• Реал Мадрид24Атлетико
  • 19/08, 23:15 Реал Мадрид - Хетафе

ФК «Барселона» была создана швейцарцем Хансом Гампером и другими иностранцами. А «Эспаньол» основали жители Барселоны.

Когда на днях Пике назвал «Эспаньол» «Эспаньолом из Корнельи» (Корнелья — пригород Барселоны, на окраине которого находится стадион «Эспаньола»), он повторил историческую мантру всего барселонизма по отношению к своему сопернику: будто бы приезжему, будто бы не истинно барселонскому.

Против такого отношения «Эспаньол» (Espanyol, а раньше Español) боролся всю жизнь.

Безуспешно.

В 1900 году этот клуб был основан под названием Sociedad Española de Foot-Ball (испанское футбольное сообщество), в лоне Федерации Испании по гимнастике, легендарном спортивном сообществе в Барселоне, которое было пионером среди спортивных организаций Испании.

Через год Испанское футбольное сообщество изменило имя на «Испанец» («Эспаньол»), сократив свое длинное название. «Барселона» была создана швейцарцем Гампером и другими иностранцами. В «Эспаньоле» все были местными, студентами университета Барселоны. Было выбрано такое имя, потому что на тот момент в городе было три клуба, «оккупировавшие» такие названия как «Барселона», «Катала» (Catalá) и «Испания» (Hispania).

Мы — «Эспаньол». А «Барселона» — это они. Иностранцы.

История бело-синей формы

Новая команда играла в желтой форме, потому что один из ее членов, текстильный коммерсант, никак не мог продать желтую ткань. Так клуб получил свое первое прозвище — «канарейки». Позже  недолго играли в белой форме.

Бело-голубыми полосками команда обзавелась в 1910 году, по инициативе Эдуардо Корронса, сосьо номер 1 клуба в течение многих лет. Идеи для формы и герба черпали из герба Руджеро Лаурии, прославленного арагонского адмирала XIII столетия. Таким образом, клуб хотел, подобно Лаурии «быть воплощением духа искателя приключений,  и в то же время сочетать с этим свою любовь к родной земле и преданность традициям».

Вы вероятно помните, что синегранатовую форму «Барселона» получила от швейцарского «Базеля». Что с них взять? Иностранцы.

История изменений герба «Эспаньола»

По мере того, как профессионализм заставил исчезнуть другие клубы города, «Барселона» и «Эспаньол» остались лицом к лицу в этом противостоянии за право считаться «самым барселонским клубом».

Политика окружала это соперничество уже с самых первых дней. «Эспаньол» попросил, и в 1912 году получил, как и несколько других испанских клубов, титул «королевского клуба», — «Реал», с легкой руки короля Альфонсо XIII. «Барселона» никогда не стремилась к этому.

Почему «Эспаньол» — попугаи?

Согласно одной очень распространенной легенде, у прозвища «попугаи», которое сегодня принято клубом и выглядит вполне естественно, сомнительное происхождение.

В 20-е годы в Барселоне существовал спортивный сатирический журнал националистической окраски El Xut (кат. — «удар по мячу»). Высмеивая болельщиков «Эспаньола», Валенти Кастанис сравнивал их с «четырьмя котами». На его рисунках всегда были изображены пустые трибуны и четыре скучающих кота. В 1929 году издание вышло со знаменитым рассказом о Gato Perico, о коте Попугайчике. После чего болельщиков «Эспаньола» стали называть «els quatre gats pericos» — четыре кота попугайчика.

El Xut высмеивает переход Рикардо Заморы из «Эспаньола» в «Реал Мадрид»

В это время могущество «Барселоны» росло и главным ее преимуществом было уже само название. В городах, у которых есть более, чем одна команда, сила была всегда за командой, которая носила имя города. За очень редкими исключениями.

С другой стороны, в тот момент иностранный легион «Барселоны» отступил. Первое поколение — Гампер, Витти, Моррис, Харрис, Штемберг и остальные, — уступили место барселонским мальчикам. В 20-е годы состав «Барселоны» был уже практически полностью местным.

Так что у «Эспаньола» не было больше контраста с иностранцами. Это было забыто.

Обложка El Xut в 1932 году, посвященная противостоянию «Барселоны» и «Эспаньола»

Эпизодические инциденты испортили репутацию соперничества «Эспаньола» и «Барселоны» — как челночный трансфер Рикардо Заморы «Эспаньол» — «Барса» — «Эспаньол». Или Partido de la calderilla, когда болельщики забросали на поле мелкими монетами, из-за чего матч был остановлен. Все это сделало стороны непримиримыми.

Матч под градом мелочи

Знаменитый Partido de la calderilla был сыгран на «Лес Кортс», в ноябре 1924 года, во времена диктатуры Мигеля Примо де Риверы. Арбитр удалил Пепа Самитьера. Публика была рассержена и забросала поле мелочью. На трибунах и на поле началось настоящее побоище. La Peña Ibérica, сформированная из солдат правых взглядов, многие из которых играли за регбийную команду «Эспаньола», билась против Penya Ardévol del Barça, из секции по греко-римской борьбе.

Та самая драка после удаления Самитьера во время «Дерби под градом мелочи» между игроками «Эспаньола» и «Барселоны». Фото: La Vanguadria

Матч остановили, а повторно сыграли при пустых трибунах. И победил «Эспаньол».

С тех пор количество полиции на матчах между клубами удвоилось.

Во времена, когда для похода на стадион надевали хороший костюм и шляпу, драка на трибунах была для многих сюрпризом. В годы нестабильности, преступности, терроризма, государственного переворота Примо де Риверы, «Барселона» стала лабораторией различных политических сил, и у нее было много групп: анархисты, социалисты, националисты, карлисты, и многие другие. Стадионы понемногу становились сценой политических притязаний. «Барселона» сделала ставку на свой каталонизм. Другой клуб города, «Юпитер» из района Сан-Марти, был пристанищем анархистов. Как реакция, военные и служащие стали ближе к «Эспаньолу».

Вскоре, в июне 1925 года, состоялся знаменитый матч «Барселона» — «Юпитер», который проводили в честь Каталонского Орфеона, знаменитого хорового коллектива из Барселоны. Перед началом матча, с наилучшими намерениями, британский военный оркестр сыграл гимн Испании, который был жестоко освистан. Примо де Ривера на шесть месяцев закрыл стадион «Барселоны», а Гампера изгнали из Испании. Это был решительный акт против националистической позиции сине-гранатового клуба.

«Барселона» — это кое-что еще

В 1928 году в Publicitat писатель Жузеп Мария Сагарра написал следующие слова: «Барселона — это футбольный клуб. Это дело мужчин, их материальных интересов и интересов любого сорта. И мы это знаем! Но «Барселона» — это что-то еще (es algo más): это синий и красный. И этот синий и красный цвет заставляем вибрировать мы». Другие писатели, такие как Васкес Монтальбан и Сержи Пальмес, также подхватили этот символизм.

И так повелось. «Барселона» — это мы. «Эспаньол» — это они.

«Барса» всегда была в центре внимания, на нее были направлены фотокамеры, о ней говорили по радио и писали в газетах, она печатала открытки, которые увозили с собой на память туристы. Футболки ее игроков висели в витринах улицы Рамбла. «Камп Ноу» и Саграда Фамилия стали единственными соборами в городе.

Во времена режима Франко часто звучало, что за «Эспаньол» выступали эмигранты, пока «Барселона» подпитывалась только барселонцами. Это было не так. В «Эспаньоле» часто играли представители каталонской буржуазии, а в «Барсе» выступало немало эмигрантов. Потому что там чаще побеждали и больше платили. На самом деле, даже гимн «Барсы», написанный к 65-летию клуба, содержит такие слова: «Tant se val d’on venim, si del Sud o del Nord, ara estem d’acord…” (неважно откуда мы пришли, с Севера или с Юга, мы соглашаемся).

Изгнание «Эспаньола» из города

Спортивная и экономическая брешь между клубами продолжала расти. Особенно после того, как «Барса» построила «Камп Ноу», а на старом «Лес Кортс» играл филиал. «Эспаньол» пытался купить «Лес Кортс», потому что он был лучше, чем его стадион «Саррия». Президент перикос Жуан Вила Рейес сделал предложение, но ему отказали даже несмотря на то, что на тот момент «Барселона» погрязла в долгах.

Позже, в 1966 году, после переоценки, «Лес Кортс» снесли и участок земли продали. На том месте построили жилые дома. Сейчас этот участок окружают улицы Нумансия, Травессера де Лес Кортс, Вальеспир и Маркиз де Сентеменат.

Стадион «Саррия»

Попугаи были заперты в клетке — после «Саррии» они 12 лет были изолированы на Олимпийском стадионе на вершине горы Монжуик. Во многих матчах трибуны пустовали. Помните ту историю о 4 котах и пустых трибунах? Средняя посещаемость матчей за 12 лет составляла 22 500 зрителей, при вместимости 56 000…

В 2009 году «Эспаньол» перебрался на собственную новую арену, построенную в духе  старых английских стадионов — «Корнелья-Эль Прат». Названа она так, потому что находится между двух городков — Корнельи-де-Льобрегат и Эль-Прат-де-Льобрегат, в пригороде Барселоны. Так Эспаньол из Барселоны стал Эспаньолом из Корнельи. По крайней мере, территориально.

Впрочем, несмотря на многие годы, проведенные в заключении и одиночестве, птица не теряла желания летать. «Эспаньол» всегда хотел, стремился и добивался признания.

Известный испанский журналист Энрик Гонсалес  считает, что «тождество «Эспаньола» было выстроено с позиции меньшинства, с очень болезненных поражений и постоянной необходимости сопротивляться».

В это время их сосед захватил улицы, загнал их в угол.

«Корнелья-Эль Прат»

Пятая колонна Мадрида?

К противостоянию происхождения добавилось реальная или фигуральная дружба «Реал Мадрида» и «Эспаньола». И для «Мадрида», и для «Эспаньола» «Барселона» была общим врагом. На «Саррии» на матчи с «Мадридом» часто собиралось много мадридистов, потому что на «Камп Ноу» почти все места были заняты владельцами абонементов. Кулес видели в этом объединении еще одно доказательство того, что «Эспаньол» по своему призванию — пятая колонна Мадрида.

Чтобы это оспорить, главный редактор мадридской газеты AS Альфредо Реланьо пишет, что в день, когда снесли «Саррию», а на обложке газеты появилась фраза «Прощай, маленький Бернабеу», они получили многочисленные письма протеста от болельщиков «Эспаньола», а некоторые из них были весьма агрессивны.

В 1995 году «Эспаньол» принял решение сменить свое имя с испанского Real Club Deportivo Español на каталонское Reial Club Sportiu Espanyol de Barcelona. И дело не только в каталонизации названия, но и в том, что в названии появилось имя города Барселона.

Клуб «Эспаньол» всегда стремился быть командой города. Но в наши дни из-за всего, и из-за слов Пике также, будет сложно убедить всех в его барселонизме.

По материалам: El Pais, Blaugranas.com, revista Panenka, Wikipedia.es, rcdespanyol.com.

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: