• 1

  • 483

Кто здесь кантерано?

10 марта 2011, 23:24

«Кантерано – спортсмен, который вырос и был воспитан в кантере его команды». Это определение нам дает Испанская Королевская Академия (RAE). Согласно их же словарю, одним из значений слова «кантера» значится «место», «учреждение» и т.д. … воспитания индивидов, обученных для определенного вида деятельности». Даже главные международные организации не сходятся в определении этого термина. УЕФА обязывает клубы, которые играют в Лиге Чемпионов, включить в заявку 8 игроков «кантеры страны». Из этих восьми, четыре должны быть воспитаны в клубе. А чтобы считаться по УЕФА «кантерано клуба», нужно играть три года в команде, между 15 и 21 годами. Таким образом, если мы применим этот норматив, то увидим, что Сеск – кантерано «Арсенала», или что Игуаин и Марсело – кантеранос «Мадрида»… ФИФА, взамен, считает, что «образование игрока осуществляется между 12 и 23 годами», но не определяет каков минимальный период образования.

Глобальные кантеры

Одним из вопросов, над которыми размышляет УЕФА, — вопрос места рождения: европейское сообщество считает, что национальность футболиста не имеет значения для определения «кантерано». Бросив беглый взгляд на младшие команды клубов Примеры мы найдем бесконечное множество детей и подростков из самых разных уголков планеты: от камерунцев до аргентинцев, от сенегальцев, нигерийцев, мароканцев до русских, греков, бразильцев и парагвайцев… Многие команды вылавливают игроков из других стран. Так называемая глобализация давно пришла в мир футбола, и на нее можно посмотреть и наоборот: в британский футбол уехало большое количество молодых испанцев. Уже многие годы сети «разведчиков талантов» распространились по всему миру; «сельва» базового футбола перешла границы. И все же, не нужно путать подписанную в других странах молодежь с детьми иммигрантов, большинство из которых рождены в Испании.

Если мы просмотрим «Вильярреал Б», то заметим интернационализацию: найдем 7 национальностей, не считая испанской: Тьяго Дутра (Бразилия), Эрнан Перес (Парагвай), Ману (Португалия), Никки Билле (Дания), Кастеллани (Аргентина), Дервит (Франция) и Вакасо (Гана), которого купили на зимнем рынке. Это не учитывая игроков, которые ушли в аренду как венесуэлец Веласкес и уругваец Роберто Флорес. Похожая ситуация и в других филиалах, которые выступают в Сегунде Б: «РМ Кастильи», «Хетафе Б», «Атлетико Б», «Депортиво Б», «Реал Сосьедад Б», «Осасуна Б», «Атлетик Б», «Спортинг Б», «Майорка Б», «Севилья Атлетик» и «Альмерия Б». В «Барсе Б», взамен, меньше чужестранцев, чем обычно. Случай «Атлетика» тоже необычен: нет, они не покупают заграницей, но подписывают молодежь, которая родилась за пределами Страны Басков, как в случае с «каталонцем» Энриком Саборитом. Для кого-то это нарушение традиций, но если его семья живет в Бильбао, почему он не может получить футбольное образование в Лесама? Также дискуссии вызвал темнокожий футболист Йонас Рамальо. Критиков смущал только цвет кожи, потому что игрок родился в Баракальдо и в «Атлетике» сызмальства.

Случай Рамальо самый известный, но не уникальный. В младших командах баскской команды играет полумалиец Бинке Диабате (кадеты А), который в детстве эмигрировал в Страну Басков. В его команде играет Янис Рамани, рожденный во Франции, в то время как в «Хувениль А» мы обнаружим Виктора Монтейро, рожденного в Португалии, и Йона Эскобара, рожденного в Колумбии. Впрочем, руководитель Лесамы, Хавьер Ирурета, напоминает нам, что «все они выросли здесь». Также мы можем включить в этот список баскофранцузов Аймерика Лапорте, Алексиса Карвальо и Юлена Гутьерреса, которые мечтают пойти по стопам Биксанта Лизаразю.

Итак, мы пришли к тому, что место рождения не должно обусловливать факт определения — этот игрок является игроком кантеры или нет. Не нужно далеко ходить, в Примере есть пример (каламбур  случайный) Антуана Гризманна («Реал Сосьедад»), который родился во Франции, но с 13 лет играет за «Сосьедад» и воспитан в Субиэте.

От Рауля до Месси

Месси пришел в Ла Масию в том же возрасте, что и Гризманн в Субиэту. Скауты «Сосьедада» и «Барселоны» были чрезвычайно дальновидны в вопросе этих футболистов. И все же,  из-за аргентинского происхождения Лео, многие сомневаются в том, чтобы называть его кантерано «Барсы», что немыслимо в случае с Пуйолем, например. Но при этом защитник и капитан «Барсы» пришел в Ла Масию в более позднем возрасте, нежели Месси, или Хави с Иньестой. Карлес Пуйоль поступил в кантеру блауграна в 1995-м в возрасте 17 лет. В то время как Хави попал в Ла Масию в июле 1991 года, в 11 лет; а уроженец Фуэнтеальбильи в 12. Напротив, Пуйоль провел несколько сезонов в филиале и дебютировал за первую команду только после того как ему исполнился 21.

Педро пришел в кантеру «Барсы» тоже в 17, из «Сан-Исидро», после прошел от «Барселоны С» до главной команды. Также и Хеффрен Суарес (которого ошибочно именуют на каталонский лад Жеффреном), рожденный в Венесуэле и выросший на Канарских островах. Он пришел в кантеру блаугранас в юношеском возрасте на пару с Серхио Бускетсом (в 2005-м в возрасте 17 лет). В то время как Бойан попал в клуб в 9 лет.

Пике – зеркальный случай Педро и Бускетсу. В 17 лет он уехал в «Манчестер Юнайтед», после того как провел много сезонов в кантере каталонского клуба, играя в одной команде с Фабрегасом и Месси. Но Жерар получил образование в Англии и в «Сарагосе», в которой поиграл на правах аренды. Сам Виктор Вальдес воспитывался с младенчества в «Ла Масии», но несколько лет жил на Тенерифе. Итак, кого из игроков «Барселоны» считать по праву кантерано, а кого нет?

Дебютировать за филиал = кантерано?

«Барселона» Гвардиолы опирается на то, что большинство ее игроков родом из кантеры. Тренер получает бесчисленное множество похвал, потому что дал дорогу молодым, и даже СМИ считают число кантеранос, которым он позволил дебютировать… включая Нолито. Случай андалусийского нападающего демонстрирует реальность: можно ли считать игрока, который перешел в филиал в 2008 году в 22 года, кантерано? Тоже самое с Хонатаном Сориано, некогда жемчужиной кантеры «Эспаньола», который сейчас играет за «Барсу Б».

Это не единственные случаи: севильиста Альваро Негредо был воспитан «Райо», за который выступал в Сегунде Б, но ему удалось в 20 лет перейти в «Кастилью» и провести два сезона в филиале «Мадрида». Венгр Салаи («Майнц»), в настоящее время травмированный, тоже перешел в «Мадрид» в 20 лет из второй команды «Штутгарта». Эти двое воспитывались в филиале, на ступень ниже первой команды, но, может быть, вместо того, чтобы определять их как «кантерано», можно было бы просто сказать, что они были «дошлифованы» в La Fabrica.

В таком же положении Фацио и Перотти («Севилья»), а также Музаккьо и Марко Рубен («Вильярреал»). Весьма разные определения тогда получаются у «кантерано» Негредо и «кантерано» Гранеро, например, или Касильяса, которые с самого детства защищали цвета «бланкос». Даже Сольдадо и Мата («Валенсия») провели в клубе больше времени, чем Негредо. У Арбелоа другой случай: в 18 лет он перешел в кантеру «Мадрида» из младших команд «Сарагосы».

Таким образом, получается немного нелогичная ситуация: Каналес прибыл в «Мадрид» будучи моложе, нежели Негредо. Следовательно: если бы «Кастилья» играла в Сегунде, а Каналес бы чередовал матчи за нее и за первую команду, — его можно было бы считать кантерано? И можно ли считать кантерано того, кто никогда не играл за младшие команды? Тогда еще одна нелепость:  в «Альмерии» есть пример бразильца Мичела Маседо, который пришел в первую команду в 18 лет, и играет за нее уже третий сезон. Для УЕФА он будет считаться «кантерано клуба» по окончанию этого сезона.

Давайте вспомним, что Рауль пришел в «Мадрид» из «Атлетико» в возрасте 15 лет. Многие считают его кантерано «Атлетико», но он провел-то всего два года в кантере матрасников. До этого он играл у себя в квартале, в команде, которая тоже могла бы взять на себя часть его воспитания. Может быть, в таком случае, как случай Рауля, можно использовать термин «разделенного образования»: три команды повлияли на его развитие — «Сан-Кристобаль де лос Анхелес» вначале, «Атлетико» дал ему возможность формироваться на самом высоком уровне, и, в конце концов, «Реал Мадрид» подготовил и закалил его, чтобы он совершил прыжок в элиту. Согласно нынешнему регламенту ФИФА, три команды должны быть лицами, получающими компенсацию за ущерб, если Рауль подписал бы контракт с иностранным клубом, прежде чем ему исполнилось бы 23. Но ведь еще есть мнения самих футболистов, которые чувствуют, что в одном клубе за год получили больше, чем в другом за пять. Так, например, из-за некоторых заявлений Негредо, можно полагать, что сам он себя считает кантерано «Мадрида».

Еще один случай «разделенного образования» — случай Рауля Баэны. Он перешел в «Эспаньол» в возрасте 18 лет из «Барселоны», играл за «Хувениль» попугаев и за филиал. Сейчас оба клуба считают его своим кантерано, но в это дело также вмешивается «Малага», за которую он играл до 14 лет. В «Эспаньоле» есть и другие примеры, как Хави Лопес, Руи Фонте и Рауль Родригес: все они дебютировали при Почеттино, но если первый пришел в филиал «Эспаньола» в возрасте 20 лет, то два последних это сделали в 2010 году! Их невозможно сравнить с Хави Маркесом, который прошел все ступени подготовки кантеры клуба и дебютировал в Примере только в 23 года.

Базовый футбол и кантерано

В базовом баскском футболе мы свидетели того, как «Атлетик» «поглощает» многие таланты своей зоны. Несмотря ни на что, такие футболисты как Аморебьета, Льоренте, Сусаэта, Итурраспе, Ауртенече и Муниаин играют за клуб с детства. Наоборот, такие как Ираола, пришли в 17; Гурпеги – в 18. Микель Сан-Хосе вернулся из «Ливерпуля», но до 16 играл за наваррский клуб «Чантреа» (который не раз «питал» «Атлетик»). «Реал Сосьедад» и «Осасуна» могут гордится тем, что обладают несколькими «чистыми» кантеранос.

Можно сказать, что понятие «кантерано» эволюционировало и приобрело несколько оттенков. Бывали случаи, когда тинейджер попадал в кантеру клуба и дебютировал за него впоследствии (как Гвардиола в «Барселоне», Бутрагеньо в «Мадриде» и Солосабаль в «Атлетико» Мадриде). Бывали случаи, когда молодой скороспелый иностранный футболист завербован для кантеры, но дебютирует в самом раннем возрасте за первую команду. Сейчас «понизился» возраст преждевременности, когда 20-летний футболист уже считается «ветераном» в филиале. Таким образом, каждый раз все труднее тому парню, который влюблен в клуб с детства, дебютировать в первой команде. Случаи Касильяса, Хави, Льоренте, Аранбуру и Пуньяля – исключения.

По материалам Don Balon

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: