Накануне Класико игроки «Мадрида» оторопели, когда узнали план Моуринью, который не позволял им играть в футбол. Жозе Моуринью объявил стартовый состав непосредственно перед выходом на «Бернабеу», чтобы избежать утечки информации. Прослушав состав, самые возрастные игроки команды растерялись. «Господи!, — прошептал один, — и до чего же таким образом мы дойдем?».

Когда полтора года назад Моуринью перешел в «Мадрид», его агент, Жоржи Мендеш, все время говорил: «У Жозе никогда не было такого качественного состава, как сейчас». Сейчас же большая часть футболистов этого состава, делают подсчеты. Они размышляют над тем, что в «Порту» он нашел команду, собранную из игроков, готовых сражаться, и в «Челси», где он имел неограниченные средства, чтобы подписывать лучших талантов, он упорствовал на приобретении танков, у которых больше мышечной массы, чем технического мастерства: Дрогба, Эссьен, Феррейра… Когда Абрамович приобрел Шевченко, тренер не знал, как добиться от него отдачи и эффективности. «В его видении игры он только вводит очень конкретную манеру игры», — высказывает свое мнение игрок «Мадрида». «Он не умеет использовать качественные команды и предпочитает борющихся игроков, чем техничных. Если бы он тренировал «Валенсию», то выиграл бы много титулов».

В раздевалке замечают, что речь Моуринью не подходит для стимулирования техничных футболистов. Его выбор состава на класико подтвердил это. Он не предоставил ни минуты Марсело — самому неординарному латералю в мире, он проигнорировал Шахина и пренебрег Кака — обладателем «Золотого Мяча». Озила и Гранеро выпустил всего на 20 минут. Своим самым продуктивным игрокам группы атаки, Бензема и Криштиану, он предоставил место в стартовом составе, но отправил их закрывать фланги. Они должны были бегать больше назад, чем вперед. Бензема и Криштиану — одни из самых разочарованных игроков, которые считают, что в других условиях они могли бы больше блистать. В среду даже Хаби Алонсо, организатору игры, пришлось оставить это занятие, чтобы помогать в обороне Алтынтопу против Иньесты. «Мадрид» остался без маяка в игре по приказу Моуринью.

Некоторые игроки начинают терять профессиональное уважение к нему, потому что они считают, что Моуринью не знает, как тренировать команду, для того, чтобы она вела игру в матче. «Чтобы побеждать «Барсу» нужно нечто большее, чем контратаки», — уверяют они. В тактической беседе накануне класико в среду тренер сделал промах в том, что отказался от разыгрывания мяча и предпочел быструю игру вперед, хотя было ясно, что точность передач была бы потеряна. Он попросил их, чтобы они совершали переход из обороны в атаку в одно касание даже чаще, чем в класико 10 декабря.

После поражений в предыдущих класико Моуринью был тверд в раздевалке, обращаясь к своим игрокам с торжественной речью. В последний раз (1-2) все было по-другому. Он ничего не сказал. Он уклонился от контакта с командой, и атмосфера в раздевалке была похоронной. Что типично для коллектива, разделенного из-за кризиса идентичности. «Если ты отказываешься от мяча против «Барсы», то, в конце концов, ты истощаешься после такой беготни, потому что ты не можешь прекратить прессинговать, когда играешь с 8 игроками в обороне, постоянно», — сказал один из проигравших. «Так ты устаешь больше, больше открываешься и пропускаешь голы, как от Абидаля».

Кризис класико среды начал зарождаться в класико, которое предшествовало ему. Тот матч завершился 1-3, 10 декабря, и первое, что сделал Моуринью, когда он спустился в раздевалку, он стал упрекать игроков в поражении. «Вы не хотели играть в атаку?», — съязвил он. «Ну, у вас был шанс!» Тренер пожертвовал Хедирой, чтобы выпустить Озила в матче, который претендовал стать уступкой чувствительности команды, особенно ее испанской группе. После провала он бросил им в лицо формулу. Между собой игроки возложили вину за поражение на неожиданный выход Куэнтрау на правый фланг. «Барсе» повезло, потому что мы играли с Куэнтрау», — шутили они.

В последующие дни после 1-3 футболисты заметили, что тренер отдалился от них. Словно он был недоволен ими. Словно он чувствовал себя преданным. Чувство недоверия укоренилось. Игроки думают, что Моуринью не верит их преданности, и для того, чтобы за ними следили, он отправляет Каранку, Фарию или Мораиша, своих помощников, каждый раз, когда формируется кружок. Этот феномен проявляется именно тогда, когда они собираются в группы, чтобы поговорить. Всегда рядом появляется помощник, и либо он отвлекает, либо старается вмешаться в разговор, чтобы подслушать. Климат внутри команды удушающий. Большинство команды, однако, избегает конфликты. Футболисты знают, что, чтобы иметь игровое время, чтобы гарантировать себе профессиональное будущее и жить спокойно, самое целесообразное — это хорошо говорить о Моуринью на публике. Они чувствуют себя более слабыми перед шефом, потому что они говорят, что он располагает безусловной поддержкой президента, Флорентино Переса. «Мы не можем пойти против Моу», — заверяет член состава, потому что «Флорентино защищает его».

Первоначальное деление состава на клиентов Мендеша и остальных не способствует единению группы, которая сейчас в большинстве своем думает, что с этим тренерским штабом будущее будет неприятным.

Моуринью постарался заставить своих игроков чувствовать себя виновными в его недовольстве. В перерыве первого матча 1/8 финала Кубка против «Малаги» он собрал игроков и поговорил с ними с театральным видом превосходства. Член той аудиенции говорит, что это нормально, что «он думает, что он божественен». В тот вечер в своей экспрессии он усилил эту внутреннюю убежденность, эту идею того, что его подчиненные должны быть на высоте, чтобы быть достойными его. Они ушли на перерыв проигрывая со счетом 2-0 после пропущенных голов со стандартных положений в первом матче 1/8 финала Кубка против «Малаги», и тренер был взбешен. Он обратился к Касильясу, возложив на него ответственность за результат, и пригрозил всем. Он сказал им, что они потеряли форму, вернувшись с рождественских каникул, и что он готов публично обвинить их. Согласно одному из его помощников, его угроза была удивительной: «Я назову имена в прессе».

Касильяс обычно мирный парень. Где-то излишне мирный, согласно некоторым его товарищам. В том случае, однако, у них сложилось впечатление того, что он едва сдержался, чтобы не наброситься на тренера. Гнев капитана обобщил возросшее истощение команды от своего лидера, который превратил давление окружения в рутину и сделал так, что большинство перестало верить в него. Класико последнего года также внесли вклад в изнашивание отношений в обоих смыслах. Если 5-0 навсегда изменили методы тренера, то 1-3 10 декабря достигли наивысшей точки в цикле. В тот день Моуринью не позаботился о том, что думали его футболисты, сытый тем, что они сомневались в нем, и разъяренный, потому что многие даже смотрели на него как на чужого, решил навязать свои критерии вплоть до последних последствий. Последнее класико — это вывод.

Моуринью для каждого класико

Накануне 5-0 в Ла Лиге (28-11-2010) Моуринью заверил: «Меня мотивирует больше Кубок Европы». «Я надеюсь, что у моей команды есть подходящий менталитет, чтобы проиграть и продолжить верить в себя, или чтобы победить и продолжать твердо стоять на ногах». «Я вижу, имея статистику на руках, что «Барса» довольна Иттуральде, и «Мадрид» — меньше». После матча португалец сказал: «Унижение? Ни за что! Это самое крупное поражение в моей карьере. (…) Но это поражение очень легко переварить. Это поражение без шансов (…) На поле была одна команда, которая играла на максимуме (…), и другая, которая играла очень плохо. Это было заслуженное поражение».

Перед ничьей на «Бернабеу» (1-1) в Ла Лиге (15-04-2011). Ни слова. Он появился на пресс-конференции с Каранкой и уполномочил своего второго тренера говорить, чем вызвал бунт прессы. После встречи он подтвердил: «Я устал от того, что матчи против «Барселоны» все мои команды завершают вдесятером. Я только прошу бороться в равных составах. (…) Но это в Испании и Европе — невыполнимая миссия». Моуринью заявил, что будет говорить только «с директорами» СМИ из-за бунта прессы.

Перед победой в Кубке (0-1) 19 апреля прошлого года, тренер сказал: «Как сказал мой друг, Мессина, здесь ты никогда не знаешь, хочет ли пресса «Мадрида», чтобы мы победили». «Я уже выигрывал другие кубки, поэтому я спокоен. Когда я пришел, они не обязали меня обещать титулы». После финала он сменил речь: «Мне нравится быть тренером титулов (…) Я выиграл 4 Кубка в 4-х странах». И добавил: «Это был великий матч. Для некоторых лучший футбол эквивалентен только большому проценту владения мячом». «Моя работа (…) не связана с титулами. Она имеет общее со сменой структуры и менталитета».

Перед первым матчем полуфинала ЛЧ дома (26-04-2011): «Раньше я никогда не видел то, что делает Пеп. Он начал новую эру: критиковать правильное решение арбитра». И после матча (0-2) он подтвердил: «Мы выбыли. Мой вопрос — почему? Почему они не дают, чтобы другие команды играли против них?». «У них есть самое трудное, и это власть». «Если я скажу арбитру и УЕФА то, что я думаю, с моей карьерой тренера будет покончено».

Перед ответным матчем, 2 мая, после того, как его дисквалифицировали за слова, он снова возлагает обязанность на Каранку отвечать на вопросы. И после матча баск говорит: «Моу был прав. Было невозможно, чтобы мы прошли».

Перед первым матчем Суперкубка (13-08-2011): «Я не ищу ни мести, ни справедливости. Я ищу правдивый матч, в котором всех игроков будут уважать». «Это самый важный трофей лета и наименее важный в сезоне». После ничьи 2-2 Каранка сказал: «Команда улучшилась. Но некоторые вещи не изменились».

Перед ответным матчем 16 августа Каранка заверил: «Если мы проведем такой же матч, как в первой встрече, то Суперкубок поедет в Мадрид». Когда «Мадрид» проиграл (3-2), на пресс-конференцию пришел Моуринью: «Мы провели впечатляющий матч. Мы приехали побеждать (…) Мы показали, что как команда мы стали лучше, чем в прошлом году». «О Пито Виланове, или как его зовут, мне нечего скрывать».

9 декабря перед первым матчем этой Ла Лиги: «Является ли это шансом ранить «Барселону»? Ну, если завтра мы будем находиться от них в 9 очках, тем лучше. Но дистанция 3, 6 или 9 очков не изменит нашу форму работы и мысли». И после поражения дома (1-3): «Это стало следствием несчастного случая».

Источник: Elpais.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: