Сегодня исполняется 10 лет с тех пор как Зинедин Зидан поставил свою подпись под контрактом с «Реал Мадридом». Предлагаем вашему вниманию отрывок из автобиографии Стива МакМанамана «El Macca, 4 года в «Мадриде»» о трансфере Зидана:

Лето 2001 года было во власти личного крестового похода Флорентино Переса, который пытался заключить контракт с его следующей суперзвездой. Цель? Зинедин Зидан. Игрок года по версии ФИФА (1998, 2000), лучший футболист своего поколения. Тренеры, коллеги и болельщики стоят в очереди, чтобы поаплодировать ему. Возьмем Эме Жаке, тренера сборной Франции, при котором Франция выиграла Чемпионат мира 1998 года против Бразилии после того, как Зидан забил два гола в финале. «Зидан видит концепцию организации игры», — твердил Жаке в интервью Эндрю Хасси для Observer. «Его контроль мяча точен и осторожен. Зизу может заставить мяч делать все, что хочет. Но его внутренний драйв – это та сила, которая движет его вперед. Он – 100-процентный футболист».

А Зидан стремился в Мадрид. Как и некогда в случае с Фигу, как в 2002-м с Роналдо и в 2003-м с Бекхэмом, — президент «Мадрида» проницательно гарантировал, что объект его желания выражал готовность, действительно определенную, чтобы перейти в «Мадрид». Таким образом не оставляя своим текущим работодателям выбора, кроме как начать переговоры. Перес публично пригласил Зидана трудоустраиваться в Мадриде, что напомнило скандальный трансфер Фигу – даже если это был всего лишь тонкая игра с общественностью, Перес тем самым увековечил осознание, что он ничего не может поделать с тем, что в его двери стучат лучшие игроки в мире. В августе 2000 года, через несколько недель после триумфального захвата Луиша Фигу, Перес, как говорят, заметил Зидана на праздничном ужине УЕФА. Monte Carlo Sporting Club с его огромным, в стиле планетария, куполом, усеянном звездами, стал прекрасной mise en scene для события, которое послужило причиной для того, чтобы «Мадрид» в последствии окрестили «Los Galacticos». Перес, как говорят, взял салфетку и написал на ней: «Вы хотите играть за «Реал Мадрид»? Этот экстравагантный жест — я уверен, что в Sporting Club подавали целые полотна, а не салфетки, —  набирал обороты, по мере того, как это сообщение передавали из рук в руки, пока оно не достигло Зидана.  Не подымая головы тот взял ручку и набросал что-то. Салфетка вернулась. Перес открыл ее и засиял. Ответ был: «Да».

Таким образом начались одиннадцать месяцев сплошных спекуляций. Для «Реал Мадрида» Зидан был идеален на поле и за его пределами. Послужной список героя Франции на ЧМ-98 и Евро-2000 был бы неполон без упоминаний о победах на клубом уровне – обладатель Суперкубка Европы (1996), Межконтинентального кубка (1996), Чемпион Италии (1997, 1998), обладатель Суперкубка Италии (1997). В «Юве» он дважды доходил до финала Лиги Чемпионов (1997, 1998), но оба раза проиграл («Боруссии» и «Реал Мадриду»). В то время, как Перес стремился как можно больше прославить клуб, Вероник, жена Зидана французско-испанского происхождения, которую он повстречал играя в «Каннах», как говорили, все больше и больше стремилась к тому, чтобы вернуться на родину своих родителей, чтобы там воспитывать своих сыновей. 3 июля, через 11 месяцев после путешествия салфетки в Монте-Карло, Флорентино Перес полетел в Италию, встретил генерального директора «Юве» Лучано Моджи, и начал работать над соглашением. «Юве» требовал 80 млн. фун. «Мадрид» отказался, и начал якобы вместо этого подумывать о трансферах Гаиски Мендьеты и Патрика Виейра. Зидан, который был в отпуске на Таити, был далек от этих событий, но его желания были четко изложены. «Юве» должен был или услышать негодование игрока или сбить цену. Перес вернулся обратно из Турина, заявив СМИ, что отдаст за Зидана 50 млн. фун.

Покупка Зидана была президентской декларацией намерений. Но намерений не Висенте Дель Боске, которому таким образом преподнесли презент за победу в Ла Лиге. В стиле, как его преподносил Хосеп Луис Нуньес, Терри Венейблсу, когда тот выиграл Ла Лигу в 1985-м, в его первом сезоне в качестве тренера «Барселоны». «Я поехал домой на выходные, а когда вернулся, президент купил мне, что было совершенным сюрпризом, этого нападающего из «Сарагосы», — хихикал Венейблс вспоминая. — «Я сказал: «Слушайте, спасибо конечно, но он играть не будет. Что вы делаете?». Это было абсурдно… У меня были отличные отношения с Нуньесом, он разбирался в футболе, но сегодня власть, которая есть у президентов в Испании, с каждым днем становится все сильнее и сильнее. Как это может быть, чтобы тренер не имел права голоса в трансферных вопросах?».

«Наша стратегия предельно ясна», — заявил Перес после трансфера Зидана. «Я всегда говорил, что этот клуб должен обладать лучшими футболистами в мире. Почему? Потому что они рентабельны. Покупка игрока мирового класса означает для «Мадрида» большую интернациональную проекцию и эти трансферы спасут финансовое положение «Мадрида». С финансовой точки зрения, Зидан – прекрасная инвестиция, как и Фигу».

Если захват Фигу призван был обескровить внутренних конкурентов «Мадрида», присутствие Зидана в золотом сачке Переса было необходимо для того, чтобы нести образ «Мадрида» далеко за границу. На календаре предстоящего сезона одна дата была смело обведена красным: 6 марта 2002 года, — сотый день рождения Real Madrid Club de Futbol. Щеголяя со званием Лучшего клуба XX века, Перес видел в покупке Зидана прекрасную возможность бросить вызов «Манчестер Юнайтед» в коммерческом доминировании. И каким может быть кратчайший путь к достижению этой цели, как только не трансфер самого талантливого футболиста в мире по цене равной мировому рекорду? Еще лучше то, что Зидан, гордящийся своим алжирским происхождением (он  дал себе определение «не практикующий мусульманин»), был символом молодой иммигрантской Франции. Хотя он делал всё возможное, чтобы избежать использования своего имени в политических целях в перекрестных огнях французской рассовой политики, имя Зидана стало символом интеграции различных культур. «Я каждый день помню о том, откуда я пришел, и я все еще горд быть тем, кто я есть. Сначала кабил из Ля Кастелана, потом алжирец из Марселя, а затем француз». Более 300 газет на своей первой полосе разместили фотографию Зидана и новость о его переходе в «Мадрид». Клуб подготовил к этому событию полмиллиона футболок, отдавая приоритет французскому и арабскому рынку. Недавно созданный официальный сайт «Мадрида» — в среднем 100 тыс. хитов в день, —  в день объявления трансфера посетили 800 тыс. пользователей. Дополнительно Перес приобрел 90 процентов прав на использование имени Зидана взамен на зарплату 4,5 млн. фунтов с вычетом налогов.

Для игроков столетний год означал не столько триплет, сколько невысказанное ожидание, которое было словно обязательство. Ведь это просто, правда, выиграть Копа дель Рей, Ла Лигу и девятый Кубок Чемпионов (место проведения финала Хэмпден Парк, полный исторического резонанса)? Все это должно было быть лишь частью грандиозных празднований. Относительно Копа дель Рей, испанская федерация подтвердила, что финал состоится раньше, чем обычно – 6 марта, в день рождения «Мадрида», на стадионе «Сантьяго Бернабеу». Это решение было принято, чтобы внести «скромный» вклад в столетнее празднование «Реала». Даже Луиш Фигу, который после окончания своего первого сезона чувствовал себя пресытившимся («я не устал от футбола, но я сыт по горло столькими переездами и таким количеством дней, когда пришлось торчать в отеле») и которому предстоял чемпионат мира,   заявил, что с нетерпением ждет конца межсезонья и придумал необходимую линию поведения для клуба: «Мы верим в то, что победа в Глазго – это своего рода судьба!», — сказал, примкнув к хору романтиков, уже вспоминающих голевую феерию в 1960-м на «Хемпден Парк», когда «Мадрид» обыграл «Айнтрахт» со счетом 7-3…

— отрывок из автобиографии Стива МакМанамана о трансфере Зидана
Перевод с английского: Vincenzo, Real-Madrid.ru

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: