стала исключительным членским клубом, попадание в который зависит от размера вашего кошелька от Вивьен Вествуд. Путь может быть только таким: лучшие игроки с мячом являются самыми дорогими. Как может команда с маленьким (меньшим) бюджетом надеяться когда-нибудь выиграть у более богатых клубов, играя с мячом? Качественное превосходство в конце концов победит. Несомненно, существенную роль в решении футбольных матчей также играют внешние переменные, такие как сама госпожа-удача,  у любой команды всегда есть шанс победить, но за длительный промежуток времени на поверхность снова всплывут те же старые имена.

Таким образом, если практически невозможно победить более богатую команду, с значительно превосходящим бюджетом зарплат, играя с мячом, вопрос тогда: почему нужно превосходить именно в этом?

В этом месте проблема становится вопросом эстетики.

И мы снова задаемся вопросом: что такое хороший футбол? Каков тот «бренд» футбола, который «заслуживают» болельщики?

В прошлом веке большая часть знаменитых футбольных авторов, тренеров и игроков продвигали идею, что эстетически приятный футбол может быть достигнут только посредством выполнения определенных действий с мячом. Нельзя сказать, что это совсем не так. То, как «Барселона» играла с «Манчестер Юнайтед» в финале Лиги чемпионов 2011 на «Уэмбли», было поэзией в движении. Разгром сборной Италии в Киеве тоже был тщательно продуманным концертом паса выполненным оркестром маленьких ремесленников, настоящая услада для глаз. Но не ошибайтесь, у игроков, которые обладают мячом, и их приверженцев, нет исключительного права на монополию на красивый футбол.

Эта одержимость мячом и игроками, им управляющими, вела самых лучших практиков футбола к астрономическим высотам. Они одержимы этой гиперинфляцией футбола, пытаясь так пробить себе путь к успеху. Но это не красиво. Это бешеное, отчаянное поведение. Футбол — это командная игра, и должна быть таковой. В команде 11 игроков. Одиннадцать различных наборов нравов, ценностей и стремлений. Одиннадцать различных судеб, семей и друзей. Одиннадцать различных эго, менталитетов и предубеждений.

Эстетика — это единство, а не неравенство. Оркестр Ла Рохи в Киеве никогда, возможно, не звучал бы прекрасно, если бы ведущий скрипач брал больше соло. Они сотрудничают друг с другом, являются частью одного целого. Они работают по плану. Импровизации всегда будет место, но существуют коллективные принципы, которых группа должна придерживаться, чтобы достичь своего максимального потенциала. Это — «левое» отношение, о котором говорит Гвардиола. Это — «левый» футбол. Красота рождается в коллективной оценке движений команды и динамики игры, с мячом или без.

III: Исскуство (и наука) техники

В своей презентации на вебинаре «Вдохновляющее Образование Тренера», Рене Марич описывает тренировки и методику преподавания, известную как Differential Learning (DL). Это теория, которая под влиянием различных исторических исследований и идей, была популяризирована до такой степени, что получила одобрение у таких клубов, как «Барселона». Ее разработал немецкий академик Вольфганг Шеллхорн из Университета Йоханнеса Гутенбурна в Майнце.

Идеи Шеллхорна в основном касаются влияния окружающей среды на тренировки и обучение. Например, чтобы помочь игроку увеличить эффективность его выполнения аспекта «прием мяча», DL предлагает использовать вместо привычных повторений одних и тех же движений, либо целевого движения, вынудить игрока иметь дело наоборот с различными ситуативными изменениями окружающей среды, когда он выполняет это действие. Это, например, игра 5 на 5, в которой игроки должны не только выполнять различные футбольные навыки — наносить удар, отдавать и принимать передачу, — чтобы выиграть игру, но также приспособиться ко многим переменным, таким как размеры поля, количество разрешенных касаний мяча, могут быть изменены количество мячей на поле, чтобы создать «шум», с которым игрок должен выполнить желаемое действие.

Эти ‘стохастические волнения’ (Schöllhorn и др. 2009) должны усилить умственную деятельность, которую игрок должен предпринять в среде обучения. Игрок должен будет перестроить свое профессиональное выполнение так, чтобы найти решение этих проблем. Как только игрок доволен собственной интерпретацией целевого действия/движения, он будет показывать более высокий уровень исполнения в более простой и «более тихой» обстановке матча, чем игрок, который тренировался посредством изолированного повторения.

Для иллюстрации Марич сравнивает методы работы с мячом Зинедина Зидана и Лионеля Месси. Марич считает, что оба игрока распоряжаются мячом чрезвычайно эффективно, но также совершенно по-разному.  Плавные пируэты из Лебединого озера Зидана против резкого, порывистого Месси. Если вы — тренер, что вы скажете своему игроку, как вы будете учить его распоряжаться с мячом во время его изолированных повторений? Зидан или Месси?

В то время как ответ на эти вопросы становится все более сложным для тренеров, которые одобряют изолированное повторение как базовый подход к тренировкам, идеи также определяют жизненный элемент мастерства, которое существует в прагматизме элитного футбола. Техника, которой добиваются таким образом, является отдельной интерпретацией выполнения. Это субъективно, это профессионально. Это может быть красиво.

Так что, да, приятная глазу эстетика может быть в отдельных футбольных действиях, как в эмоциональном соло скрипача.  Проблема в том, что футбол, как уже было сказано, по-прежнему остается командной игрой, в которой действия индивидуума или индивидуумов, как бы это не было восхитительно красиво, не должны считаться чем-то лучшим или более удовлетворяющим, чем игра команды, охватывающая все нюансы социальных и прочих составляющих, позволяющая им работать в гармонии и унисоне. Галеано с этим может не согласиться.

IV: Лучшие хиты Арсена Венгера

 

В своем интервью для французского издания L’EQUIPE в 2015 году, тренер «Арсенала», Арсен Венгер объяснил корреспонденту журнала кто он такой: «Я — координатор того, что есть красивого в человеке. Я только путеводитель. Я позволяю другим выразить то, что есть внутри них».

Очень хорошо. Но главная проблема Венгера в том, что его команда не завоевывает трофеи. Несмотря на все финансовые и прочие вливания, несмотря на потраченное время, необходимое для того, чтобы культивировать в команде свои идеи. Венгер предпочитает покупать индивидуумов-виртуозов, способных к экстраординарному с точки зрения техники, дошлифовывая их. Но все это больше напоминает модель Барта Симпсона Вестминстерского аббатства, чем коллективно функционирующую современную футбольную команду.

В книге «Универсальность», Мэтью Уайтхауса, изменение идеологии Венгера прослеживается более десятилетия тому назад: «Арсен Венгер, будучи человеком, которому нравится опережать время, предусмотрел возрастающую потребность тренеров. С 2004 года он намеревался коренным образом изменить свой клуб по новому подобию и стилю. Возможно, он всегда смотрел в пользу увеличения количества владения мячом, создавая быстроатакующую команду. Но в тот момент стало очевидно, что Венгер стал предпочитать совсем других игроков, нежели ранее. Он сфокусировался на невысоких, техничных игроках».

Притом, Венгер, кажется всегда был обольщен хорошим футболом Галеано и многих других, основанном на мяче, на одержимых техникой фундаменталистов, которые сформировали нашу интерпретацию игры в прошлом веке. Это — озабоченность моментами индивидуального блеска. Да, эти одаренные игроки способны производить комбинации, которые могут очаровать. Замечательный гол Джека Уилшира против «Нориджа» в 2013 году — тому подтверждение:

Но это фрагменты. Мимолетные проблески, в которых живет команда Венгера. И пока ролики на Youtube бесспорно впечатляющие, положение в турнирной таблице совсем не под стать. Команда не однородна. Она не функционирует коллективно, особенно без мяча. И особенно плохо в момент перехода из атаки в оборону. Каждую фазу игры нужно формировать.

Хореография матча должна быть исчерпывающей. Венгер не дорабатывает ее до конца. Четыре известных сингла не делают альбом. Четыре возвышенных комбинации не делают красивым футбол. Венгер не смог провести ни одного впечатляющего сезона со времен «Непобедимых». И если вы спросите Алана Партриджа, какой его любимый альбом после альбома «Арсенал»-2004, то он ответил бы, конечно «The Best of Arsène Wenger».

V: Высокомерие догматики

 

В отличие от Венгера и многих других тренеров (приходит на ум Роберто Мартинес), такие тренеры, как Пеп Гвардиола, Хуанма Лильо и Пако Хемес в состоянии включить основанную на мяче идею в коллектив и структуру команды. Это может быть действительно красивый футбол. Такие команды, как «Райо Валькаено» Хемеса, «Суонси» Лаудрупа все хвалили за их коллективный подход к основанному на владении мячом футболу. Как и команды Гвардиолы, эти команды не только играют в запутанный, тщательно продуманный футбол, но они также играют с коллективным пониманием всех фаз игры.

Но у всех них есть проблемы, кроме команд Гвардиолы, — их клубы не могут себе позволить покупать лучших игроков, которые нужны для того, чтобы оставаться эффективными на самом высоком уровне. А те ребята дорогие и недоступные. И раз уж вы не обладаете должными финансовыми ресурсами, чтобы купить этих игроков, и продолжаете играть в своем стиле, то должны привыкнуть, что проигрывать вы будете чаще, чем побеждать. Или вы можете переключиться на метод, который на самом деле увеличит вероятность достижения положительного результата?

Вот в этом месте все становится противным. То, что единственная альтернатива — играть без идеи, в центре которой мяч, это на самом деле псевдоаргумент.

Великий тореадор Испании и главный в плане владения мячом в «Барселоне», Хави Эрнандес, сказал в интервью The Guardian в 2011 году: «Это хорошо, что главный ориентир для мирового футбола сейчас — «Барселона» и Испания. Потому что это атакующий футбол, это не спекуляция, мы не выжидаем. Мы давим, мы хотим владеть мячом, мы атакуем. Некоторые команды не могут или просто не пасуют. Ради чего вы тогда играете? Какой смысл? Это не футбол. Комбинируйте, пасуйте, играйте. Вот это футбол. Для меня, по крайней мере. Для тренеров, не знаю, для Хавьера Клементе и Фабио Капелло, существует другой футбол. Но это хорошо, что сейчас модель — это стиль «Барселоны», а не это».

«Я — романтик. Мне нравится то, что талант, техника, теперь ценятся выше физики. Я рад, что это — приоритет. Если бы не это, не было бы зрелища».

Но эти слова на самом деле — догматическое представление, полностью субъективное. Набожные последователи владения мячом проецируют свою веру на своего рода моральную возвышенность, которая на самом деле, просто служит для того, чтобы увековечить олигополию неолиберальной монополии богатых клубов.  Эта идеология им полностью на руку. Будьте зациклены на мяче. Продолжайте эту бесполезную попытку обыграть лучших игроков на планете на их условиях. Просто  попробуйте. Вы потерпите неудачу. Их игроки лучше, чем Ваши. Их качество выше; качество, которое измерено основанными на мяче метриками. Деньги покупают качество. Но красивые окна не делают здание красивым.

Команды, которые подходят к коллективной идее с точки зрения модели игры – это мюнхенская «Бавария», «Боруссия» Дортмунд, «Атлетико», «Лестер», «Байер» Леверкузен – они в состоянии длительное время проводить должный уровень исполнения через общее понимание механики современного футбола. И посредством практического внедрения и реализации этих принципов на поверхность выходит эстетически приятный футбол. Не только эстетически приятные атакующие моменты. Эстетически приятный футбол. Игра, во время которой игроки касаются мяча меньше одной минуты из 90 и цель которого состоит в том, чтобы победить.

Главная ошибка фундаменталистов эпохи барокко, таких как Хави, в том, что они путают игроков, способных классно играть без мяча с головорезами и простаками, когда это на самом деле очень далеко от истины.

Только время покажет, способно ли продвижение футбольной аналитики привести к преобразованию того, к чему привыкли в оценке качества игроков. Целые комплекты со встроенными системами слежения уже опробованы и как только позиционные, упреждающие и реактивные движения экспертов по оборонительной фазе, таких как Диего Годин, будут понятны более широкому кругу, тогда возможно, их соответствующие качества будут более полно цениться.

Уже начинают появляться признаки этого. Начинают появляться новые команды, которые далеки от понимания футбольного барокко, которые полностью отклоняют эту идеологию, формируя новое лицо игры на десятилетия вперед.

VI: Брутальный Чоло Симеоне

«Атлетико» Мадрид Диего «Чоло» Симеоне — это команда, разработанная, чтобы выполнить главную цель футбола: побеждать. Разработанная, чтобы победить с максимальным использованием всех возможностей имеющегося материала (игроков), что есть в расположении тренера. Построенная так, чтобы максимизировать вероятность победы и минимизировать при этом затраты, без излишеств.

В рамках модели игры Симеоне нет никакого новшества на самом деле. Его команда основана на принципах игры «Милана» Арриго Сакки: на движении коллектива без мяча, против мяча, против соперника, против пространства и во взаимодействии с партнером по команде. Управление расстояниями между соперниками, и игра задушена, поскольку их связи отключены.

«Атлетико» стремится управлять обороняющейся фазой игры, сдавая владение мячом в пользу пространственной компактности; и вертикально, и горизонтально.

Непосредственно после восстановления мяча они надеются атаковать; поймать противника, все еще спящего вокруг своего походного костра. Если путь к голу заблокирован, игроки «Атлетико» могут играть с мячом, если они должны, переключаясь на открытую игру, чтобы создать пространство для паса вперед. Всегда пас вперед. В конце концов, гол — это дело ног нападающих. Если пас вперед не находит выдвинутого вперед товарища по команде, нет проблем. Команда Симеоне тренируется, чтобы реагировать коллективно на момент отрицательного перехода. Она тренируется перемещаться больше как облако скворцов, или возможно роиться как стая пираний, изменяя направление мгновенно по отношению к противнику, чтобы затопить пространство, в котором соперник может работать. Это — модель, невозмутимая в ее поиске пространства, и ее движение идеально.

Слишком часто команды, которые используют такие идеи, обзывают трудолюбивыми и (или) агрессивными.  Это столь же уничижительно, как прозвище, которое Диего Симеоне, кажется, носит иронически, как значок чести (прим. — «Чоло» — означает «деревенщина, сын индейца и европейки»).

Эти принципы игры без мяча придирчиво обусловлены в окружающей среде, которая оценивает коллективные действия по отдельной методологии мяча. Они знают, как двигаться в потоке игры и против противника.  Сидеть в том, что борцы называют ‘карманом’ и ждать момента для нокаута. Это — интеллектуальный футбол. Это — красивый футбол. Эстетика, прежде всего, образуется действиями коллектива, как и должна в любом командном виде спорта. Да, это совсем другой футбол, чем барокко Гвардиолы.  Коллектив Симеоне более брутален.

Всё это выступает против догмы владения мячом и богатства, в котором живут переоцененные мячом центральные полузащитники и нападающие.  Несомненно, как мы видели, существует изобилие красоты и зрелища в конце спектра под названием «барокко». Но есть другая, более темная красота, которая также присутствует в других секторах этого спектра. Независимо от того, чего смогут еще добиться «Атлетико» Симеоне, «Лестер» Раньери или «Байер» Шмидта — их нужно помнить как примеры действительно красивого футбола. Чистого футбола. Да, существенно отличающегося от футбола таких теоретиков, как Йохан Кройфф или Лильо, но этот стиль достоен своего существования.

Это альтернатива против денег, которые обожествляют техническое превосходство. Это вызов предвзятому мнению, что в хороший футбол можно играть только владея мячом. Это противоядие индивидуалистическим идеологиям, которые покрывают богачи. Это отклонение от понятия, что деньги покупают качество. Умнее, чем это. Иной способ играть, иной способ победить. Более тщательная оценка, глубокая конструкция игры. И это ужасно?

Возможно, лучше всего скажет об этом Лютер Ингрэм в своем хите 1972 года: «Если любить тебя неправильно, я не хочу быть правым».

VII: После всех аргументов

При помощи матрицы, включающей эти две скользящих шкалы, обсужденных ранее, Индивидуалисты против Коллектива; и Барокко против Брутальности, можно установить, где определенные клубы и тренеры располагаются на идеологическом спектре. Конечно, это элементарное и субъективное само по себе обсуждение, поскольку нет никаких метрик для определения.

Тем не менее, оценивая соответствующие модели игры различных тренеров в пределах этой терминологии, можно рассеять давнишний миф, что позиция морального превосходства с точки зрения эстетики — за любителями барокко. Нет, конечно, никакой такой позиции морального превосходства. Красота в глазах болельщика может быть в разном, и это нужно помнить, когда мы, тренеры, оцениваем жизнеспособность каждого компонента любой предполагаемой модели игры. Каковы наши ресурсы? Какова наша среда? Лучший путь к победе?

Где вы в барочной или брутальной стороне спектра эстетики, в общем, целиком и полностью ваше личное дело.

Источник
Thesefootballtimes.co
  • andrjuxa

    У-ухх… Гурманская пища для эстетствующего ума или жратва для простого, «крестьянского» рефлексизма?
    На самом деле — нет явных «спектров эстетики» в современном, преобладающем фастфуде современного же Футбола. Скорее — есть шведский стол/те самые KFC и т.п., … и изысканно-снобские, ресторанно-кафешные малюсенькие столики на двоих (троих-пятерых?). Разница? И огромна, и ничтожна: сермяжный шмат ливерной колбасы со вчерашним ржаным хлебом — «жратва»? А авторские изыски в виде креветок с пармезаном в Marinara, с которым можно проглотить и столетние ржавые гвозди — это Нектар Олимпа?! Вряд ли, правда? Похлёбка из сардин с перловкой судного дня и …»нектар» — суть одно и то же. Насыщение чрева.
    В нашем случае — пресыщение vs судороги голодного до Зрелища болельщицкого (глорского?) глаза.
    Нет Футбола для бедных или богатых. Не было, но и сейчас нет. Бедные — есть. Богатые — имеются. Но дифференса спорта, как Явления — нет. КАК «бедные» и КАК — богатые видят Футбол(любой иной вид Спорта) — зависит от количества (качества?) тараканов. И на кухнях, и в головах. А, ну да: от количества и «качества» свистков/критиков и «крититков» — несомненно тоже.)

  • andrjuxa

    Собственно, понятие «хороший/плохой» Футбол — это сила (или слабость) воображения зрителя. Независимо от уровня его познаний в этой игре.
    Точка зрения «адекватных» специалистов, точка зрения «кошельков», хозяев клубов — вторична. Первична лишь степень их вклада в Зрелище. Но «вклад» и «взгляд» — нередко полярны.
    Для ведомой же психики чрезвычайно внушаемой части болельщиков — не имеет значения ни вклад, ни взгляд : ведОмость неизлечима.)

  • andrjuxa

    Огромное спасибо, Vincenzo.

  • Зидан и другие (более древние) адепты футбола 20 века часто говорят, что раньше футбол был более техничным и менее «физическим». Это вполне справедливо для мира, в котором главное — яркий индивидуализм, техническое совершенство и превосходство. Когда воспитывается лидер, сверхфутболист.

    Многие говорят, что сейчас этого нет, не хватает сильных игроков, индивидуальностей, которые тащат в одиночку свои команды и сборные. Что нет альтернативы до сих пор Криштиану Роналду и Месси. В то время, как раньше альтернатив было полно.

    Не потому ли, что футбол эволюционировал от силы одного к силе всех, усредняя в целом великолепие каждого, но и не создавая суперзвезд среди равных? В команде Симеоне любого игрока можно заменить. Уходил Агуэро, пришел Фалькао, уходил Фалькао, пришел Диего Коста, ушел Коста, появился Торрес, Гризманн. Люди меняются, лицо команды сохраняется, даже уровень, довольно высокий, неизмененно тот. Из хромого и бездомного сделать нужного и полезного, назначив ему роль, которой он должен следовать.

    В чем-то я нахожу перекликающиеся ноты этого материала с этими вот размышлениями. Было интересно увидеть этот вопрос скозь призму — «умение работать с мячом и его метрики» и «умение работать без мяча и его метрики».

  • Спасибо за Лобановского! Очень в тему! И очень!

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: