Это было в субботу, 29 октября 1994 года. Прошло две недели после традиционного арагонского праздника Las Fiestas del Pilar, но атмосфера в Сарагосе все еще была накалена. Город осознавал неповторимость и величие команды, которую создал Виктор Фернандес.

Болельщики все еще смаковали победу в Копа дель Рей, добытую несколькими месяцами ранее и пробовали на вкус каждый матч с участием Густаво Пойета, Эснайдера, Игеры и компании. Конечно, абсолютно никто тогда и мечтать не мог о том, что эта команда завоюет еврокубок в финальном матче с «Арсеналом» на последней минуте добавленного времени. Даже Найим, который посвящал некоторое время на тренировках ударам с центра поля, не знал еще толком зачем он это делает.

Это судьба, — скажет кто-то. Арабы, как уроженец Сеуты Найим, называют это «мактуб» (араб. — «так суждено»).  Детерминистский взгляд на театр под названием жизнь. Человек верит, что он сценарист, тогда как по этой теории он – всего лишь актер исполняющий либретто, которого сам не знает.

Но давайте хотя бы на минуту примем эту теорию. Тогда «мактуб» Найима включал в себя мяч пролетевший пол поля над головой вышедшего из ворот Симена, мяч, который поцеловал небо Парижа и обнялся с сеткой ворот, спровоцировав радостный восторг миллиона арагонцев. Только осенью 1994 года еще никто не знал, что это случится. Как и юноша, который готовился выйти на поле «Ромареды» в ожидании своего дебюта, не знал, что он отправляется в очень длинное путешествие.

Я был одним из 37,000 человек, увидевших дебют Рауля Гонсалеса Бланко. Я был одним из 37,000 человек, которые созерцали смелые забеги 17-летнего парня, собранного в колосья кривых ног и неутомимой воли. Я подумал, что это неотъемлемая часть ситуации: «Он дебютирует и пытается себя проявить». Это была моя первая ошибка в ту ночь. 16 лет, 6 раз чемпион Испании, 3 Кубка Чемпионов, 2 Межконтинентальных кубка и достаточно миллионов евро, но Рауль продолжает оставлять всю свою душу в каждом матче, в каждом мяче.

Моя вторая ошибка случилась, когда я увидел как Рауль не использовал несколько выходов один на один против Седруна. Не судите строго: я был подростком, которому еще не исполнилось 14 лет, с шарфом «Сарагосы» на шее и пакетом семечек в руке. Но был тот, кто сумел интуитивно прочувствовать мактуб Рауля: «Мелочные,  — те, кто складывают мнение об игроке по статистике и данными измеряют заслуги игроков, — такие скажут, что Рауль сыграл отвратительный матч. Но на самом деле было всё в точности наоборот. Со вчерашнего дня мне  известно, что Рауль – талантище, футболист интуиции. Некоторые его действия отличают игроков великих от игроков обычных, такие как Рауль, на один метр и на одну секунду впереди нормального». 90 минут было достаточно журналисту Сантьяго Сегуроле, чтобы расшифровать судьбу Рауля. А я в это время ел семечки.

«Мадрид» проиграл матч на «Ромареде», но выиграл нечто более важное: в его составе появился безупречный футболист, кумир миллионов болельщиков. Неделей позже он забил великолепный гол на «Бернабеу» в матче с «Атлетико» и вся Испания начала неясно видеть то, о чем писал главный редактор El Pais. Талантище. Проворство. Интуиция. Качества, которые отличали Рауля в течение 15 лет, сделали из него икону мадридизма. До тех пор пока не наступило 25 июля 2010 года.

Флорентино Перес расстался с лучшим хранителем ценностей «Мадрида» за последние 15 лет. Рауль прощался с Мадридом в умеренной атмосфере, несмотря на трансцендентность момента, в окружении Хорхе Вальдано, Эмилио Бутрагеньо и Мигеля Пардесы  и еще нескольких сотен болельщиков, ранним летним утром в понедельник. Любопытно, что три свидетеля прощания Рауля присутствовали на его боевом крещении в Сарагосе: Вальдано, как тренер «Мадрида»; Бутрагеньо, как звезда, в ожидании длинных вечеров на скамье запасных, которую собственно на поле в том матче и заменил Рауль; и Пардеса, который тогда играл в нападении «Сарагосы», а воспитан был в «Мадриде». Капризные заметки на странице совпадений, через годы и расстояния, которую может объяснить только «мактуб».

«Я СТАЛ НА 5 ЛЕТ МОЛОЖЕ»

Но далекий от того, чтобы написать эпилог своей карьеры, Рауль простился с «Мадридом», обещая войну: «Если бы я остался в «Мадриде», я бы много играл», — сказал он, предвосхищая проблемы, которые будут в атаке команды Моуринью несколько месяцев спустя. Но вместо фанфар на позолоченном персидском ковре или вояжа в США, он направился в серый, промышленный Гельзенкирхен. Рауль всегда был честен сам с собой, он знал, что у него остались вызовы в главном европейском соревновании.

 Поначалу в нем сомневались в Германии. «Шальке» Феликса Магата начал буксовать, а мадридец едва ли мог установить контакт с мячом. Некоторые газеты поспешили вычеркнуть его имя и нарекли Рауля «разочарованием сезона», без оглядки на то, что человек переехал в новую страну, город, приспосабливается к новой культуре и футболу, которые требуют определенное время на адаптацию. Равно как и изнурительные тренировки Магата, которого прозвали «Садам». «Поначалу я приходил домой с такой болью, что не мог двигаться», — признается нападающий.

Понемногу все эти изнурительные, тяжелые тренировки начали приносить плоды. «Упражнения с медицинскими мячами подарили мне еще 5 лет в футболе», — считает «сеньор Рауль» (читать с тевтонским акцентом).

На прошлой неделе его удара головой было достаточно, чтобы вылечить сезон «Шальке». Его гол в ворота «Баварии» может принести еще один трофей на его полку для кубков, хотя это уже будет немецкая полка. Видя, как он бежит переполненный эйфории после финального свистка, как будто родился в котловине Рурского бассейна, и «Шальке» — его любовь, заставляет меня проникнутся уважением к этому неутомимому труженику. Он все также способен на чудеса, а мы можем чувствовать все то же, что и 16 лет назад.

— Айтор Лагунас, Don Balon

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: