• 0

  • 56

Финал Йохана Кройффа

10 июля 2010, 10:32

Легендарный голландец признает, что он ближе к Красной Фурии, символизирующей совершенство игры, олицетворением которой он был в 70-х г.г. в своей сборной и в «Барселоне», нежели к «оранжевым», от которых он все больше и больше отдаляется.

Еще в начале Чемпионата Мира Йохан Круифф надеялся, что Испания победит с чисто футбольной точки зрения, а у Голландии все получится. Что ж, оба его желания исполнились, словно для славы «Пророка»; и на пол-пути в ЮАР из своего дома в «Эль Мантанья» он успел даже сложить с себя полномочия почетного президента «Барселоны». Ему не нужны никакие знаки отличия или аккредитация, чтобы его узнали как одну из самых значимых личностей в футболе. Ему даже не было необходимости выигрывать Кубок Мира, чтобы его считали одним из самых легендарных чемпионов в истории футбола, потому как величие не всегда надо мерить завоеванными трофеями, а иногда достаточно влияние, которое создает определенные правила понимания игры. Это больше, чем финал Круиффа; воскресный матч в Йоханнесбурге предполагает особенно триумф круиффизма, как всеобщей религии.

«За кого я?» — спрашивает сам себя Круифф в своей статье в газете «Эль Периодико» и тут же отвечает: «Я голландец, но предпочитаю футбол, в который играет Испания». Драма Круиффа — это то, что он ближе к испанской команде, чем к голландской, потому что Красная Фурия символизирует превосходство игры, которую он сам представлял в своей сборной в 70-х г.г. и которая точно отражена в «Барселоне», и в то же самое время «оранжевые» своим футболом все больше и больше отдаляют его. Пункт отправления начался еще в Голландии 1974 года. Круифф никогда не поднимал над головой Кубок Мира, также этого не сделала и сборная Венгрии 1954 года. Однако обе эти команды завоевали любовь и признание окружающих, чем никогда не обладали коронованные сборные, за исключением только Бразилии. Какие бы футболисты ни защищали цвета «Канариньи» на тот или иной момент, она всегда будет заложницей влияния, которое вызвало ее феерическое выступление на Чемпионате Мира 1970 года в Мексике, когда она играла с 5 нападающими в основе: Жаирзинью, Жерсоном, Тостао, Пеле и Ривелино.

Круиффу все равно, что футбол задолжал Кубок Мира Голландии. Иногда происходило так, что многие маленькие команды так и не завоевывали заветных кубков. «Пятерка Стервятника» никогда не побеждала в Кубке Европейских Чемпионов, однако их футбольный след по-особенному добросердечно принят всем испанским футболом. Еще более важным было влияние «команды-мечты» Круиффа. Нынешний успех испанского футбола, а также сборной, несомненно объясняется феноменами, происходившими в 80-х г.г. в «Мадриде» и в 90-х г.г. в «Барселоне». Они никогда не принадлежали отдельным личностям, а только коллективам. Вы никогда не узнаете эти феномены по имени отдельного тренера и футболиста или по чеку на предъявителя; потомки их узнают благодаря сплоченному и полному духу, уважительному к законам футбола, принимающего во внимание прежде всего команду, а не индивидуальности. Вот какая разница между Диего Армандо Марадоной и Круиффом. Оба оказали влияние на футбол, но совершенно по-разному.

Сегодняшняя Красная Фурия пропитана духом Круиффа и эстетикой «Барселоны», а также она обладает узнаваемыми чертами бойцовского духа «Мадрида», испанского стиля на всю жизнь, кроме того, она остается чувствительной к последним веяниям современного футбола. Обращение с мячом Хави, цепкость Рамоса, голевое чутье Вильи, широта диапазона Хаби Алонсо или естественность Капдевилы прекрасно дополняют друг друга и создают многонациональный ансамбль, который играет мячом «Барсы». Футбол в сборной принадлежит «сине-гранатовым», администрация — на плечах мадридизма, а президент — баск. И теперь большинство болельщиков считает себя неотделимой частью своей сборной, где спор клубов заменили на осознание принадлежности к игре. Сейчас нет места ярости, а только атаке без комплексов, вызывающей восхищение соперников и представляющей собой серию ценностей.

Испания не допускает персонализма ни в каком его проявлении и не позволяет культа эгоизма. В начале чемпионата аргентинская пресса писала: «Испании не хватает Месси». Сегодня, за два дня до его окончания, слышится: «Аргентине не хватало Хави». Победы не имеют хозяина, не несут автограф тренера. Висенте Дель Боске не хочет быть похожим на Жозе Моуринью и избегает каких-либо сравнений с Арагонесом.

В испанской сборной нет места индивидуализму. Отдельные личности не приветствуются ни на поле, ни в кабинетах, ни в залах для пресс-конференции. Идея сдержанности или, если угодно, банальности навязывается журналистам на расстоянии. Касильяс ассоциируется с сэйвами, а не со своими отношениями с Сарой Карбонеро.

Кроме того, запрещается всякий, зачастую поверхностный, политический интерес, и уже не задаются вопросы игрокам о цветах флагов их провинций, каталонских или баскских, и уже никто не следит, как себя ведут футболисты, когда звучит национальный гимн.

Также никто не ведет торги, никого не покупают и не продают, здесь только играют. Сам футбол как ценность неприкосновенен, в который много людей сделали большой вклад, особенно последователи Круиффа и «Заводного апельсина». Например, Луи Ван Гаал также присутствует в таких сборных, как немецкой или голландской. Пеп Гвардиола, ярый круиффист, — лучший ученик в продвижении игры голландца. Доказательством служат Бускетс и Педро, два футболиста, которые еще два года назад играли в Третьем Дивизионе, как и немец Мюллер.

Испанцы играют по памяти, у них многое делается на автомате, и их игровой перечень настолько богат, что они способны разрешить лучший из матчей с помощью углового. Тем не менее они не пренебрегают удачей в футболе. Они просто внушают уважение владением мячом и игрой на половине поля соперника, тем обстоятельством, которое превращает работу защиты в взыскательные упражнения на напряжение и концентрацию, так же необходимые, как связность и скорость передвижения полузащитников и подвижность, глубина и динамичность нападающих.

Владение, давление и точность. Сопернику не остается другого средства, как бегать за мячом и за испанскими игроками. Фурия нашла свою лучшую версию, и Круифф сегодня ближе именно к сборной Испании, которая напоминает ему ту Голландию, проигравшую финал 1974 года, чем к сегодняшней Голландии, которая завтра разыграет титул в Йоханнесбурге. «Испания — это копия «Барселоны», — пишет Круифф, воодушевленный Гвардиолой и недоверчивый к Берту Ван Марвийку и его помощникам, Франку Де Буру и Коку, которые принадлежат уже к другому поколению «Барсы», более близкому к Ван Галу.

Таков успех Круиффа над каким-либо Кубком. Его футбол, который уже распространился, продолжает существовать в таком же состоянии в таких командах, как Испания. Сегодня все сборные хотят быть похожими на Испанию, выиграет ли Фурия титул или нет, так же, как раньше большинство команд хотели походить на Голландию 1974 и 1978 г.г.

В воскресенье Круифф будет гордиться. С одной стороны, Голландия, сборная, которая, по словам журналиста Симона Купера, отражает «национальное чувство футбола больше, чем индивидуальное качество игроков». С другой стороны, Испания, современная версия «Заводного апельсина», без излишней напыщенности к испанской сборной, если хотите, наследница самого революционного футбола, где коллективный дух стоит над индивидуальностями. Никто лучше не представит его, Кройффа, чем Дель Боске и его любимый игрок, Бускетс.

Перевод: Илона, Real-Madrid.ru
Источник: Elpais.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: