«Вы сегодня не выходите тренироваться», сказал ему тренер «Боки» Альфио Басиле, «идет дождь и вы переохладитесь». 

Вот так заботился о Фернандо Гаго, «el Coco» Басиле холодным днем 2006-го года. Тогда парню было 19 лет, и он пользовался репутацией вундеркинда аргентинского футбола. Все о нем заботились. Все считали его полузащитником-поэтом. Его первым поклонником стал сам Диего Марадона, который подарил ему свою серьгу с бриллиантом. Серьгу, которую он больше никогда не снимал. Гаго и не мечтал о лучшем посвящении. Тогда он и не подозревал, что три года спустя он уйдет с поля обеспокоенным, волоча от бессилия бутсы, в коридоре Бернабеу. Беспокоясь о своей дальнейшей карьере.

В прошлое воскресенье, пока свист еще раздавался эхом у него внутри, Фернандо Гаго думал о том, что благосклонность сменяется на гнев с поразительной скоростью. В течение трех лет, он со снисходительностью наблюдал за тем, как грозный и всегда требовательный «Бернабеу» запугивал других. Но внезапно, в день матча против «Хереса», подчиняясь новому импульсу, группа болельщиков решила выплеснуть на него свое суммарное негодование.

Никто не видел смягчающие обстоятельства. Никто не взглянул на то, что Гаго провел почти 4 месяца без того, чтобы быть игроком основного состава, что он не играл во время предсезонки, не мог длительное время из-за травмы тренироваться с новыми партнерами, и в день, когда ему дали «зеленый свет», и он наконец-таки попал в стартовый состав, он и Ласс были единственными чистыми полузащитниками «Реала», который играл по схеме 4-2-4. «Херес» просто использовал свое численное преимущество в центре, и Гаго не было легко. Ласс также совершал ошибки. Но публика ждала именно его с мачете критики в руках.

«У меня была травма, которая осложнила мне работу в предсезонке», сокрушался игрок, когда уже ушел с поля. «Если ты отдаешь неточно три паса подряд, то логично, что тебя освистают. Болельщики у «Мадрида» очень требовательные». 

Он давал объяснения у микрофонов почти полчаса. Терзаемый рядом неприятных мыслей. Боялся, что матч, который он провалил, поставит крест на его карьере навсегда. Думал о необходимости практики, и в большем количестве возможностей, которые бы дал ему этот сезон, судя по серьезному усилению состава, и главное — попытке его сбалансировать. Он предположил, что если Аргентина пройдет на Мундиаль, Марадона может его туда и не позвать.

Гаго нуждался в том, чтобы показать себя и травма Хаби Алонсо, который все еще будет отсутствовать до следующих выходных, предоставит ему шанс. После прибытия Флорентино Переса на пост президента, Гаго обнаружил беспокоящие его симптомы. Он чувствовал себя невостребованным тренером, Мануэлем Пеллегрини. Огорчился, когда после трех лет борьбы, усилия, клуб оплатил ему тем, что посадил на скамью запасных, без возможности себя проявить. Хорхе Вальдано, генеральный директор, встретился с ним и довел до сведения, что прибытие Хаби Алонсо предполагает, что он отправится в запас.

В воскресенье он должен был выйти, чтобы показать чего он стоит, но стал жертвой душевного волнения. Он потерял мяч первый раз, и начал слышать неодобрительный гул. Он потерял другой, и услышал свист. Перед перерывом он придержал мяч и отдал его назад Альбиолю, и стадион это осудил. Тысячи болельщиков начали свистеть. Альбиоль вернул его ему, и Гаго повел себя так нервно, пытаясь обыграться с Рамосом, что отдал мяч выскочившему сопернику.

Если и была жертва в схеме, которую предложил Пеллегрини в матче против «Хереса», то это был Гаго. 4-2-4 позволяет Раулю обыгрываться  Кака, Криштиану и Бензема, но наказывает полузащитников. Прежде всего когда им не хватает скорости принятия решений. Как любому игроку, который долгое время без игровой практики. Как Гаго.

Против «Хереса» полузащитник допускал ошибки в ситуациях, из которых раньше выходил с легкостью. Он неловко отдавал мяч, и от случая к случаю терял позицию, преследуя навязчиво адресата его передач. Гаго говорит что это тянется за ним со времен «Боки», когда его партнеры, которые окружали его — Билос, Баталья, Скьяви и Круповьеса — не могли без поддержки сзади. В матче с «Хересом» его сомнения и переживания относительно всего слились вместе со свистом. Но он не прекратил борьбу, не сдался. Даже в моменты наибольшей тревоги он не перестал предлагать себя партнерам, и не стал прятаться. Если и есть что-то, что охарактеризовало бы Гаго с тех пор, как он прибыл в Мадрид, в январе 2007-го, так это дисциплина и его характер бойца.

Гаго был настолько послушным и дисциплинированным, что позволил затянуть себя в область, которую он не контролировал и не обладал достаточными навыками. Он пришел вооруженный несомненным классом и чувством паса, но в Мадриде востребованы были исполнители на несколько иную позицию. Экс-тренер, Фабио Капелло, приказал ему отдавать предпочтения защите. И если он хотел играть, то он вынужден был играть на позиции опорного полузащитника в паре с Маамаду Диарра. Позже, Габриэль Хайнце, его наставник в штатском, часто играл на него, и давал ему уроки тактической строгости. А ведь «Боке» Гаго играл роль свободного нейтрона, в центре полузащиты, практически под нападающими.

Гаго никогда не играл больше так, как во времена своих выступлений за «Боку». Можно сказать, что в Мадриде, со свистом или без, он переживает депрессию. Как будто тоскует по тому дождю 2006-го.

По материалам Elpais.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: