• Сельта24Реал Мадрид
  • 24/11, 15:00Эйбар - Реал Мадрид

«Когда меня не взяли, я вздохнул с облегчением. Потому что испытывал сильный стресс и был довольно труслив. Я хотел играть в футбол, но сомнения уже постучались в мою дверь», — из книги Эмери «Менталитет победителя».

Откровенность, с которой Унай Эмери Эчегойен (1971, Однаррибия, Страна Басков) говорит о своей карьере футболиста, впечатляет. Да, многие тренеры, смеясь, говорят, что их футбольная карьера не имеет ничего общего с тренерской. Но в этом плане баск все равно особенный. Унай отрицает само существование Эмери-футболиста. И делает это с презрением. После сказанного выражение его лица меняется, он делает жест, глотает слюну и объясняет: «Я был неплох, у меня была хорошая левая, но мне не хватало силы, мощи… Я был неконкуретноспособным, потому что был не в состоянии ответить кому-либо и чему-либо на высоком уровне».

Эмери
«Унай-футболист. Характеристика Эмери: «Левый интерьор. Большой мастер. С легкостью врывается в штрафную соперника, раздает отличные голевые передачи своей левой ногой».

Унай – потомственный футболист. Он внук, сын и племянник футболистов. Семейная традиция. Но у него были ограниченные физические данные, проблемы с психологией и серьезные травмы, которые он получил еще в кантере «Реал Сосьедада».

Почти всю свою карьеру он провел в клубах Сегунды. Он был обычным игроком, весьма заурядным. День ото дня ему приходилось переживать в основном лишь о том, чтобы заслужить следующий контракт. Унай чувствовал себя загнанным в «круг, из которого не было выхода».

Так как сама необходимость гарантировать себе место в составе, становилась для него очередным стрессом, и только мешала добиваться цели.

«Я все время думал, что будет, если я проиграю, что будет, если я получу травму, что будет, если я выиграю. Единственное желание, которое возникало у меня после матча, — посмотреть какую оценку поставили ли мне Marca и AS»,говорит Эмери депрессивным тоном, которого ему никогда не удается избежать, когда он вспоминает свою карьеру футболиста «Реал Сосьедад Б», «Толедо», «Бургоса», Ферроля», «Леганеса» и «Лорки».

Унай-футболист и Унай-тренер

Отличия в манере говорить и в поведении Уная-футболиста и Уная-тренера чрезвычайно разительны. У первого испуганный взгляд, бесцветный тон голоса, когда он рассказывает на камеру о себе. Он похож на птицу, которая готова вспорхнуть от малейшего движения в его сторону. Унай-тренер сидит забросив ногу, постоянно жестикулирует и не очень переживает о мнении собеседника. Он чрезвычайно болтлив, уверен в себе. Отвечая на вопрос журналиста, он может говорить часами. И говорит с паузами диктора, подчеркивая каждую свою стоящую мысль, как будто бы озвучивает крутое мотивационное видео, которые сейчас делают перед каждым стоящим футбольным матчем.

Конечно, молодость для многих нелегкое время, особенно когда в начале карьеры ты психологически не был готов. А потом получил тяжелую травму колена. И всё, что теперь тебе осталось – прозябать в аду Сегунды, постоянно думая о том, сможешь ли ты себя обеспечить, будешь ли ты завтра профессионалом.

Но давление и стресс — неотъемлемая часть соревнований, а его личная неспособность им противостоять, привели Уная к тому, что он начал задавать себе вопросы. Может быть, в начале эта самокритика только больше ранила, усугубляла его проблемы, но понемногу стала формировать его и лепить из него личность. Человека, который всегда хотел чего-то большего.

Унай Эмери Лорка
Унай-тренер

«Как игрок, я научился многому, но моим тренерам не удалось устранить мои недостатки». Эта возрастающая необходимость в ответах спровоцировала его начать совмещать игру в футбол и обучение тренерскому ремеслу. Которое он закончил с дипломом «Спортивное управление и деловое администрирование».

Когда пришел в «Лорку», Унай Эмери уже точно знал, что хотел быть кем-то бóльшим: «Карьера игрока дала мне понимание игры. Эту страсть я приобрел и развил, будучи футболистом. Я понимал, что чувствует игрок внутри команды. И знал, как мне понять игрока. Прежде чем подойти к игроку, нужно всё взвесить: подойти к нему как к человеку, как к личности, а уже потом как к футболисту».

«Я хотел иметь твердое основание – возможность бороться на равных, объединить логически талант и стиль. Потому что с талантом без стиля далеко не уйти, но со стилем без таланта тоже».

Унай говорит, что ему удалось научиться хорошему или плохому у каждого из своих тренеров (хотя, обычно он выделяет Джона Бенджамина Тошака). Эмери всегда старался измерить, запланировать, подсчитать всё на свете. Для того, чтобы сомнения больше никогда не стучались в его дверь.

Стал тренером в день дурака

Эмери Лорка
В «Лорке» Эмери впервые примерил тренерский костюм

Любопытно, что его первый шаг в тренерской карьере стал для него сюрпризом. Он получил предложение 28 декабря (день дураков в Испании, аналог нашего 1 апреля), и сначала подумал, что это шутка.

Но шуткой это не было.

«Будучи еще игроком, я отправился на три дня на рождественские каникулы домой, попрощавшись со своими товарищами команде. А вернулся уже тренером. Было трудно. Никогда не думал, что меня может так занять бумажная работа. С игроками, которых я знал очень хорошо, я все же добился того, чтобы всё сложилось легко», — говорит он уже совсем в другой позе и другим тоном.

Когда Унай начинает говорить «я тренер», то внушает доверие и солидность. Его настрой стал ключом, чтобы преодолеть кризис, который переживала «Лорка». Завершили сезон в зоне плей-офф. Его команда вышла в Сегунду.

Это был первый успех. И его Унай добился в матче против «Реал Униона». Клуба, за который играл его дедушка («Птичка» Антонио Эмери, который забил первый гол в истории Ла Лиги в 1929 году), за который играл его двоюродный дедушка Роман Эмери, и его отец Хуан Эмери. Последний (умер пару лет назад) был яростным болельщиком «Реал Униона», и несмотря на то, что в том матче побеждал его сын, как говорит Унай, Хуан Эмери в тот день не смог справиться с нервами и ушел со стадиона до окончания матча.

Унаю на тот момент было всего лишь 33 года. Успехи продолжились в следующем сезоне (2005/06). «Лорка» была бедным клубом, но Эмери выжал до последней капли талант и удачу, чтобы вывести клуб на верхние места в турнирной таблице. До последнего тура «Лорка» боролась за выход в Примеру. Главной силой команды была ее оборона, сформированная из лучших игроков «Лорки» — Иньяки Беа, Фернандо Вегы, Берруэта, Марка Бельтрана. «Лорка» заняла 5 место и обратила на себя внимание всех остальных команд.

«Существует два типа тренеров. Одни уже были в мире футбола важными игроками, и они должны доказать свою тренерскую состоятельность. И другие, куда менее заметные во время своей футбольной карьеры, которым нужно отдать всего себя работе и только одна вещь может им дать какую-то гарантию: результаты. В моем случае, эти результаты основаны на посвящении работе. И этот настрой мне удалось передать моим игрокам. Все мы работаем вместе, но если я вырос , как тренер и имел успех, — то только потому, что рядом со мной была трудолюбивая команда, которая переживала и чувствовала футбол, как я. Мы всегда знали, что если нам случится проиграть, то поражение застанет нас отдающими работе всего себя. Я всегда придерживался этого девиза».

«Альмерия» Эмери

В сезоне 2006/07 Унай Эмери перешел в «Альмерию». Перед ним была поставлена цель — в среднесрочной перспективе выйти в Примеру. Цель, которая покорилась ему с первой попытки, вернув андалусийскому городу радость участия в Примере 27 лет спустя. Именно эта команда начинает определять тактическую идеологию ее молодого тренера: интенсивная игра на обеих половинах поля, вертикальный футбол, но мяч в ногах, а не в воздухе, благодаря Короне, быстрым ногам Альберта Крусата и Калу Уче.

Эмери
Иногда по его жестам и мимике сложно понять, что именно он показывает

Когда Эмери спрашивают о его успехах, как тогда в 2008-м и в 2015-м, баск всегда выстраивает логическую цепочку работа -> отдача -> результаты -> цель достигнута и все задачи выполнены. Эта цепочка, достойная его доски для тактических разборов, — следствие, но не причина.

В передаче Canal Plus Espacio Reservado” , которую ведет Рикардо Рейес, ведущий пытался расспросить Эмери, каждый раз, когда тот говорил о своей работе, как о своем культе. Но, в конце концов, он так и не сумел добиться того, чтобы тренер произнес эти магические слова, но даже если в разговоре это не прозвучало напрямую, совсем не сложно понять, что в действительности думает Унай Эмери: большинство тренеров стараются и много работают, но он работает еще больше.

И в довершение этого образа: «Благодаря жертвам моей жены и сына, в свои выходные дни, я отправлялся посмотреть еще больше футбола, чтобы еще больше работать. И поскольку я делал это, потому что испытываю к футболу настоящую страсть, то, для меня футбол не работа, так как мне это ничего не стоит».

Эмери и Альберт Крусат
Унай Эмери и Альберт Крусат

Благодаря этому, всего через 30 месяцев после старта его тренерской карьеры, в 35 лет, он появился в Примере, в которую ему так сложно было пробиться Унаю-футболисту, в которой он провел всего 124 минуты. И его «Альмерия» стала сенсацией. Без преувеличений. Как команда. И каждый индивидуально.

Диего Алвес начал творить чудеса в воротах. Бруно Сальтор стал двигателем. Филипе Мело заслужил внимание со стороны сборной и «Фиорентины», Хуанма Ортис сражался с Альбертом Крусатом, кто быстрее. И Альваро Негредо, на острие копья Эмери, привлек внимание всех.

Трансфер форварда из Вальекас был личной просьбой Эмери: «В Сегунде каждые 15 дней, мы играли против соперника, который до этого играл против «Кастильи». Так я увидел и проанализировал все 42 матча, которые сыграл Негредо. Так что, когда мы вышли в Примеру, я сказал президенту, что это очень надежное пари». Но лучше всех характеризует «Альмерию» Эмери Фернандо Сориано. Арагонец, медиапунта, первый нападающий и первый защитник команды, в которой, кажется, у всех была двойная роль: защищаться и атаковать. С его пониманием игры, выносливостью и устремленностью, Сориано быстро разгонял атаки, и останавливал соперника, когда мяч был потерян.

«Я в восторге от коллективной игры, оборонительной серьёзности и коллективной гармонии, для того, чтобы атаковать», — говорит Эмери в одном из многих интервью, которые ему пришлось дать между концом 2007 года и началом 2008. В это время он не переставал получать похвалу, лесть и хорошую критику. Пресса впервые сфокусировалось на нем, и мы начали узнавать его во всех деталях.

Репортаж «Шоу Эмери»:
За 4 минуты с начала матча он успел отдать указания всем своим 11 игрокам

Он, к примеру, продемонстрировал многочисленные мании и эксцентричность. Потому что Унай — особенный. Очень особенный. Перед матчами ему нравится гулять по газону, измеряя длину линий шаг за шагом. «Мне нравится запах газона, он меня успокаивает». Но его дзен заканчивается, как только арбитр дает свисток о начале матча. Унай реагирует на него, как будто бы он «собака Павлова». Эмери меняется. Он ускоряется, встает со скамейки, руки в боки, и начинается его матч, который мог сыграть человек больной синдромом Туретта. Когда тренера спрашивают о его поведении во время матчей, он смеется: «Я живу футболом вот так. Такой же я и на тренировках. Я очень сконцентрирован на игроках. Даже если мы готовимся к тренировке в офисе, — я готовлюсь в той же манере. И я считаю это чем-то положительным. Мой помощник работает так же. Нас называют занудами. В хорошем смысле», — говорит он. Делая паузы. Между словами.

Но кроме свойственных ему черт характера, Уная Эмери начинают узнавать и уважать за футбол его команды. Его метод работы vence y convence, побеждал и убеждал.

Стало казаться, что за ним и его командой тренеров будущее. Прилежные, одержимые каждой деталью, вышколенные в аспекте стандартных положений, в которых «Альмерия» доминировала. Та команда хорошо защищалась, но у нее возникали трудности с голами в ворота соперника, если ей не удавалось убегать в контратаки. Потому более 50 % своих голов она забила после стандартов, благодаря чему набрала более 60 % своих очков. Эмери побеждал, Эмери почти привез Европу на «Медитерранео».

Но не это привело Уная Эмери в «Валенсию». А кое-что другое: чудовищная отдача в матчах с сильными командами.

Его «Альмерия» победила «Реал Мадрид» 2:0, четыре очка заработала в матчах с «Вильярреалом» (1:1, 1:0), сыграла вничью с «Барселоной» (2:2) и «Атлетико» (0:0), нанесла поражение два раза «Севилье» (1:0 и 1:4) и, 27 января 2008 года взяла «Месталью» (0:1). Чудовищный результат для новичка Примеры.

«Люди, как губки. В воскресенье я отправился посмотреть на матч «Леванте». Мне нравится, как работает эта команда. Придя домой, я одним глазом посмотрел «Атлетик» — «Севилью» и «Расинг» — «Реал Мадрид», пока готовился к матчу с «Шальке». И в 1:30 я закончил вечер матчем «Оспиталет» — «Ориуэла». Ты можешь большему научиться у тренера Сегунды Б, чем у тренера Примеры. Управлять командой и управлять эго — не одно и то же. Хотя справляться с эго сложнее всего. В плане тактики лучше всех Мигель Альварес из «Оспиталета». Я читал интервью Спалетти в El Pais, в котором он говорил, что следил за моей «Альмерией». И на другой день, его команда, «Зенит», забила гол по разработанной нами стратегии. Тренер должен быть мобильным: искать и докапываться. Если я однажды пойду в выходной играть в гольф, то моя карьера тут же будет окончена. Я хочу быть окруженным умными людьми, которые знают намного больше, чем я, и которые чрезвычайно требовательны».

«Валенсия» Эмери

И вновь — цель достигнута и задачи выполнены. Эмери оправдывает все ожидания и бьет рекорды по причине своего возраста. Но для этапа в «Валенсии» (2008 – 2012), он вынужден был остановиться и сменить ритм. Разница между оценкой, которую ему некогда выставили болельщики, и которую выставил себе Унай, и тем, что мы можем оценить со стороны, слишком велика, чтобы сделать последовательный анализ.

Как бы то ни было, очевидно, начать нужно с самого начала. Потому что больше всего здесь будет важен контекст.

Унай Эмери прибыл в «Валенсию» летом 2008 года, когда клуб переживал очень щепетильный момент, несмотря на недавно завоеванный Кубок Испании. В команде еще есть хорошие футболисты (Альбиоль, Марчена, Хоакин, Сильва, Мата и Вилья), но баску прекрасно известно, что их будущее зависит от сложной экономической ситуации, в которую попала «Валенсия» в период мирового финансового кризиса.

Кризис начал отражаться не только на спортивной составляющей клуба, но и на институционной. И хотя все они останутся еще на один год, все понимали, что команда живет в напряжённой атмосфере тупиковой реструктуризации, которая уже началась под руководством Рональда Кумана.

Сложное положение, которое Эмери сразу осознал: «В клубе было несколько изменений и нужно было приспособиться к реальности. Когда я пришел в команду, я видел скептицизм игроков, но в клубе были настроены положительно, при максимальном сотрудничестве. Моя цель состояла в том, чтобы помочь восстановить климат нормального совместного проживания на ежедневной основе».

Унай Эмери
Унай Эмери с «Валенсией» трижды становился чемпионом «другой Ла Лиги» — трижды третий

При этом у тренера была немного несоответствующая положению клуба миссия: выйти с командой в Лигу чемпионов, чтобы «Валенсия» поправила свои финансовые дела, пока сам клуб будет продавать лучших игроков при получении стоящих предложений.

И Эмери, можно сказать, добился этой цели. Его команда только однажды не попала в зону ЛЧ (6-я, 3-я, 3-я, 3-я). Она стала чемпионом «другой Ла Лиги». Титул, который ему лично казался достойным, но который не был убедительным для болельщиков «Валенсии» в конце его третьего сезона. В тот момент, несмотря на то, что он остался и обновил контракт, между тренером и его окружением начали появляться расхождения. Уная Эмери начали обвинять в том, что он приспособленец, что у него «дух вечно второго», и что он заразил команду отсутствием честолюбия.

«Нужно знать команды, игроков, города и менталитет… Весь этот процесс нуждается в корректировке, которую нужно осуществить как можно скорее», — говорил он как-то.

Быть может, его общение с публикой – одна из его слабостей. «Месталья» может грешить излишней требовательностью и критикой, но лучший способ противостоять этому: не занижать ожидания и возможности команды, как это делал Унай. И пусть в его словах был смысл, для этого были веские причины, однажды просто наступил момент, когда третье место звучало, как рутина. Команда, казалось, нуждалась в чем-то еще. «Когда мы говорим об отдаче на самом высоком уровне, то это означает управление страхами», — говорил он в том же интервью.

Из-за управления страхами он провалился в «Валенсии»? Невозможно сказать наверняка. Но, правда в том, что слова тренера никого не волновали. И в том, что его безупречные результаты в Ла Лиге (лучше в первой половине сезона, хуже во второй) перестали цениться, потому что почти каждый матч с двумя монстрами испанского футбола заканчивался поражением (всего 7 очков из 48 возможных в Ла Лиге), и никаких побед в других турнирах.

Поражение от «Шальке» в Лиге чемпионов 2010/11, кроме того, стало парадигмой всех проблем, которые при Эмери стали казаться хроническими: оборонительная хрупкость, нулевой контроль матчей и происходящего на поле.

В общих чертах можно было бы сказать, что Эмери задержался в «Валенсии», потому что побеждал в тех матчах, в которых должен был. Но он так и не остался положительным воспоминанием «Местальи», именно потому, что никогда не смог сломать более сильного противника.

Каждое поражение стало все больше весить, и прибавлялось к усталости, которое вызывала у болельщиков фигура Эмери. К «Шальке» прибавились матчи плей-офф с «Вильярреалом», и 3:6 против «Мадрида», и, в конце концов, на следующий год, 1:2 в матче с «Сарагосой» со дна турнирной таблицы.

Всё это объединяли проблемы управления командой, начиная с ситуации с Мигелем, продолжая уходом Иско, и заканчивая фразой Хоакина («Он одержим футболом. Один из лучших тренеров, которые у меня были. Я три года терпел Эмери, и… не выдержу четвертый. Я видел столько видео, что попкорн уже закончился»). Всё это перечеркивало важность его тактических заслуг: хорошая отдача Пабло Эрнандеса, его изобретение с двойными латералями Матьё – Альба, рассвет Роберто Сольдадо, его связка с Жонасом, эволюция Фегули…

Перед сезоном 2011/12, брак Эмери – «Валенсия» еще имел юридическую силу, но любви между ними уже не было. И новая попытка сохранить отношения только ухудшила память о них и разорвала связь, которая несмотря ни на что, была важной для обоих. Благодаря Эмери у клуба остались сегодня возможности переживать более счастливые дни. После трижды третьего места с Эмери, «Валенсия» после его ухода 5-я, 8-я, 4-я, а в прошлом и позапрошлом сезоне 12-я! Так уж плохо было быть третьими?

Перед сезоном 2011/12, брак Эмери – «Валенсия» еще имел юридическую силу, но любви между ними уже не было. И новая попытка сохранить отношения только ухудшила память о них

Этап Эмери в «Валенсии» также оставил после себя впечатление, что, скорее всего, Эмери был на тот момент слишком молод и неопытен. Что он еще не был так хорош, не имел опыта матчей высшего ранга. «Поражения лучше изучаются, потому что поражения тебя закаляют по-особенному. Они заставляют тебя сконцентрироваться лишь на проблеме. Часто победы приносят те же проблемы, но мы не можем их увидеть, потому что после побед нам не удается углубиться», — размышлял Эмери недавно. Такого осадка, как у разочарования, нет ни у чего. И к его неважному опыту в «Валенсии», прибавился провальный первый опыт за границей, когда он руководил московским «Спартаком». Это решение удивило всех, так как им в то время интересовался «Реал Сосьедад», но, как оказалось, он уже готовился к путешествию: «Я хотел набраться опыта. Это был вызов, который мы должны были себе бросить, чтобы увидеть, как мы с этим справимся. […] Я стал лучше, как тренер. И стал гораздо лучше понимать футбол… Начало было хорошим. Но когда результаты становятся плохими, на поверхность всплывает враждебность».

«Друзья говорят, что я, как капитан Труэно, (герой испанских комиксов, благородный идеалист, борющийся за свободу, мир, братство), который лучше всего справляется со всем в трудную минуту», — пишет Эмери в своей книге.

На самом деле Уная отличали от других его четкие идеи и методы. Он был одновременно и прагматичен, и креативен. Редкий союз, который лучше всего можно понять, услышав слова Эмери на конференции тренерского комитета в Гипускоа. Там он описал свою путь: его цель — победа. И для этого он разрабатывает свою философию футбола. Не наоборот. С этой точки зрения, его идея хорошей команды исходит из преимущества в физике: она должна быть агрессивной, оборонительная фаза должна быть интенсивной, в атаке она должна быть умной, думать, с блеском выигрывать выходы 1 на 1, быть сбалансированной, играть с максимальной скоростью, чтобы застать соперника врасплох. Эмери хотел команду с игроками, которые отличаются от того, кем был он сам. Он больше всего ценит в игроках: амбиции, характер, лидерство. Кроме того, тех, кто понимает, что работа на тренировке — залог для всего. Эмери понимает игру как и всё — как цепь связанных элементов, и чтобы преуспевать в них, нужно работать. Его команды побеждают в большинстве случаев не из-за того, что готовятся к сопернику, а из-за того, что готовятся к конкретному матчу. Как он сам объясняет на вышеупомянутой пресс-конференции: если его команда играет в позиционную защиту, и это слабая сторона их ближайшего соперника, в течение недели он будет работать только над ней. «Мы должны пытаться проводить тренировки таким образом, чтобы они были приближены к реалиям предстоящего матча, чтобы наш стиль был заложен и отточен в течение недели, а на выходных был продемонстрирован в матче», — сказал он где-то в районе 2008-го.

“Унай Эмери-тренер прошел свой этап эволюции, но его суть никогда не менялась. Эта суть состоит в том, чтобы всегда делать шаг вперед. Я не родился тренером, а стал им. Я не родился с именем, которое бы дало мне место в элите, но я приобрел его. Моя суть — амбиции. В игре я научился быть прагматиком. Это значит быть наиболее конкуретноспособным. В «Валенсии» я всегда достигал поставленных целей, но мне не хватало того, чему я научился в «Севилье» — понимать, как заставить команду прессинговать, когда ты лучше, и как уравновесить матч, когда ты хуже».

«Севилья» Эмери

Союз между «Севильей», «Рамон Санчес Писхуан», Мончи и Унаем Эмери обладал большим потенциалом. Могло получиться лучше или хуже, в футболе никогда нельзя ни в чем быть уверенным. Но это был его момент, его место. Во всех отношениях. Карлос Перес, журналист севильского издания «Estadio Deportivo», объясняет нам, что именно благоприятствовало его приходу в «Севилью»: «Мончи подписал контракт с Эмери потому что этот тренер делает своих игроков «дороже». В клубе, в котором главный лейтмотив «купить подешевле — продать подороже», такой тренер просто жизненно необходим. «Севилья», с другой стороны, много лет следила за работой баска и знала, что он методичен, и что он также хорош, как в тактике, так и в психологии».

Несмотря на такую радужную перспективу, в начале его второго сезона (2013/14) в «Севилье» баск пережил критический момент. Заменив Мичела на Эмери в конце сезона 2012/13, «Севилья» зажила более-менее стабильно. Но в новом сезоне (2013/14) перед ним стояли уже конкретные цели: «Севилья» должна была совершить качественный прыжок, должна была бороться за Лигу чемпионов, а вместо этого в пятом туре — разгром от «Валенсии» и команда занимала место в зоне вылета! Так сложилось, что семь месяцев спустя, гол Мбиа на «Месталье» в полуфинале Лиги Европы,  спровоцировал катарсис Уная Эмери. С этого момента он сменил свою легенду неудачника на титул элитного тренера:

Но интереснее всего путь, который его к этому привел. Перед матчем с «Эспаньолом» Эмери сказал: «Я не собираюсь умирать за свои идеи», сказал он прежде всего о позиции Ивана Ракитича. Он верил в то, что хорват — один из двух опорных полузащитников, хотя окружение просило его поставить на позицию медиапунты. В конце концов, Эмери так и сделал на «Корнелье», «Севилья» выиграла 1:3, а Ракитич стал звездой того матча.

Федерико Фасио выбил мяч из своей штрафной, Ракитич забросил мяч вперед, Карлос Бакка побежал, «Севилья» победила, заняла место в зоне Лиги чемпионов и выиграла свой третий Кубок Лиги Европы в Турине в матче против «Бенфики».

Бакка
Унай Эмери на тренировке и Карлос Бакка

С момента этого тактического решения, «Севилья» превратилась в одну из лучших команд в мире. У этого факта есть особая ценность — летом команда потеряла 66% своих игроков. Унай, чтобы заменить их, передвинул в защиту Гжегожа Крыховяка и использовал быстрые ноги Витоло. Оба футболиста и оба решения были удачными, но команда потеряла свой потенциал. В общих чертах, она была ослаблена. Она побеждала скорее по инерции, как в свое время «Валенсия». Он пошел на тактические изыски, а из имеющихся футболистов сумел достать максимум (Рейес, Гамейро, Алейш Видаль, Денис Черышев, Иборра). Команда была благодарна за это, на равных билась с лучшими, давила на «Валенсию» в зоне Лиги чемпионов, и снова блестяще вышла в финал Лиги Европы, разорвав «Фиорентину» Монтеллы.

Унай Эмери снова достигал поставленных целей, ни от чего не отказывался, обладая теми игроками, которых ему подарил Мончи: «С Эмери или без него, Мончи всегда работал по одной схеме: тренер говорит какого типажа игрок ему нужен. Мончи — эксперт по рынку, он советуется с тренером, но выбор всегда за ним», — объясняет нам Карлос Перес. И напоминает особенность Эмери: он не увлечен рынком футболистов. Каждый день он увлечен только своей командой.

Эмери
Трижды третий, Эмери-тренер становится трижды первым. В вечновторой Лиге Европы

Таким образом, директор «Севильи» дал своему тренеру игроков разных характеристик, но сходных качеств: физически сильные, каждый под определенную задачу. Игроки к тому же были довольно дружны. Они подняли на новый уровень «Севилью» и вывели на первые полосы имя своего тренера.

18 мая 2016 года Унай Эмери выиграл с «Севильей» третью Лигу Европы подряд. Эмери еще в конце сезона 2014/15 сказал, что в его дверь постучались. И что это был европейский гранд. «Я только хочу тренировать. Поэтому не думаю о будущем. Мне совершенно ясно, что я всю жизнь хочу тренировать».

«Я не забивал важные голы, когда был игроком. Мне даже практически не удалось сыграть в Примере. Потому сейчас победа в матче — мой взрыв адреналина. Иногда мне говорят: «Унай, ты слишком много жестикулируешь, когда команда забивает гол или выигрывает матч». И это правда, но это естественно. Я не хочу потерять это».

«ПСЖ» Эмери

Унай Эмери прячет глаза, приветствуя Неймара на тренировке

Пока рано делать выводы о том, какие характеристики получит «ПСЖ» Эмери или сам Унай в этот период своей карьеры. Хотя первый матч против «Реал Мадрида» заставил многих говорить о том, что Эмери когда-то был трусом, а может так и не справился с этим.

Ответный матч может быть определяющим в его парижской карьере. Сомнительно, что в случае провала Эмери останется на своем месте. Как и сомнительно, что ему не вспомнят прошлогоднее позорное поражение от «Барселоны», сдачу чемпионства «Монако», и его снова не проклянут. словом. «трус».

Возможно, матч 6 марта 2018 года — самый важный матч в карьере Уная.

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: