Один из полуфиналов Кубка 1968 года, в котором встречались «Атлетико» Мадрид и «Барса», был крайне скандальным. После первого матча на «Кальдероне» «Атлетико» остался очень недовольным, поскольку считал, что в ворота «Барсы» не назначили два очевидных пенальти. Как бы там ни было, но «Атлетико» победил со счетом 1-0, и исход противостояния должен был решиться в ответном матче. Встреча в Барселоне, где хозяева вели в счете 2-1, плавно переходила в дополнительное время, однако Риго, арбитр матча, добавил, по мнению «Атлетико», слишком много времени, и Сальдуа забил, сделав счет 3-1. «Барса» вышла в финал. «Атлетико» вернулся домой в ярости, а мадридская пресса создала широкий резонанс после матча.

Выяснилось, что оба матча, первый и ответный, судил балеарский арбитр Риго. Тот самый, который работал на двух матчах 1/4 финала между «Барсой» и «Атлетиком», вызвав также негодование в Бильбао. Тот самый, который судил 11 из 30 матчей «Барсы» в чемпионате, причем с частыми жалобами соперников «сине-гранатовых». Посреди споров и скандалов стало известно назначение этого же Риго на финал Кубка, в котором «Барса» играла против… «Реал Мадрида»!

Что еще надо! На волне гнева «атлетикос» поднялись негодование и протесты мадридистов, которые подозревали, что Риго — арбитр, выражавший интересы «Барсы». К дополнительным трудностям стало известно, что временной промежуток между полуфиналами и финалом был дольше обычного, 12 дней. Финал отложили до 11 июля в связи с плотным рабочим графиком Франко. Удивительным было то, что у Франко, которого мы столько раз видели за охотой и рыбалкой (лососи в Астурии или тунец из Асора), был такой сложный график. Но в этот раз расписание было забитым, и напряженное ожидание затянулось.

«Мадрид» потребовал у Федерации сменить арбитра, но в Федерации не пожелали. В действительности, обычаем того времени было назначение арбитров, предварительно сравнивая позиции, которые они занимали в рейтинге соперников. После каждого матча оба клуба давали оценку арбитру в виде баллов. На каждый матч искали лучший вариант в списках обоих команд. Для «Барсы» Риго был первый в рейтинге арбитров, а для «Мадрида» — второй (до финала, естественно). Первым арбитром для мадридистов был Ортис де Мендибиль, который не устраивал «сине-гранатовых» после засчитанного гола Велосо в добавленное время в матче 1966 года между «Мадридом» и «Барселоной».

Тогда они оба были модными арбитрами, и в спорных эпизодах делали все возможное, чтобы угодить тому или иному гранду. Поэтому они и находились на вершине рейтингов и «Барселоны», и «Реал Мадрида» и обслуживали их матчи довольно часто, что и принесло им популярность. Но когда оба гранда встречались между собой, то приходилось выбирать… И в данном случае Риго оставили арбитром финала Кубка несмотря на все протесты «Мадрида». В течение всех 12 дней эта тема была притчей во языцах. В свою очередь, «Барса» жаловалась на то, что финал проходил на «Бернабеу», а Федерация мотивировала тем, что это было «нейтральное поле». В ценах на билеты привилегий ни у кого не было. Зато была привилегия для окрестностей. Поездка из Барселоны в Мадрид стоила хороших денег, и тогда подобное путешествие не было таким же легким и обычным делом, как сейчас. Для пущей издевки, 11 июля того года, день, который нашли свободным в напряженном рабочем графике Каудильо, был четверг, рабочий день. Для болельщиков «Барселоны» попасть на матч было крайне затруднительно.

«Мадрид» подошел к этому матчу в ранге чемпиона Испании, но с тремя двойными потерями. Были травмированы латераль Кальпе и его запасной, Гонсалес;  атакующий полузащитник Веласкес и его запасной, Феликс Руис; левый полузащитник Хенто и его запасной, Буэно. Кроме того, нападающий Велосо. Муньос перекроил состав, как смог: Бетанкорт, Сунсунеги, Санчис, Пирри, Соко, Серена, Амансио, Гроссо, Хосе Луис и Мигель Перес. Последнего удалось заявить на матч и отсрочить его службу в армии благодаря особенному разрешению. Клуб попытался сделать то же самое и с атакующим полузащитником Де Диего, но не удалось. «Барса» вышла в своем лучшем составе: Садурни, Торрес, Гальего, Эладио, Фусте, Сабальда, Рифе, Переда, Мендоса, Сальдуа и Решак, молодой кантерано, которого выпустили в последний момент вместо нападающего Оливероса.

Сто тысяч зрителей, и подавляющее большинство — мадридисты. В почетном ложе сплошь знаменитости рядом с президентами клуба, Сантьяго Бернабеу и Нарсисом де Каррерас. Для «Мадрида» матч начался неудачно: прострел с левого фланга, и Сунсунеги в неудачной попытке отбить мяч переправил его в дальний от Бетанкорта угол. Гол. «Барса» начала окапываться у своих ворот, а «Мадрид» — атаковать. Подобное начало расстроило мадридскую публику. На трибунах появились первые признаки гнева, когда Переда, подняв высоко ногу, ударил Хосе Луиса, который некоторое время лежал на газоне не двигаясь. Дальше — больше, чуть погодя Серена продвигался по флангу, Риго свистнул, потому что мяч ушел за боковую линию, но Серена продолжил атаку, а Гальего без особой необходимости, поскольку развития атаки не было, грубо сбил его.  На поле полетели первые бутылки. Еще через некоторое время тот же Гальего сбил Пирри, который с травмой остался лежать на газоне. И вновь реакция трибун выразилась в полетевших на Гальего бутылках. Восемь минут Пирри был вне игры, вернулся на поле с вывихом ключицы. Однако несмотря на дискомфорт и боль, мешавшие ему нормально бегать и участвовать в игровых эпизодах, он доиграл матч до конца.

«Мадрид» атаковал и атаковал. Блистал Амансио, блистал и Садурни. Наступил перерыв. Через 12 минут после возобновления матча разразился бедлан. По центру Серена ворвался в штрафную «Барсы» и упал после подката Эладио. Риго не остановил игру. Дождь из бутылок был ужасающим, такого раньше никто никогда не видел. Можно было увидеть, как бросали на поле разные предметы, однако бутылки — никогда. Стеклянные бутылки разного объема, из-под пива, «Кока-Колы» или «Фанты». Если бы бутылка попала в кого-нибудь на поле, то это могло быть очень опасно для здоровья и даже жизни. В общем, когда какой-то невежда бросал бутылку, то его соседи, конечно же, осуждали его. Однако эти люди рисковали тем, что при выходе со стадиона их могли задержать.

Чуть позже трения между Торресом и Амансио спровоцировали еще один ужасный ливень из бутылок, и уже сами игроки «Мадрида» просили трибуны успокоиться. Садурни решил провести остаток матча, когда игры возле его штрафной площадки не было, внутри ворот, надеясь, что сетка защитит его, потому что некоторые бросали бутылки, стараясь попасть именно в него. На любом участке поля любой фол игрока «Барселоны» рядом с флангом оспаривался дождем из бутылок. Садурни вопреки всему провел великий матч, продемонстрировав к тому же образцовое присутствие духа. Также достойно внимания и все усилие «Мадрида» несмотря на большие потери и травмированного Пирри. Матч так и завершился со счетом 0-1, а единственным забитым мячом стал автогол Сунсунеги. Когда Сальдуа принял Кубок из рук Франко, стадион в едином порыве прокричал: «Риго — чемпион!». «Барса» покинула поле под ливнем бутылок.

В почетном ложе, как рассказывали в Барселоне, сеньора де Камило Алонсо Вега, супруга премьер-министра, была очень расстроена. Она сказала Бернабеу: «Какое несчастье, мы проиграли!». Муж упрекнул ее: «Поздравь президента «Барселоны». Она повернулась к сеньору де Каррерасу: «Ах, да, простите! Поздравляю. Потому что Каталония также — Испания, не правда ли?». На что Нарсис де Каррерас ответил: «Señora, no fotem».

«Барса» уехала со своим Кубком, однако взрыв негодования остался. Заслуживал «Мадрид» наказания? Федерация не стала применять санкции, потому что посчитала, что это она организовала матч, а не «Мадрид». Это спровоцировало бурю негодования в стане кулес. Однако перед началом следующего сезона в Примере Федерация издала закон, запрещавший продажу товара в стеклянной таре на стадионах. С этого времени торговец должен был предварительно разлить свой товар в пластиковые стаканчики. Это становилось причиной больших очередей, шума и заторов в проходах. Данный закон сделал так, что все болельщики Испании в определенной степени платили за галдеж и шум.

Что касается Риго, то его судейство не прошло не замеченным. Девять клубов отказались от его услуг. В 1975 году Федерация, которую тогда возглавлял Порта, посчитала его связанным с делом продажных арбитров, во главе которых стоял некий Антонио Камачо, который преположительно предлагал арбитрам продавать матчи. Некоторые подробности этого дела были приоткрыты, но официальных санкций не последовало. Просто арбитров отстранили от судейства. Риго также пострадал, хотя его причастность к продажным матчам не была доказана. Для «Барсы» отстранение Риго стало еще одним симптомом мощи «Мадрида». Для «Мадрида» его назначение на финал было невиданной уступкой «Барсе». Сейчас Риго время от времени дает интервью. Он говорит, что он не был ни барселонистой, ни антимадридистой до того злополучного финала, но после того дня он стал в некотором роде и первым, и вторым.

 

Источник: Рубрика Альфредо Реланьо Memorias en Blanco e Negro

 

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: