Ниже — отрывок  из книги Хорхе Вальдано о Мичеле, его бывшего партнере по «Реал Мадриду» в 80-х:

Ранимый Мичел

В «Реал» поступил бразилец Роша, возрастной центральный полузащитник, своим классом закрывший брешь там, где не справлялись Руджери и Спасич, и ставший хозяином в середине поля. Подписал контракт югослав Просинечки, слишком молодой, чтобы брать на себя игру, однако дерзкий при выполнении своих обязанностей.

Мичел

Сборная тоже ничем не могла похвастаться. Не отобралась на чемпионат Европы в Швецию и подверглась критике. Никто не говорил о достоинствах противников, все искали виновных в собственном доме. Ими, естественно, были Мичел, Санчис, Мартин Васкес, Бутрагеньо. Предполагаю, что из этих передряг они вышли более сплоченными, однако есть вещи, которых я не знаю. Не знаю, например, так же верили они после всего сами в себя и сохранили ли жажду бороться.

Пятерка Бутре (сокращенная в «Реал Мадриде» до тройки) — это ведь футбольное сообщество, а не духовное единение. Душевный настрой у каждого свой. Санчис, например, выходил на «Сантьяго Бернабеу», будто поиграть в парке. Рассказывают, что однажды, проснувшись после послеобеденного сна, он не смог назвать соперника, с которым предстояло играть этим вечером. Между прочим, им была «Барселона». Очевидно, это его не очень беспокоило.

Бутрагеньо я знаю давно и много лучше других. Делил с ним комнату на сборах и в ночь, предшествующую великим схваткам, не мог заснуть я, 28-летний, а он в свои 20 спал, как ангел, благо был на него похож. Публика им восторгалась, а это всегда действует успокаивающе, потому что позволяет делать ошибки.

Вальдано и МичелА уж кого с первого взгляда невзлюбили болельщики-мадридцы, так это Мичела. Он очень переживал, старался выкладываться в каждом матче, но этим лишь сковывал себя. Я говорил ему, чтобы он не принимал близко к сердцу свист, что доносился с трибун. Однако кто может игнорировать реакцию зрителей, если в значительной степени мы играем для них? В одной игре они обратили всю свою безжалостность против меня, и тогда Мичел подошел ко мне с вопросом: «Кем они так недовольны?» Страху он отвечал юмором, и если переживал больше, чем другие, то только потому, что любил футбол как никто другой.

При распределении ролей Мичелу было уготовано сыграть отрицательного героя. И это ему всегда мешало. До того, что однажды, не желая больше слыть нелюбимым, он намеревался оставить футбол. Но вернулся. Замечательный аргентинский писатель Хулио Кортасар сказал: «Когда кто-то говорит, что уходит, это значит, что он ушел». В майке другого клуба, другой страны Мичел только хотел быть холодным профессионалом, чтобы свист не разрывал его душу любителя футбола.

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: