• 0

  • 80

«Мне нравится командовать»

3 декабря 2011, 10:10

Легенда «Реал Мадрида» осторожно движется по жизни. Он знает, что его рассматривают в качестве наследника Флорентино Переса в почетном ложе «Бернабеу». И нельзя сказать, что ему это не нравится. В этом интервью он рассказывает о своем интимном мире амбиций и разочарований.

Полночь над горной цепью Гаргантьель, и четверть луны не рассеивает тени гор. Каменные дубы, усыпанные наполовину созревшими желудями, грабы, густо заросшие кустарники ладанника; холмы исчезли под покровом мглы, из которой доносятся запах сухой травы и пронзительный шум. Стрекотанье сверчков сопровождает симфонию рокота и глухих, почти человеческих криков ланей и оленей. Сквозь весь это рев и шум можно различить голос Мануэля Санчиса, который, расположившись рядом с лесом, рассуждает о своем любимом животном: «Меня восхищают кабаны. У них чрезвычайно чувствительны нюх и слух, но у них есть и шестое чувство. Не спрашивай, откуда оно у них, но кабаны видят тебя, и, если ты не охотишься на них, они не боятся. Ты можешь поджидать их сутками, ведь они осторожничают. Ты притаился и не издаешь шума, но они чувствуют что-то неладное. Что-то привлекает их внимание. Я думаю, поэтому они умеют выживать. Я не говорю о кашле, потому что это было бы слишком просто, но самого тихого хруста будет достаточно, чтобы они тебя заметили».

Говорят, что первобытные охотники отождествляли себя с добычей, чтобы уметь предупреждать их действия. Иногда Санчис по несколько дней выслеживал кабанов. Днями и ночами. Сидя часами на каменных дубах с 7-миллиметровым Mauser, затаившись и не создавая ни малейшего шума, будучи внимательным к знакам природы, он научился понимать звуки, которые испускают животные, разгадывать пометки на стволах деревьев, «раны, нанесенные клыками». Он узнал, что между кабанами и пересмешниками есть взаимопомощь, и птицы предостерегают животных криками каждый раз, когда видят человека. Целые дни он проводил в ожидании, даже если ничего не происходило. У него были причины заскучать, но, наоборот, он говорит, что он чувствовал себя счастливым.

«Я не планирую будущее, — заявляет он. — Я стараюсь наслаждаться настоящим. У меня есть приятель, который однажды преподал мне урок, заболев гриппом. Он собирался принимать антибиотики в течение целой недели. Ему 55 лет. Я сказал: «Посмотрим, как быстро пройдет грипп, и ты выздоровеешь.» Нет, нет, пусть болезнь проходит медленно, потому что я хочу наслаждаться каждым днем!». Ну, такая философия жизни мне нравится».

Приближается глубокая ночь, и олени ревут громче перед приближением рассвета. Санчис кажется рассудительным человеком, но он отвергает всякую нерешительность с гримасой отвращения. «Любое сомнение меня беспокоит, — говорит он. — Кто сомневается, тот падает». Такова манера рассуждать человека, посвятившего 30 лет формированию своего характера в профессии — защищать ворота «Реал Мадрида». В окрестностях штрафной площадки мгновение нерешительности, выбор между двумя вариантами ведут к провалу. Великие футболисты, как сильные кабаны, руководствуются чутьем. Свой инстинкт он отшлифовывал 18 лет в матчах Примеры. Столько же лет он шлифовал свое предпринимательское чутье.

«Есть масса способов жить и быть лидером, — объясняет он. — Я вспоминаю случай, когда мы в составе сборной ехали на матч в Валенсию. Капитаном команды был Хосе Антонио Камачо. Мы выбирали, на какой фильм пойти, чтобы развлечься перед матчем. Я был из самых молодых, и мне нравилось несколько фильмов. В конце концов, мы никак не могли выбрать, пока Камачо не сказал: «Идем смотреть «Гамбургер Хилл». Черт! Всем смотреть «Гамбургер Хилл»! Это был скверный фильм… Ну, и тот случай произвел на меня неизгладимое впечатление. Поэтому, когда я стал капитаном, я сказал себе, что выбор фильма должен быть демократичным. Я немного поменял традицию, и мы подняли тему о 4 капитанах. И по сей день, я думаю, что «Мадрид» продолжает поддерживать традицию 4-х капитанов».

Санчис делает паузу и прислушивается. «Что это было? Мне показалось, что я слышал треск рогов.» Олени и лани боролись за траву, и шум их битв расплывался над долиной.

Поместье де Альмаденехос (Сьюдад-Реаль) — место, куда Санчис приезжает отдохнуть от цивилизации. В 1983-2001 гг., когда он стал легендарным игроком, проведшим больше всего матчей в футболке «Реал Мадрида», от него требовалось много бывать на публике, и играть роль символа команды. Он потратил большую часть молодости на обожающую его толпу. Но с самого начала он определил для себя, что отдалится от собственного образа легенды. «Часто, и довольно драматически, футбол противоречит моей форме бытия «, — говорит Санчис. Поэтому, когда он повесил бутсы на гвоздь, то не стал тренером, директором, агентом, как многие его коллеги. Он искал неисследованную тропу.

Для футбола он исчез. Редко о нем всплывала какая-нибудь информация. Но однажды Санчис появился во главе «Dеporgаdyd» — предприятия по организации спортивных и культурных мероприятий, устраивая юношеские чемпионаты мира по футболу и фестивали оперы. В 2006 году он снова привлек общественное внимание, когда объявил о выпуске «Cаsаlobos» — первом вине его собственного винного магазина «14 виноградников» в Ла-Манче.

«В первый год в «Мадриде» со мной произошла любопытная история, — вспоминает Санчис. — Я закончил колледж и поступил в школу технологий и телекоммуникаций. Это очень сложная профессия даже для тех, кто посвящает ей 24 часа в сутки. Представь, каково было парню, который должен тренироваться каждый день. Я не ходил на пары, а по пятницам уезжал, потому что должен был ехать. Это было ужасно сложно. Еще перед рождеством преподаватели дали понять, что я не останусь на второй год. С нового года по июнь были единственные 6 месяцев в моей жизни, когда я, действительно, был только футболистом. И это было фатально для меня. Я начал чересчур втягиваться в тему футбола. Проблемы усложнялись в трехкратном размере, а света в туннеле все не было видно. Когда завершился сезон, я сказал себе: я не только играю в футбол и не буду все 24 часа в сутки думать об этом. Я должен посвятить себя не количеству, а качеству. Когда я занимался футболом, я должен был отдаваться на 100%, но вне его мне было необходимо освежить свои мысли. Я снова начал учиться и у меня появились хобби. Некоторые тренеры не понимали этого, но мне было хорошо».

Начинается рассвет, и звезды сверкают как никогда. Санчис становится похож на фавна в тот момент, когда говорит о своих увлечениях, поддерживавших его спокойствие в годы выступления на высочайшем уровне. В 25 лет супруга пригласила его на оперу «Риголетто» в театр имени Кальдерона, и он открыл для себя очаровательный мир. Он рассказывает, что опера так поразила его, что он смотрел ее 7 раз подряд. С того момента он ищет по всему миру другие любимые оперы: «Турандот», Пласидо в роли Отелло… заставляет мое сердце падать вниз».

Рев оленей очень громкий. Почти такой сильный, как слух, который уже давно бродит по Мадриду, объявляя пришествие наследника Флорентино Переса на должность президента «Реал Мадрида». Слух обязывает задать запретный вопрос. Хочет ли Санчис стать президентом «Мадрида»? Выслушав вопрос, он остается невозмутим. «У меня есть племянница, — говорит он. — И как-то мама спросила ее: «Давай подумаем, когда ты вырастешь, кем хочешь стать?» И девочка со всей присущей невинностью ответила: «Я хочу, чтобы мне было хорошо, по душе». Черт! Мне кажется это таким верным, чтобы… Мне было хорошо. Как? Делая то, что я делаю. Я очень счастлив. Я начинаю проекты, которые вдохновляют меня, рядом со мной есть замечательный коллектив людей, моя работа носит социальный характер, я работаю и в спорте и в других сферах жизни, от которых получаю удовольствие. Я смог создать предприятия, смог организовать фестивали оперы, у меня есть семья, значащая для меня все… Мне очень хорошо! Я не прошу больше».

Но кажется, что его гедонизму всерьез угрожает атавистическое желание вернуться к своим корням. В конечном счете, его отец, Мануэль Санчис Мартинес, был еще одним легендарным игроком «Мадрида». Клуб — это его дом. Дом растревоженный природой. «Я знаю, что как президент «Мадрида» не смог бы продолжать жить в свое удовольствие, — говорит он, вспоминая свою племянницу. — Но я не знаю, случится это или нет. Не хочу делать это по обязанности. Я буду всю жизнь в долгу перед «Мадридом». Даже 5 жизней не хватит, чтобы вернуть то, что «Мадрид» дал мне и моей семье. Но нельзя делать подобные вещи из чувства долга. Когда ты делаешь что-то по обязанности, ты исключаешь компоненты, которые необходимы, чтобы все получалось идеально: страсть, талант…Конечно, многое я обязан был изучить, но учиться мне тоже нравилось. Я провел много тренировок, потому что должен был, но что мне нравился мяч, а когда меня заставляли бегать часами, мне не нравилось, но я делал это по необходимости. Ладно. Но ставить для себя цель из чувства долга? И на долгий срок? Меньше всего хочу делать это. Если я не обязан делать, то нет. Я нахожусь в привилегированном положении. Не знаю, сколько лет я играл в футбол, который был моей страстью, и эти годы позволили мне решить некоторые вещи».

Санчис двигается с осторожностью. Он умеет ждать. И он знает, что всего лишь малейший шум может испортить хорошую охоту.

Авангардная архитектура

Капелла де Вальеасерон, перед которой позирует Маноло Санчис на вехней фотографии, была построена в 2000 году в самой высшей точке поместья Санчиса в Сьюдад Реале. Воспринятая как экспериментальное произведение архитекторами студии «Санчо & Мадридехос», капелла вошла в каталог экспозиции, который «MOMA» посвятил авангардной испанской архитектуре. Она построена с одним двойным бетонным позолоченным изгибом, крыша держится только на нем, поскольку брусьев и балок нет вовсе. «Мы потратили уйму времени, работая над темой изгибов, — говорит архитектор Соль Мадридехос. — Это была концептуальная тема. Маноло понял это и попросил нас построить капеллу именно в таком стиле».

Санчис был самым молодым игроком «Пятерки Буитре». Достойный представитель эклектической группы кантеранос, людей свободного духа, он сломал стереотипы, связанные с традиционным образом футболиста. Вскоре он почувствовал жажду в духовном бегстве в другую область жизни и заинтересовался живописью. Его дружба с Маноло Вальдесом, основателем «Хронологической Команды», изменила его вкус и направила в сторону поп-живописи. Когда завершилась его спортивная карьера, он основал «Dеporgadyd», предприятие по организации спортивных и культурных мероприятий. Он организовывал фестивали оперы, такие как Лирический Фестиваль Толедо, международные турниры юношеского футбола. Несколько лет назад он собрал группу друзей и убедил их вложить средства в общее дело, чтобы была причина собираться. Мичел, Мартин Васкес и Бутрагеньо, бывшие товарищи по «Пятерке» и приятели, такие как Мигель Босе, основали винный магазин «14 виноградников» в Сьюдад Реале. «Мне нравится командовать , — говорит он о себе. – Поэтому мне необходимы рядом люди, которые могут остановить меня».

Источник: El Pais

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: