Моу — тот самый молодой «переводчик» «Барсы»

В 1996 году Моуринью стал помощником Бобби Робсона в «Барселоне». Однако вскоре он начал выделяться не только своими переводами, но также скандалами, тренировками и хорошими советами.

«Переводчик, переводчик!» — кричали в адрес Моуринью около тридцати болельщиков «Барсы» в аэропорту в марте 2006 года, когда «Челси» приехал на ответный матч 1/8 финала Лиги Чемпионов. Каталонские болельщики язвительно напомнили ему «клеймо», с которым 10 лет назад Моу перешел в «Барселону», чтобы находиться в тени великого Бобби Робсона.

Так и было. После того, как он проработал два года вторым тренером в клубе «Эштрела де Амадора», ему выпал великий шанс, когда «Спортинг» воспользовался его знаниями английского языка и пригласил в качестве помощника и переводчика английского тренера. С Бобби Робсоном он сотрудничал 6 лет, сначала в «Порту», где он даже руководил тренировками, затем в «Барселоне» в 1996 году, где он быстро начал учить каталонский и испанский, чтобы продолжать работу переводчика. Однако Моуринью не был создан для того, чтобы быть просто переводчиком или находиться в тени кого-то. Вскоре он превратился в значимого человека внутри клуба и не только из-за своей непосредственной профессии, но также благодаря хорошо разработанным им тренеровкам и точным тактическим советам.

«С Бобби я достаточно свободен, чтобы поступать, как считаю нужным. Я не тот второй тренер, который отвечает только за чемоданы или распределяет нагрудники между игроками на тренировках,» — ответил он в 1996 году тогдашнему тренеру «Атлетика» из Бильбао, Луису Фернандесу, в одной из многочисленных словесных перебранок, которые он устраивал с игроками, арбитрами, тренерами. В том столкновении, случившемся на «Сан Мамесе», когда баскский француз сказал следующее: «Я разговариваю с Робсоном, и я не знаю никакого второго тренера», — именно молодой Гвардиола вступился за Моуринью, в гневе песекая все поле и набрасываясь на Фернандеса: «Ты не смейся так!» Моу было 34 года, и он, в конце концов, официально перешел в «Барсу», где его громкие заявления почти сразу же начали завоевывать эту славу «второго другого», у которого язык без костей и который порой бывает наглым: «Кто это «наглый»? Нет, нет… Я не такой…» — ответил он журналисту «Mundо Dеportivo», который прямо спросил Моуринью всего лишь месяц спустя после его перехода. «Как тренер, какую характеристику вы бы получили?» — не оставляли его в покое. Ответ предельно ясен: «Амбициозный, организованный, спонтанный и не умеющий проигрывать».

«В матче я не задумываясь сфолил бы на своем отце,» — эти слова подтверждают: он не умеет проигрывать. И эти амбиции помогли ему подняться на самую вершину футбола, но также вызвали не мало крылатых фраз, сделавших его знаменитым.

«В трех матчах за пределами «Камп Ноу» в наши ворота назначили 4 пенальти, и это неслучайно. Мне кажется, что здесь что-то не так» (после поражения от «Реал Сосьедада» 2:0). «Если Роналдо умный парень, он останется в «Барселоне» или «надо больше профессионализма и меньше сентиментальности» (после того, как Роналдо безуспешно просил разрешения провести рождественские праздники в Бразилии). «Они относятся к нам не так, как к «Мадриду». Если есть сомнения, они всегда нас «убивают», показывая красную карточку вместо желтой. В штрафной при малейшем контакте они назначают в наши ворота пенальти» (в сезоне 1996/97, когда «Барселона» была уже в 9 очках от «Мадрида»), или «спросите игроков» (когда журналист спросил о ничьей с «Овьедо» в 1997 году, и «Барса» упустила шанс выиграть Ла Лигу).

Он не был настолько плохим, чтобы быть только вторым тренером, находясь в тени главных. Однако он слишком часто выяснял отношения с Роналдо, звездой «Барсы», которого он не стеснялся осуждать на людях за то, что он мало взаимоидействовал со своими товарищами на поле. Или сурово критиковал тренера сборной Бразилии, Марио Лоба Загало, которого он обвинял в дискриминации их клуба при вызове игроков на сборы. И это тот же Моуринью, которого Бобби Робсону «пришлось чуть ли не волоком тащить, чтобы он не разговаривал с прессой» после очередной стычки, на тот раз с Пицци.

Прошло 14 лет, и за это время много воды утекло, но уже тогда можно было предвидеть тренера, каким сегодня и является Моуринью: невероятно популярный в СМИ, скандальный, серьезный, категоричный, чьи заявления обычно провоцируют целое море газетных полос, посвященных только Моуринью, как ненавистный, так и любимый, иногда некорректный, почти никогда не дипломатичный, но, как признался Чави Эрнандес после двух лет совместной с ним работы, близкий и экстравертный, которому нравится разговаривать с игроками.

В своем недавнем интервью «Еurospоrt» Моуринью признался, что время, проведенное на скамейке «Барселоны» было очень полезным: «Мне повезло, потому что в жизни у меня было много решающих моментов, и один из них — это сотрудничество с Бобби Робсоном».

И о Гвардиоле? «Он великий и один из лучших в мире,» — сказал он в 1996 году. Скажет ли он сейчас то же самое, 14 лет спустя?

Источник: abc.es

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: