• 0

  • 322

Скорость игры и проблемы смены поколений

17 апреля 2015, 15:12

Виниловый футбол. История тренерской мысли французской школы футбола, Эленио Эрреры и «Реал Мадрида» 50-х.

Первые годы Альфредо Ди Стефано в «Реал Мадриде» прошли под знаком противостояния не только с «Барселоной» Ладислао Кубалы, но и жесткой, пугающей «Севильей» Эленио Эрреры. Когда сам мистер HH захотел объяснить в своих первых мемуарах («Я») какие качества помогли ему добиться таких хороших результатов в матчах с куда более сильным соперником, он сказал, что противопоставил их игре «футбол, основанный на нерве и скорости». «Более современный футбол». Эленио считал скорость главным аспектом игры. Он писал: «Современный футбол — это скорость. Быстро играешь, быстро бежишь, быстро думаешь, открываешься быстро и быстро забиваешь».

Сила и скорость были в свое время и личными качествами Эрреры-игрока. Эти качества уместны для защитника. Мы можем предположить, что игра команд Эрреры была проекцией его личных футбольных качеств.

В 1939 году, когда началась Вторая Мировая война, Эленио Эррера работал на фабрике в Арденнах. Зная, что немецкая армия сломила фронт в Первой Мировой в Арденнском лесу (1914), Эленио упрямствовал, чтобы владельцы фабрики по изготовлению зеркал и стекол подготовились к вторжению. И предлагал себя в качестве одного из держащих оборону. Руководство его не послушалось. Будущий тренер не ошибся с местом. Немцы использовали Арденнский лес вновь в 1944 году, операция стала известной как «Последнее наступление Гитлера», которое, правда, обернулось для немцев провалом. Но никто из рабочих фабрики, на которой ранее работал Эленио Эррера, не выжил.

Сквозь призму этого события, быть может, мы тоже можем найти ключ его методологии подготовки команд. Одержимость информацией. Эленио хотел знать слабые места абсолютно всех. На каждого игрока у него было заведено внушительное досье. Благодаря Эленио родился сверхпрофессиональный футбол.

«Французская школа подготовки спортсменов если не лучшая, то одна из лучших», — Луис Карнилья, бывший тренер «Реал Мадрида».

Во время вооруженного конфликта Режим Виши организовал чемпионат Франции и требовал, чтобы каждый профессионал пару раз в неделю преподавал в колледже физкультуру. Опыт преподавания очень понравился Эленио и помог ему найти свое истинное призвание. Пока он играл за «Стад Франсэ» он пошел на тренерские курсы, а также курсы физиотерапевта и массажиста. Все это было необходимо ему, для того, чтобы «подготовить команду физически и ментально». Те самые качества, которые так впечатлили его, когда он приехал в Мадрид, чтобы сыграть против «Атлетико». И которые повлияли на его решение отправиться в «Атлетико» уже в качестве тренера.

Несмотря на то, что у нас есть все причины считать, что это качества самого Эрреры определили его тренерский стиль, нужно отметить, что он находился в нужном месте в нужный час, чтобы их развить. Как писал Алехандро Скопелья в первом учебнике для тренеров, французский тренер Морис Баке, приложил огромные усилия для того, чтобы создать «систему подготовки спортсменов, приспособленную к футболу». Французская школа атлетической подготовки считалась одной из самых качественных того времени, а Эррера – был её самым знаменитым учеником.

Он пронес эту науку через годы и расстояния. Во всех испанских командах, которыми руководил Эленио Эррера («Вальядолид», «Атлетико», «Малага», «Депортиво», «Севилья», «Барселона») он повторял как мантру: «Чего будет стоить ваша техника, если не будете первыми на мяче?». Очевидно, у Эленио были и другие достоинства, он был великолепным мотиватором, стратегом, считал важнейшим умением не создавать пустоты и держать линию. Тем не менее, скорость продолжала быть его философским камнем, и когда он пришел в «Севилью», то нашел в ней астурийского защитника Кампаналя II, племянника Кампаналя первого, который был одним из знаменитой линии нападения «Севильи» в 1939-1945 гг. «Лос Стука». По словам Эрреры Кампаналь Второй, был «лучшим спортсменом и игроком, которого я знал». Сам Кампаналь, фамилия которого на самом деле Вакеро, говорил, что в те времена был способен побить несколько национальных рекордов по легкой атлетике, хотя об этом нет нигде достоверных данных. Например, говорилось, что он бежал так же быстро, как испанский рекордсмен 100-вки, Хавьер Льяна, которому удавалось пробежать ее за 10,8 секунд. А на соревнованиях в Севилье (1957) он был лучше чемпионов Испании в прыжках в длину и в тройном прыжке.

И был еще один момент, неизменно повторяющийся во всех командах Эрреры: проблемы с главной звездой команды. Как в «Барселоне» с Кубалой, как в «Интере» с Анджелильо, так и в «Севилье» с Рамони. Рамони был игроком исключительного класса, которым сам HH никогда не обладал. Рамони отправился на скамью запасных, потому что, как он заявил потом в интервью, он «не собирался терпеть пинки под зад». «Это они должны бегать за мной», — говорил Рамони, тем самым прибегая к аргументу, который когда-то высказал Цибор. Что в футболе есть рабочие и инженеры. И первые должны работать на вторых. Это понимание футбола было чуждо идеям Эрреры. По замыслу HH все должны работать одинаково. В команде нет иерархии. Главные качества — сила, скорость и воля.

Когда  Эленио был в зените славы и решил противопоставить собственные методы работы с теми, которые практиковались в «Реал Мадриде», говорил, что «бланкос» представляют собой «риторический футбол» коротких передач, в большинстве своем бесполезных, с великолепной техникой, слабой тактикой и посредственной физподготовкой. И по сравнению с «современным футболом», который проповедовал сам Эррера, «Реал Мадрид» хорошо играл только благодаря тому, что располагал прекрасными профессионалами.

Хосе Вильялонга
Хосе Вильялонга

В 1952 году тренером «Реал Мадрида» был Хуан Ипинья, легендарный баск, в свое время поигравший за бланкос аж 13 лет. Место тренера по физподготовке он предложил Хосе Вильялонге. Ипинья не задержался в клубе, уже в следующем сезоне, первом для Альфредо Ди Стефано, главным в «Реал Мадриде» был уругваец Энрике Фернандес, но Вильялонга остался. Сам Пепе Вильялонга был военным, получившим образование по физической подготовке. Он стал в свое время соавтором книги «Учебник для тренера по подготовке» (1951), рассказывающей о тренировке и атлетической подготовке футболиста. Книгу завершил знаменитый Бенито Диас, который рассказывал о тренерском, тактическом и стратегическом аспекте игры. А еще она была дополнена известным врачем доном Хоакином Кабо Бойшем. Это дает нам повод считать Вильялонгу выдающимся специалистом своего времени. И через два года, после того как он попал в клуб тренером под физподготовке, Пепе Вильялонга стал главным тренером «Реал Мадрида» (1954).

После победы во втором Кубке Европейских Чемпионов, в 1957 году, Вильялонга ушел, чтобы работать в Национальной Школе Физического Образования в Толедо. Этому предшествовал удивительный черед событий, весьма необычных для тренерской отставки. Хотя говорили о том, что его контракт будет обновлен еще на один год, в клубе разразился внутренний конфликт. Ходили слухи, что Вильялонга по-прежнему принимал решения, которые ему диктовал в то время уже делегат клуба Ипинья, под которым он начинал свою карьеру тренера под физподготовке в «Мадриде». Хосе Вильялонга это отрицал. Но сделал предложение восстановить его в качестве тренера по физподготовке, впрочем, руководство ему в этом отказало.

И начиная с этого момента в прессе стали говорить о различных тренерах, которые могли бы возглавить «Реал Мадрид». Начиная с бразильца Отто Глории («Бенфика»), заканчивая Эленио Эррерой, который после смерти Санчеса Писхуана столкнулся с санкцией федерации из-за неисполнения контракта. Эленио подтвердил в своей автобиографии факт переговоров с «Мадридом», утверждая, что существовал взаимный интерес. Но руководство «Севильи» было несогласно с таким развитием событий. В итоге, Сантьяго Бернабеу предложил тренерское место капитану команды, Мигелю Муньосу, который в тот момент оказался в свадебном путешествии.

Луис Карнилья на тренерской скамье Реал Мадрида (второй справа)
Луис Карнилья (второй справа) на тренеской скамье «Реал Мадрида»

Но работа не должна простаивать, потому, немного неожиданно, команда попала в руки аргентинца Луиса Карнильи, который технически не мог занимать эту должность, потому что еще не получил тренерскую лицензию, и был отправлен в Национальную Школу Футбольных Тренеров. Забавный поворот судьбы: пока Карнилья получал лицензию, официально тренером значился тот самый Ипинья, а Карнилья значился «советником тренера». Хотя по логике вещей все было наоборот. Прямо как сейчас в «Кастилье» с Зинедином Зиданом и Сантьяго Санчесом.

У Карнильи был скромный тренерский опыт, зато он получил образование в престижной Гимнастической Школе Экс-ан-Прованса (1953), пока играл за «Ниццу». Он мог похвастать тем, что был, как тогда было модно, и главным тренером, и тренером по физподготовке одновременно. Его прозвище было Йийо, это уменьшительное от Джиджи. Он работал в «Мадриде» в сложных условиях, которые его биограф Диего Лусеро определил, как «яростную суету команды, которая постоянно путешествовала по Европе». И действительно — каждый сезон «Реал Мадрид» играл целую лавину товарищеских матчей в Европе, а вместе с ними множество официальных (итого от 75 до 80 матчей за сезон). Эти матчи были необходимы, чтобы поддерживать клуб экономически. Кроме того, в момент, когда Карнилья пришел в клуб, нужно было бороться со страхом перед закатом карьеры Альфредо Ди Стефано, которому уже исполнился 31 год. Для этого купили Раймона Копа.

Ключевой была скорость. Как писала Marca: «Ди Стефано — игрок чрезвычайных способностей, который поддерживает на своей скорости весь остов вспомогательных качеств (…) Нужно понимать, что с возрастом идеальный футболист потеряет в скорости, которая сегодня делает его неотразимым». Так что Копа, который исполнял роль «нападающего в постоянном движении», был гипотетически гарантией, но одновременно с этим тактической неясностью: возможно ли соединить на поле двух разных игроков, но схожих характеристик? Газета предполагала, что «Альфредо пожертвует своими прорывами в штрафную, чтобы оставить вновь прибывшему Раймону свою блестящую роль в свой последний сезон». Однако, решение, которое принял Карнилья было иным.

Во-первых, он разработал план тренировок, чтобы приспособиться к насыщенному календарю, используя методы подготовки французской школы. Той самой, которой придерживался Эленио Эррера. Игроки пожаловались на то, что тренировки стали тяжелыми, и через Альфредо Ди Стефано, который был крестным отцом Карнильи в клубе, к нему дошло послание, что игроки начнут бунт, если так будет продолжаться. Это была непростая ситуация, но у Карнильи за плечами был богатый опыт игрока и он хорошо знал психологию раздевалки. Он знал, что нельзя допускать двойные стандарты, у него по привычке «все равны». Совместное проживание с футболистами, в тренажерном зале, на поле, на сборах, ему казалось важным по двум причинам: важно знать из первых уст всю информацию, понимать значимость каждого игрока, каждой детали команды, чтобы поступать правильно в решающие моменты. Но также, очень важно, чтобы игрок чувствовал тренера близким для себя человеком.

Йийо считал, что тренер для игрока должен быть авторитетом. Что подтверждает одна история, случившаяся с Карнильей еще в «Боке Хуниорс» за которую он играл с 1936 по 1941 год. У «Боки» был тренер, который раз в неделю вызывал их на урок теории футбола. Вскоре эти уроки надоели всей команде. Тренер с мелом в руке, делал доклад о том, каким образом можно забить гол. И однажды Арико Суарес, который был сыт по горло всем этим, встал и спросил «А где на этой доске собственно соперники?». Взрыв хохота. Потом игроки обнаружили, что тренер никогда не трогал мяч ногой, и нарочно били в его сторону. Тренер попытался остановить мяч на носочках, что вызвало приступ смеха всей команды. Месяц спустя его уволили.

“Жизнь необыкновенных людей заслуживает того, чтобы быть изложенной, чтобы извлечь урок из их опыта“, — Д. Лусеро.

Тренировки, которые подготовил Йийо, делали упор на беге, и его четырех разновидностях: беге на развитие ловкости, бег с сопротивлением, с прогрессивным наращиванием скорости, с финишным рывком. Целью было выработать три фундаментальных качества: умение менять ритм бега, скорость и умение оказывать сопротивление. Его французское образование убеждало его в том, что футбол был игрой, основанной на «атлетическом аспекте бега», а именно «медленный играть не может». Когда Йийо составлял расписание недельных тренировок, он настаивал, что интенсивность тренировок никогда не должна ослабевать. Например, когда он уделял внимание индивидуальной работе с мячом, то она, по его мнению, должна осуществляться «в постоянном движении и без передышек».

Луис Карнилья проверяет вес Эктора Риала

Карнилья проверяет вес Эктора Риала

Существует пара эпизодов из биографии Луиса Карнильи, которые должны помочь нам понять его огромную веру в тренировку до седьмого пота. Когда он играл за «Боку Хуниорс», во время матча против «Росарио Сентраль» (1941), дикарь Родольфо Де Сорси пошел на него двумя ногами вперед и спровоцировал множественный перелом левой ноги. Сначала был риск ампутации. Потом был риск постоянной хромоты. Потом, что он не выйдет больше на поле. Пока его друг Гандулья, не познакомил его с доктором Аугусто Коваро, болельщиком и доктором «Ривер Плейта», который убедил его в том, что он снова будет играть. Но только огромная сила воли и страсть к футболу смогли совершить чудо и сделать возможным его возвращение в футбол. После тяжелых тренировок в одиночестве, он снова смог профессионально играть в футбол. Хотя уже в «Чикарите Хуниорс». Первый же матч был против «Росарио Сентраль». Йийо смог забить и свести матч вничью.

А потом он отправился в кругосветное плавание. Сначала поиграл в мексиканском чемпионате, вернулся в Аргентину, стал играющим тренером «Тигре», и поучаствовал в той знаменитой аргентинской забастовке, которая положила начало «Эль Дорадо Коломбиано» (Золотому веку колумбийского футбола) и переходу Ди Стефано в «Мильонариос». А Луис Карнилья отбыл в Европу. Он провел год, не играя профессионально, у него был лишний вес, да и он сомневался, что в 35 лет сможет вновь играть как раньше. Молодые французы казались ему недостижимыми, и его таланта в обращении с мячом было недостаточно. «Я потерял понимание того, что было скоростью на поле», — сказал Йийо, жалуясь на отсутствие гибкости в талии. Но детонатором послужил тренер команды Ларди, который однажды спросил у него, играл ли он когда-то в профессиональный футбол. Карнилья, который был игроком сборной Аргентины на Панамериканских Играх в Далласе (1937), и чемпионом с «Бокой», когда в аргентинском чемпионате играли одни звезды футбола, вознегодовал. Он купил себе кеды и костюм, и начал бегать каждое утро от 9 до 10 км, потом 15 минут гимнастики и вечером отправлялся на тренировку с остальной командой. Свою карьеру он закончил тем, что выиграл Чемпионат Франции и Кубок, за что навсегда остался благодарен французской школе подготовки. Этот опыт помог поверить Йийо в французскую методику тренировок и позволить критиковать аргентинскую.

Карнилья получил приглашение выпить чашечку кофе в доме дона Сантьяго Бернабеу. Патриарх бланкос спросил его как его дела в клубе, получив стандартный ответ, что все достаточно хорошо, спросил, какой он видит команду. Карнилья абсолютно искренне ответил, что команда не прикладывает достаточных усилий. Да, в ней есть замечательные игроки, но они не команда. Бернабеу, используя метафору из корриды, сказал «здесь есть бык» и счел интервью законченным. Йийо был восхищен тем, что президент принял решение что-то изменить, и что он понимал, что меры эти необходимы. Чемпионской команде нужно было меняться.

Одной из проблем, на которые Карнилья указал, — это то, что Муньос и Копа тормозили игру в центре поля. Копа запаздывал, чтобы помочь Муньосу, уже очень медленному, и оба замыкались на маленьком пространстве, делая серию незначительных передач, которые тормозили всю команду. Муньос, которому ранее предлагали возглавить команду, уверял, что все еще готов хорошо играть, но как задокументировано в испанских газетах того времени, в начале сезона Карнилья пытался купить Нестора Росси. Звезду из Аргентины, товарища Ди Стефано в «Ривере» и «Мильонариос». Тот заявил свое желание присоединиться к испанскому клубу, но «Ривер Плейт» его не отпустил. Теоретически Пипо мог занимать в схеме 2-3-5 позицию опорного полузащитника, которое в «Мадриде» занимал Маркитос, игрок совсем другого плана. Это было потому, что в Аргентине играли по системе WM 3-4-3. В отличие от европейского опорного, южноамериканский был свободным от игры в своей штрафной, и был «человеком рывка, выносливости, который покрывает большую зону», как однажды объяснил Ди Стефано, когда его спросили об этой теме.

Конечно, мы можем поразмышлять о том, как бы Пипо Росси мог заменить ветерана Мигеля Муньоса. Но в итоге, в течение сезона 1957/58 место Муньоса занял уругваец Хосе Эмилио Сантамария, который в Уругвае играл главным образом на позиции центрального защитника, что оказалось совместимым с позицией опорного в европейском футболе.

Ввиду отсутствия аргентинского футболиста, Карнилья сделал ставку на игрока младших команд, Сантистебана, которого только недавно перевел на эту позицию его тренер Молейро. Эксперимент увенчался успехом. К примеру, когда Диди пришел в «Реал Мадрид», двумя сезонами позже, он сравнил Сантистебана с его товарищем на Чемпионате Мира 1958 года, Зито.

Со своей стороны, Копа пытался играть с Ди Стефано на позиции немного позади него (в амплуа 10-ки). Привычная для него позиция по «Реймсу» и сборной Франции. Карнилья приложил усилия, чтобы убедить его в том, что его игра и техника, лучше годятся для того, чтобы он играл справа в атаке. Чему француз сопротивлялся, когда номинально надевал футболку с 7 номером. Окончательное решение с позицией Копа, кроме того, позволяло освободить другого ветерана, Хосеито, который обычно занимал эту позицию, и дать шанс молодому Марсалю, против которого, как считал Йийо были настроены 99 % болельщиков. Пресса, трибуны и фан-клубы протестовали. Газета ABC насмехалась над тренером, наделяя прозвищами его решения по изменению стартового состава. Они называли их «Операция влажный порох», или «Капризная замена» или даже боялись, что дойдет до «Операции номер девять» (т.е., что Карнилья уберет Ди Стефано).

Ди Стефано и Луис Карнилья на пляже Ниццы в 60-х
Ди Стефано и Карнилья отдыхают в 60-х на пляже Ниццы

Диего Лусеро пишет в биографии Карнильи о необходимости смены поколений, как о характерном решении тренера, когда «легенда чемпионской команды начала костенеть, а её важные фигуры начали приобретать характер непоколебимых». Замены оправдывались в пользу стратегических мотивов, и Йийо комментирует причины каждого. Маркитос был символом «испанского гнева», «мотором», но «беспорядочным». Сантамария был более классным игроком, мозгом команды. Копа лучше играл «во главе вместе с Альфредо», потому что он усиливал атаку Ди Стефано. И казалось, что с таким работящим парнером как Марсаль, игра становилась динамичнее.

То обновление команды позволило завоевать чемпионат и еще два Кубка Европейских чемпионов. С такими незабываемыми матчами, как финал против «Милана» или знаменитые полуфиналы против «Атлетико» Мадрид. «Атлетико»… был первым испанским клубом, который заинтересовался Карнильей, когда тот еще был в «Ницце». И который пригласил к себе предыдущего тренера «Мадрида», Хосе Вильялонгу. Словно футбол хотел подтвердить высказывание Рамакришны: «Даже не знающие друг друга могут встретиться в определенный день и час в неведомом им месте, и тогда многое может случиться. Каждый из них и все они следуют различными дорогами, но в день, названный неотвратимым, все они сойдутся в красном круге».

Автор: Давид Мата, Ecos del balon
Перевод с испанского: Vincenzo, Real-Madrid.ru

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: