Первые 14 страниц автобиографии Стива МакМанамана «Эль Макка: 4 года в Мадриде».  Скандальные события июня 2003 года. Авторы книги: Стив МакМанаман и Сара Эдворти.

Пролог

«Вот его автомобиль» — говорит Стив, всегда первый выходящий из раздевалок, с еще влажными после душа волосами. («Он самый быстрый парень на свете», — смеется Мичел Сальгадо. «Он уходит, а с него еще капает, думаю, и трусы еще влажные. Только выскочил из душа, а через пять минут уже и след простыл. Вот вы видели его, а теперь уже нет.  Бац! И всё. Он ушел»).

МакМанаман выныривает из здания только для того, чтобы обойти вагончик прессы, который совершенно беспардонно припаркован между двумя выходами из раздевалок. Повертев говолой, он направился к задней двери раньше, чем его заметит целый отряд микрофонов и камер, в тот момент когда они его заметят, он уже будет в зоне спортивных машин и новеньких внедорожников.

— Держите водительскую дверь! Не дайте ему уйти! Я напомнил ему, что вы здесь. Кафе закрыто. Он, вероятно, пригласит вас в комнату для ТВ-интервью за той дверью.
— А может немного попозже? — говорит Стив с улыбкой, типично скаузерский юмор, неизменный, несмотря на 4 года в Испании.
— Одна проблема. Он очень стар.

Пятница, 20 Июня 2003

«12 часов дня. Йерро. Тренировочное поле». Запись в ежедневнике сделана торжествующе, затем перечеркнута, позже восстановлена с вопросительным и восклицательным знаком. Размышлять… о чем собственно? О понятии «маньяна», возможно, о том, что стало привычным порядком вещей: встреча с одним из товарищей Стива по команде, по договоренности. В открытом помещении возле раздевалок.

Чтобы закрепить всё это представляю вам Стива громко говорящего на прекрасном испанском с капитаном клуба, темным, неуклюже-худощавым Фернандо Йерро, добавляя, как бы случайно, о его книге, о том, в силе ли интервью в пятницу после тренировки, сопровождая это большим количеством смеха. Это было соглашение, заключенное в духе товарищества, в окружении влажных полотенец, с еще одним комплектом, который не используют, в шлепанцах, в духоте аромата от дезодорантов и геля для укладки волос. Мичел Сальгадо, агрессивный правый защитник, размышлял о поражении из-за спорного гола во время двусторонки. «На тренировках он психопат!» — стонет Стив, как будто чувствует, как его бьют по ногам. Иван Эльгера дразнит вратаря Икера Касильяса. Роналдо поет американский рэп, слова которого ему написал Макка, — как называют Стива все игроки, — которые кропотливо расшифрованы для него на листке бумаги. Работники клуба каждое утро забирают едва ли загрязнившиеся майки игроков, которые шлепают к кровати физиотерапевта или направляются в душ после тренажерного зала. Доктор блуждает в лесах конечностей игроков, — это его профессиональная рабочая среда. Пачки бумаг, — это пришедшие за день письма от болельщиков и личная корреспонденция, сложены высоко в шкафах, оставленных приоткрытыми, там же шкафчики каждого игрока с ключами от машины, темными очками и дезодорантом. Постоянно играющее радио теперь соревнуется с мобильными телефонами, которые снова включают после тренировки. Здесь есть и телевизор, но он не включен. «Только если не что-то важное происходит, например, матч Лиги Чемпионов», — объясняет Стив. «Или некий матадор, наносящий удар по какому-нибудь быку».

Исходя из того предположения, что доверие товарищей по команде гарантирует доступ, на который не может рассчитывать весь остальной мир (то есть, вы не становитесь еще одним далеким чиновником отправляющим по факсу просьбу взять интервью у галактико), я буду вставать на рассвете, путешествовать 800 миль с лишним из Лондона в Мадрид, чтобы стоять, скрестив пальцы, в ожидании серебристого Ауди на стоянке Сьюдад Депортива.

Так или иначе, в этот раз всё иначе. Перечеркнутая и заново восстановленная фраза отражает восходящую драму недели. Воскресенье 22 июля было последним днем сезона и город напряженно вибрировал. «Реал Мадрид» (с 75 очками) принимал «Атлетик» Бильбао в матче, решавшем кому достанутся золотые медали чемпионата. «Реал Сосьедад» (73 очка), второй претендент на чемпионство, дома, в Сан-Себастьяне, играл против «Атлетико» Мадрид. Столица – взрывоопасный фон противостояния двух «Реалов». «Атлетико», как утверждает теория заговора, не собирался оказывать слишком сильного сопротивления, чтобы лишить награды соседа, чтобы было бы равносильно оскорблению. Тем временем, по многим причинам агрессивные, политизированные и эмоциональные баски из Бильбао хотят разбить «Реал Мадрид». Ситуация сбалансирована лучше, чем может показаться. «Атлетик» все еще бьется с «Барселоной» за место в Кубке УЕФА. Ранее на неделе их тренер Юп Хайнкес (бывший тренер «Мадрида», выигравший с ним Кубок Чемпионов), злейшим образом заявил, что не обновит контракт, нападая на директоров клуба и болельщиков за то, что они не поддерживают его и игроков, как он ожидал. На следующий же день президент клуба Хавьер Урия умер от рака горла в возрасте 41 года. «Мы будем играть для Хавьера и хотим победить для него. Это была его мечта вновь видеть нас в Европе», — заявил нападающий Бильбао, Исмаэль Урсаис.

Так что намечался не матч, но ад. По правилам испанского чемпионата, если «Реал Мадрид» и «Реал Сосьедад» закончат чемпионат с равным количеством очков, то «Реал Сосьедад» возьмет трофей, потому что по личным встречам превосходит «Мадрид».

Я приехала, чтобы встретиться с Йерро, чтобы поговорить о четырех годах МакМанамана в «Мадриде», до матча, о котором Стив думал, что он станет его последним в белой футболке. Эти двое познакомились, играя друг против друга на Евро-96, и их дружба и взаимоуважение — это одна из тех неосязаемых наград для игроков, которые облегчают тяготы пребывания за границей. Если Стив уезжал в Испанию, как один из самых загадочных талантов Англии, то в своем новом клубе он получил иной статус. Йерро оценил то, как англичанин работает на команду. Далекий от того, чтобы быть воплощением стиля, как предположили его критики, МакМанаман доказал, что его игра это нечто большее, чем волнующий толпу дриблинг по флангу. Он защищает Роберто Карлоса, когда левый защитник бомбардирует штрафную соперника; он покрывает Зиданов и Фигу; он добавляет подвижности и позволяет всем играть в свою игру. Он, как Йохан Кройф написал в своей колонке в испанской газете Marca, «общий товарищ».

«Всё дело в возрасте», — говорит Стив. «У нас полно молодых в команде, но целая группа игроков помнит друга друга еще по Евро-96 или ЧМ. Мы играли 4 года вместе, выиграли две Лиги Чемпионов. Мы отыграли 10 или 11 финалов вместе. Этот опыт порождает крепкую связь». Со своей стороны Йерро сказал, что Стив — «один из самых захватывающих, фантастических людей, которых я когда-либо встречал в раздевалке. В тот день, когда он оставит команду мы всем будем по нему очень скучать. Он отлично адаптировался и его испанский превосходен – мы все его понимаем. Хотя, мы поняли бы Стива и на английском».

Удачное стечение обстоятельств (с моей точки зрения) или типичная драма (для клуба, преследуемого «синдромом Тенерифе», названного так в честь клуба, которому «Мадрид» дважды проиграл в последнем туре сезона в 1991-92 и 1992-93, таким образом отдавая титул чемпиона «Барселоне»), добавляло последней игре Стива особого колорита. И с кем лучше обсудить эту плотно сбалансированную ситуацию, кроме как с давним капитаном? Выиграть чемпионат – выдающееся достижение само по себе, по для разрекламированной команды 2002-03 – «коллекции самых экзотических мировых талантов», — простая победа в чемпионате просто приоткрыла тайный пакет спасательных мер. Лига Чемпионов – вот большая навязчивая идея «Мадрида». Их рекордные 9 побед определяют клуб.  Ручки стеклянных дверей в магазинах в центре города  даже оформлены как ручки трофея; игроки носят брелки для ключей в форме кубка. Однако, в этом сезоне они вылетели очень рано из одного турнира, из Кубка Испании. Победа в воскресенье, рекордный 29-й титул чемпиона Ла Лиги, искупят сезон, запятнанный отказом в достижении финала Лиги Чемпионов. Сможет ли Йерро объяснить как это случилось, что все решается в последнюю минуту, в команде, в которой полно звезд, о которых наизусть знают всё во всем мире – Рауль, Фигу, Зидан, Роналдо и Роберто Карлос?

Встреча с Йерро была привилегией сама по себе, сложно переоценить власть, которую несет тридцатипятилетний старейшина испанского футбола. Общение с ним, конечно, будет большим, чем просто чтобы заполнить несколько страниц испанских ежедневок. Интересно, как он интерпретирует нахальный настрой перемен, организованный жадным президентом Флорентино Пересом, охвативший клуб, которому он служил в течение 14 лет. Он был лидером команды во время президентских сроков Лоренцо Санса и Переса, Йерро – связь между президентскими офисами на рубеже столетий.

Так что, план «12, в полдень», был небрежно написан в ежедневнике.

Вторник, 17 Июня 2003

План был таков. Однако, всего за три дня до встречи всё повисло в воздухе. Совершенно не вовремя, даже для клуба, который непринужденно покупает звезд, «Мадрид» объявил о трансфере Дэвида Бекхэма из «Манчестер Юнайтед». Теперь у интервью Йерро, в котором нужно было сконцентрироваться на дружбе капитана со Стивом, появилось новое измерение. Покупка Бекхэма подтвердила, что события в «Мадриде» приняли головокружительный оборот. Те, кто считал «Реал Мадрид» Гарлем Глобтроттерс от футбола, назвали это кульминацией революции, начатой Пересом, трехлетнее господство которого было с первого дня засвидетельствовано МакМанаманом. «Ну и дела! И Бекхэм туда же!», — говорили люди. Другие мрачно утверждали, что это последнее действие Переса, отдавшего душу клуба на алтарь меркантилизма. Игроки оценивались по количеству футболок, которые они способны продать, то есть они должны быть прежде всего форвардом привлекательной наружности, креативной звездой первой величины, не боевым полузащитником или укрепленные сражениями защитники с менее очаровательными ролями. Негодование назревало потому, что галактикос провозглашены в ущерб другим игрокам. Красочные дебаты уже пропитывают предстоящую беседу с Йерро, которому теперь нужно быть близким к Гендальфу, белому магу Толкиена, готовому защитить его товарищей от беспощадных махинаций финансистов. Конечно, команда не нуждалась в сезоне, который начался со спорных попыток продать фаворита раздевалки Фернандо Мориентеса, а закончился добавлением другого звездного полузащитника.

После нескольких недель предположений и постоянных слухов, которые невозможно было аннулировать беспрецедентным словесным «никогда, никогда, никогда»; опровержением Би-би-си; и «официальным заявлением» на веб-сайте клуба: «У «Реал Мадрида» нет никаких намерений договариваться о трансфере г-на Бекхэма». После недель дымовых завес и наглой лжи, нечетких фотографий чиновников Реала и Юнайтед, встречающихся на Сардинии; Наоми Кэмпбелл, доверившейся журналистам светской хроники о том, что ее подруга Виктория присматривает дом в Мадриде, из тех, которые обещают игрокам, которые переходят в «Мадрид»; и это еще до окончания сезона. Это и есть начинка бомбы, которая встряхнула раздевалку Йерро. Дело сделано.

Короткое заявление об этом трансфере, которое было в этот день выставлено на официальном веб-сайте клуба, это третий из трех пунктов, перечисленных в порядке важности. Первый – длинное эссе по  Parallel Ligas, привлекая внимание как много похожего в концовке этого сезона с сезоном 1979-80. Второй — потенциальный рекорд Рауля, которому всего одного гола не хватает для того, чтобы стать четвертым бомбардиром в истории «Реала» в рамках чемпионата. И третий пункт содержит категоричные формулировки. Соглашение с Дэвидом является «окончательным и бесповоротным», и стало возможным благодаря «сильному и безошибочному решению Дэвида».

И в самом конце – «капитан сборной Англии будет играть за «Реал Мадрид» со следующего сезона», … «трансфер станет действительным со 2 июля», «трансфер сделает нашу команду более сильной», — не столько о будущем, сколько декларация намерений. И правда, не слишком ли причудливой была эта попытка пресечь в корне ожидаемое восстание?

Всего несколько секунд после «бомбы», Испанию охватила Бекхэмомания. Несмотря на ежедневные внутривенные вливания, начиная с марта, несмотря на тот факт, что ни для кого это не было сюрпризом, действительность – это совсем другая история. Пересовское «никогда, никогда, никогда» было президентским да своему «Неверленду» — фантастической стране для тех, кто верит в волшебство. Газеты As и Marca посвятили по 12 страниц каждая приходу в «Мадрид» шестого галактико. Каждая минута личного тура по Дальнему Востоку, предпринятому Дэвидом и Викторией Бекхэм, была показана по ТВ в местных тапас барах. Фаны стекаются в Сьюдад Депортива, чтобы петь имя Бекхэма (которого там еще нет), в клубном магазине уже спрашивают о его футболках (которых еще нет). Юные девушки рисуют на животе его имя, мальчики украшают белые футболки словом Welcome.

Девочки подростки, переполненные эмоциями, рыдают, держа в руках журналы с изображением их нового guapo, или красавчика, — прекрасное дополнение к самой предприимчивой команде на планете. В мадридских магазинах на ура расходятся белые костюмы и короткие поддельные алмазные гвоздики. Обозреватели светской хроники размышляют о том, какие покупки будет делать и какие рестораны будет посещать знаменитая пара. Его фотографии повсюду начиная с британских книг для высшего образования, заканчивая его фото, украшающего автобусы в Токио. Телезрители, наблюдавшие репортаж Sky News, с выступлением Премьер-Министра увидели красный указатель «экстренного выпуска новостей» извещавших о том, что далее следует прямая трансляция пресс-конференции представителей «Реал Мадрида». Что интереснее для публики война в Ираке или Бекхэм в «Мадриде»? Чьи слова более весомы Тони Блейра или Хорхе Вальдано, спортивного директора «Мадрида»?

И Стив – даже непринужденный философ Стив, — походит на заряженного адреналином репортера прямого эфира, действующего на линии фронта. «Это было невероятно. Тренироваться в то утро было невозможно», — говорит он. «У нас были репортеры у дома, фотографы на лестнице, орды людей у тренировочного поля, люди барабанили в окна автомобиля, кричали и задавали вопросы, выражали надежду на любой ответ о том, что мы думаем о Бекхэме или на что похожа жизнь для игрока «Мадрида». Игроки были очень, очень, очень расстроены этим. Жена Рауля была заперта дома, — она была известной моделью, часто бывала в журналах знаменитостей, но до этого дня к ней относились с уважением, никогда еще она не могла просто не выйти из дома. Этого никогда не бывало ранее, — некоторые жены других игроков почувствовали это на своей шкуре и тоже были несчастливы. Пресса нарушила все неписанные правила. Это было все очень неприятно. Прибытия Зидана и Роналдо не вызвали столько суеты».

«Всем было неудобно. Никто не мог понять, почему новости о трансфере вышли за несколько дней перед решающим матчем в борьбе за чемпионство. Отвлечься – это последнее, в чем нуждаются игроки перед матчем. Для нас теперь потерпеть неудачу было бы, считай, катастрофой. Для клуба, который придавал такое значение успеху в Лиге Чемпионов, проиграть в ней и в чемпионате было бы пагубным. Но подавляющим было чувство, что весь фурор по отношению к приезду Бекхэма был огромным неуважением по отношению к игрокам, которые все еще пытаются выиграть Ла Лигу. Это все чувствовали особенно сильно».

Оскорбление можно было прочитать по мимике и жестикуляции игроков на тренировке. Йерро, Рауль, Роберто Карлос и Гути, четыре капитана, или старшие профессионалы, как говорят, встречались с Вальдано за 10 дней до того, и им были даны гарантии, что они будут в курсе всех планов клуба. Итак, почему это шокирующее заявление было сделано сейчас? Почему за несколько дней до матча, который мог дать определение сезону «успешный» или «провальный»? И еще, что это за определение, «Реал Мадрид» наконец-то велик, потому что Дэвид Бекхэм приезжает? Слово, которое просочилось из-за двери раздевалки было «неувежение». Йерро говорил о Бекхэме кратко и безлично: «укрепление». «(Он) больше маркетинг, чем футбол», — сказал Касильяс, в то время как Гути был более эмоционален: «Не думаю, что это справедливо, что в тот момент, когда Ла Лига находится в своей кульминации первые полосы газет только о Бекхэме». Роберто Карлос назвал Бекхэма девочкой. «Он может поцеловать меня в ж…», — пожал Роберто плечами.

«Это просто было неподходящее время, индивидуально к нему игроки не испытывали такой неприязни», — скажет потом Стив. «Это был длинный, длинный сезон и внезапно случился этот взрыв бомбы и пресса подхватила это из ниоткуда. Это было нетипично для испанской прессы, это было огромный, огромный поток грязи. Давление бесило игроков, а не Бекхэм, потому что он был не при чем, он вообще был на другом конце света. Он просто перешел в «Мадрид», чего хватило сполна. Все мы в раздевалке оставили это в прошлом. Неудачный выбор времени ускорил вторжение прессы, а этого хотелось меньше всего. Люди шли на работу и говорили мне: «Возле моего дома все утро толкутся англичане, они хотели поговорить с моей женой. Что с этими людьми не так?». А я им: «О, да, убиться можно. Англичане такие, я дико извиняюсь, простите».

Для Виктории МакМанаман, незнакомой с прессой, она адвокат и читала лекции в испанских университетах, это тоже было нелегкое время. «У ворот нашего дома постоянно толпились люди, неделю или две», — признается она. «Они постоянно звонили в дом и просили побеседовать с ними. Дверной звонок сводил меня с ума! Я притворялась, что я испанка и не понимаю их, потом пыталась игнорировать, пыталась не ходить возле окон, чтобы они думали, что дома никого нет! Я говорила с ними лишь однажды, и это кажется было через спикерфон, — я нашла к ним любезный, сдержанный подход, четко объяснив, что я не хочу говорить о Бекхэмах, а они продолжали спрашивать! О жизни в Мадриде, изучении языка, нравится ли нам город и кухня. Конечно, когда они напечатали это в газете выглядело это всё так, что я только и говорила о Бекхэмах. Например, я сказала: «Да, магазины прекрасны», — они напечатали, что я не могу дождаться, когда приедет Виктория и мы с ней с удовольствием пройдемся по магазинам. Я даже ни разу не назвала ее имени. Я была так раздражена, потому что не говорила ничего подобного, и это выглядело так, словно для меня больше ничего не интересует, кроме как ходить по магазинам. Каким-то образом некоторые представители британской прессы раздобыли мой номер мобильного и приставали ко мне с интервью, интересуясь моей и Стивена жизнью в Испании. А я подчеркнула, что им не было интересно это в течение прошлых 4 лет, и я не собираюсь помогать заполнять страницы теперь. Другие жены и я обсуждали эту ситуацию во время последних матчей. Они были просто сыты по горло. Они вели тихий образ жизни. Теперь их внезапно стали осаждать вопросами об игроке, о котором они едва слышали. Они не могли понять эту суету и думали, что это крайне непочтительно по отношению к их мужьям и клубу, поскольку у них все еще был впереди матч, и этот матч был «золотым». Будучи англичанкой, я чувствовала смущение, что это были английские репортеры, что они приставали к другим семьям. А они слышали о Бекхэме только то, что это игрок «Ман Ю» и не понимали масштаб суеты».

Стив продолжает: «Игроки тоже получали сполна. Представьте себе. Вы уехали из дому, который окружили, добрались до тренировочного поля, вышли из автомобиля, а тут опять камеры прямо в лицо, микрофоны в окна. «Что будет есть Бекхэм?». Это просто бесило. Все искали любого комментария. Если бы вы остановились и заговорили с одним из испанских журналистов, которых вы видите каждый день, то все вновь прибывшие втиснулись бы и кратко записали бы то, что они смогли бы подслушать. Это было довольно тягосно  и быстро стало раздражать. Так что было важно, что Вальдано пришел к нам побеседовать на следующий день».

Среда, 18 июня 2003

Вальдано заявил, что у клуба не было другого времени на переговоры, так на «Манчестер» оказывал давление фондовый рынок, и клуб вынужден был начать срочную операцию. Говорит Стив: «Думаю, что клуб понимал какой будет реакция и они пытались пресечь это в корне. Именно поэтому Вальдано сделал беспрецедентный шаг и пришел с нами поговорить. Реакция была такова, что он обязан был просто прийти и объяснить нам причины. Люди были несчастливы».

«Он вошел в раздевалку прямо перед тем, как мы должны были отправиться на тренировку. Мы все сели на скамьи рядом со шкафчиками, которые составляли две линии друг напротив друга, — самые известные игроки в мире сидели как школьники. Он встал во главе линий. Никто ничего не говорил, но можно сказать, что все понимали, что он пришел объяснить, что происходит. Он сказал, что мы купили его, и сказал, что он будет на таких же правах как и остальные. Потом он добавил, что он и Йерро идут на пресс-конференцию, чтобы журналисты могли получить официальные комментарии. Он попросил нас не отвечать на вопросы о Бекхэме, не говоря о нем вообще. Никто не задавал вопросы Вальдано. Мы все слушали и думали: «Отлично, это скоро все утихнет». Так что, в этом отношении все было ок. Я вышел и сказал ордам: «Слушайте, я ужасно извиняюсь, я не могу говорить об этом. У нас важная игра в воскресенье и всё».

Это было всё, но это был не конец. На пресс-конференции, — давайте переключимся с Тони Блейра и посмотрим прямую трансляцию из Мадрида, как предложил Sky – новость прозвучала. Учтивый бывший капитан сборной Аргентины подчеркнул значение Бекхэма, отчитался за статус клуба и будущее руководство. «Для клуба — у нас будет лучшее представительство и имидж. Для игроков – это будет еще одна суперзвезда, присоединившаяся к нам. Это качественный скачок, который сделает нас лучше», — переводят с испанского. Сразу после начали звучать вопросы о маркетинговых причинах, и о потенциальном вкладе Бекхэма в финансовом плане. Его трансфер это больше футбол, чем маркетинг или маркетинг больше, чем футбол, — как заявил Касильяс? Негодование пошло дальше к дебатам о том лучше ли англичанин тех, кто уже играет на «Бернабеу», и что его приход может означать для большинства полузащитников, особенно для Фигу (как ранее ходили слухи, он мог быть частью обмена с «Ман Ю») и Гути.

Внимание большинства игроков, возможно, было обращено на то, чтобы слушаться Вальдано, но двадцать четыре часа жили своей жизнью. Ходили слухи, Рауль ходил с мертвенно бледным лицом из-за нарушения частной жизни его и его семьи, а также из-за ожидаемого цирка в продолжение. Боялись, что частная жизнь станет известна prensa rosa, злонамеренной испанской промышленности в области сплетен. До тех пор игроки могли спокойно гулять в одном из легендарных ночных клубов до 4:00 и никто не сообщил бы об этом. Был страх, что Бекхэм, как говорят, потребовал № 7, который носит Рауль еще с юношества. И было плохое предчувствие относительно Гути, отечественного таланта, «Испанского Бекхэма», из-за прически и любви к моде, который боялся за свое место в команде. «Я хорошо играл в центре, они купили Зидана. Я хорошо отыграл в атаке, они купили Роналдо. И теперь Бекхэм. Для меня нет места», — дулся он не без причин. Когда Флорентино Перес покупал галактико, он ждал, что тот будет играть. Будет играть всегда. В каждом матче. Не важно в какой форме он будет. Это стало неписанным правилом. В больших матчах в старте всегда должны быть знаменитости. «Must-play», глобально признанная звезда, человек, чьи права на использование имени принадлежат клубу, — спорная особенность новой ультрасовременной, с коммерческой точки зрения, эры «Реала». Это прекрасно, если вы говорите это о Зидане, который играет как бог, или Рауле, бесспорном короле Бернабеу, или о Роналдо, который пришел в «Золотой Бутсе» ЧМ. Но Бекхэм? Он это ли не слишком? В июне 2003 года к этому игроку, который был невидим в первом матче четвертьфинала Лиги Чемпионов против «Реала», который начал со скамьи запасных во втором матче, который, как полагали требовательные болельщики «Мадрида», был исполнителем штрафных, одноногим распасовщиком и художником мертвых мячей? Разве он не просто симпатичный мальчик, который волнуется только о том, чтобы его волосы хорошо смотрелись? Из источника близкого к Фигу и его жене прозвучало, что если Бекхэм принесет свой багаж знаменитости, потому что он (и/или его жена) ухаживает за этим своим статусом, то это не получит сверхдружественный прием в раздевалке. Игрокам подобные вещи не нравятся.

«Люди были немного злы, но это не значит, что все мы вроде как говорили друг другу: «О, давайте, устроим ему темную, как только он приедет», — говорит Стив. «Думаю, тот факт, что наши парни играли против «МЮ»  в ЛЧ, означает, что у них было свое мнение об этом игроке. Первый матч был на «Бернабеу», «Мадрид» комфортно победил, а Бекхэм был незаметен. Во втором матче Бекс начал на скамье. Но игроки много английского футбола видели по ТВ. Немного злились, потому что были не против него как человека, а против того, что творилось всю неделю. Люди были сыты этим по горло. Даже когда испанские игроки готовились к матчу сборной Испании против Северной Ирландии, продолжали отвечать на вопросы о Бэкхеме, это было уже слишком. Это был очевидный срыв’.

Продолжение следует…
Перевод с английского Vincenzo, Real-Madrid.ru

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: