• 0

  • 74

«Получи, Буйо, получи!»

6 ноября 2010, 17:57

40-летняя история соперничества «Мадрида» и «Атлетико», рассказанная некоторыми её харизматическими фигурами.

Амансио Амаро и Исасио Кальеха улыбаясь обнимаются. На мраморной барной стойке стоят бокалы вина и тарелочка с оливками. Фелисиано Муньос Ривилья и Пако Хенто язвительно смотрят на них, словно находятся на подмостках знаменитого театра. Энрике Кольяр, «Эль Ниньо» 60-х гг., отпускает шутку: «Осторожнее, они как будто собираются побить вас.» Все смеются. Хосе Гарате спрашивает Амансио и Кальеху: «Так, кто же был виноват в вашем удалении?» Их дуэли в 60-70-х гг. были голевыми мельницами. «Кальеха был очень грубым». Это, конечно, говорит Амансио. Упомянутые герои, а также Гойо Бенито, Пако Буйо, Паулу Футре и Кико Нарваес вместе провели около 200 дерби. 40 лет противостояния «Мадрида» и «Атлетико» завтра вновь повторится. «Этот матч сильнее и принципиальнее, чем против «Барселоны», — отмечает Хенто.

— Хенто и Фелисиано Ривилья (с сезона 1958/59 до 1967/68).

Застенчивый и даже забитый, Ривилья с повязанным вокруг горла платком говорит о своем сопернике с большим почтением: «Играть против Хенто уже было победой. Забить ему было высшей наградой. Надо было что-то менять у себя в голове, чтобы мочь противостоять ему. У него была невероятная скорость, но самым важным его качеством было то, как он останавливался, поскольку он делал не 5- или 10-метровые рывки, как Пушкаш, а бегал не меньше, чем на 50 метров, и затем останавливался как вкопанный». Хенто отвечает ему комплиментом: «Ривилья был очень быстрым и корректным. Он хорошо знал меня: он прекрасно понимал, что, если даст мне фору, то он проиграет в нашей дуэли, или что фолить на мне не было выходом, чтобы избавиться от меня». И, погрузившись в воспоминания, Хенто расспрашивает своего визави: «Каким же быстрым ты был, я ничего не мог поделать с тобой. Я пытался убежать от тебя, а ты все равно опережал меня. Ты был лучшим. Бенитес из «Барсы» не был таким, Верде, еще один из «Атлети», был жуликом: он тебя цеплял и затем подставлял тебе задницу. Ты был истинным сеньором. Спокойный, но назойливый.» Ривилья добавляет: «Мы были рыцарями на поле. Не так, как Амансио и Кальеха». Хенто вспоминает о силе тех матчей: «Атлети» был сильнее «Барсы». Ривилья: «Мадрид» был лучшим. Но по-настоящему. Не как сейчас, где собраны имена, чтобы только впечатлить.»

— Амансио и Исасио Кальеха (с сезона 1962/63 по 1971/72).

Несколько лет назад они вместе сфотографировались. Это было их академическим актом. Их сыновья закончили университет. «Ты меня преследуешь даже здесь,» — сказал я ему,» — вспоминает Кальеха. «То столкновение закончилось тем, что все оказались на земле. Мы до сих пор не знаем, кто виноват,» — вспоминает Амансио о своем удалении. «Я упал немного ошеломленным, и арбитр сказал мне, чтобы я шел с поля. В результате, меня выгнали, хотя я понятия не имел, почему, ведь тогда не было карточек. Я ничего не сделал,» — заявляет о своей невиновности Кальеха, как хороший адвокат, каким он и является, кстати.

Рассказывая об их противостоянии, Амансио настаивает на грубости Кальехи, который хвастается, что почти всегда выходил победителем: «Исасио всегда был импульсивным и напористым, и я очень — искусным. У нас всегда были трения. Защитники играли очень грубо, чем сейчас, потому что тогда не существовало карточек. Судьи обращали твое внимание только на то, что в следующий раз они тебя выгонят. Защитник, который больше всех меня беспокоил, был именно Кальеха. Он был быстрым и… грубым». «Амансио был не из самых неудобных фланговых полузащитников, которому невозможно было противостоять, потому что он любил смещаться в центр. Но я вспоминаю, что однажды я получил нагоняй из-за него. Он забил нам гол, и наш тренер, Сабино Баринага, сделал мне разбор полетов. Но я был не виноват, потому что Амансио забил Мадинабейтии не из моей позиции. Но вину взвалили на меня, и я потерял голову. Я сказал Амансио, чтобы он шел ко всем чертям…»

Амансио вступает в разговор: «Я вспоминаю гол, который я забил лежа на земле. К концу матча моя футболка и лицо были черными от грязи». Оба утверждают, что всегда были в хороших отношениях. Даже рассказывают, что «они иногда пропускали по станканчику, чтобы поговорить о футболе, потому что в политике ничего не менялось десятилетиями,» — смеется Амансио. «Каждый раз все было по-другому. Как-то я сказал Амансио в середине матча, чтобы он взглянул на одновременное табло: пенальти в пользу «Кордобы» против «Барсы», который подарил им Ла Лигу,» — откровеничает Кальеха.

— Гарате и Бенито (с сезона 1969/70 по 1976/77).

Гарате говорит как настоящий спортсмен, что нн просто никогда не мог пройти Бенито: «Лично я с ним в нормальных отношениях, однако на поле он меня изматывал. Для меня его игра была фатальной. Он был как пружина, которая мгновенно отскакивает и пересекает тебя. Он был превосходным защитником для любого звездного соперника. Тот, которого опекал Бенито, был полностью выключен из матча.

Как-то я сказал Луису Арагонесу, чтобы он выпустил другого игрока, потому что Бенито имел против меня действенный метод, поэтому любой другой был лучше меня. В конце концов, я сыграл, но как всегда я даже не коснулся мяча. Если я и уходил от него, то он останавливал меня путем фола. Он был непроходимым и сильным защитником. Из всех опекунов, игравших против меня, он был худшим. Против других защитников я играл хорошо, плохо или стабильно, но против него я даже не касался мяча».

Бенито не согласен с ним, за исключением личных отношений: «Мы несколько раз ужинали вместе с нашими супругами, и он как человек лучше, чем как футболист. Он сильно преувеличивает, поскольку не раз меня запутывал. Он был очень хорошим игроком. У него был невероятный выход: он приближался к правой стороне, и ты шел налево. Кроме того, он правильно занимал позиции перед тобой, и он забил нам немало потрясающих голов».

— Буйо и Кико/Футре (с сезона 1987/88 по 1995/96).

Буйо рассказывает о своих дуэлях с Кико и Футре: «Я близко дружу и с Кико, и с Футре, но с ними у меня было пару любопытных историй. Я вспоминаю, как однажды Хорхе Д’Алесандро сказал Кико, чтобы он обрезал мои пасы с рук. Один раз мы даже забили благодаря моему такому пасу, и в перерыве он получил страшную взбучку. Затем он был каким-то странным. И вдруг он схватает мяч руками и забивает гол. «Что ты делаешь?» — спросил я его. «То, что тренер достал меня до тошноты,» — ответил он».

Футре также вспоминает о Буйо: «У нас с ним были пару крупных разборок и тысячи мелких стычек. Однажды, когда мы проигрывали матч в 3 гола, я так разозлился, что я поймал мяч руками и забил. Меня удалили. В другой раз я выбежал один на один и схватил его, откровенно сфолив на нем. Мы упали на землю, и он решил отплатить мне, лежа на газоне, и ударил меня. В результате меня опять удалили, а ему показали только желтую карточку. После я жаждал отомстить. Поэтому, когда я забил ему, я яростно кричал ему: «Получи, Буйо, получи!».

Источник: Elpais.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: