• 0

  • 85

«Топ»-тренер и дерьмовый журналист

19 декабря 2012, 6:48

«В футбольном мире я и мои люди — это топ-уровень, ты же в мире журналистики — дерьмо». Эти слова Жозе Моуринью произнёс вчера, глядя мне в глаза.

Место действия, специально или нет, — комната, находящаяся рядом с залом для пресс-конференций стадиона «Сантьяго Бернабеу». Сразу после окончания пресс-конференции накануне матча против «Эспаньола» член отдела клуба по связям с общественностью, Хуан Камило Андраде, потребовал моё присутствие, чтобы встретиться с Силвину Лоуру, тренером вратарей первой команды. С некоторой неуверенностью по причине неожиданной встречи я открыл дверь, а там сеньор Лоуру уже ждал меня в сопровождении Жозе Моуринью, Луиша Кампоша и ещё двух сотрудников клуба: Карлоса Карбахосы и Фернандо Порреро. Я протянул ему руку, но он отказался поздороваться со мной. Чрезвычайно нервничая, он обратился ко мне практически крича и на непонятном португальском языке, из-за чего я не очень точно понимал его.

Я попросил его говорить медленнее, а он сказал мне, что я никто, чтобы ставить под сомнение его честность. Затем он обстоятельно стал излагать свою биографию, где он также включил факт, которым гордился, что он был главным покровителем Петра Чеха. Я отстаивал правоту своей информации, умалчивая о моих источниках. Несмотря на настойчивость присутствовавших на той встрече, чтобы я раскрыл свои источники, я не поддался их давлению. Тем не менее, я сообщил им, что снова спрошу их, на случай если информация была ложной, но я продолжаю верить в то, что мне сообщили мои источники.

В прошлый четверг после поражения «Реал Мадрида» в Виго мы анализировали на Радио MARCA ситуацию в раздевалке «бланкос» после критики португальского тренера в адрес некоторых его футболистов. Проконсультировавшись с некоторыми источниками, я сообщил слушателям о чувстве, которое испытывают некоторые футболисты первой команды, считающие Лоуру почти шпионом сеньора Моуринью.

«А мне сказали, что ты сукин сын и очень плохой человек, но вместо того, чтобы поверить в это, я думаю иначе». С этими словами Жозе Моуринью вмешался в разговор. Держась до этого времени на втором плане, тренер решил вступить в беседу. «Ты антимадридист, антимоуриньист, и твои вопросы всегда несут негативный умысел». Он напомнил мне о своём послужном списке, о титулах его тренерского штаба, и, используя рамку двери, словно это был метр для измерения роста ребёнка, показал рукой, что его профессионализм выше головы, а мой — ниже колена.

Тренер продолжил говорить лицом к лицу: «Пока я буду тренером «Реал Мадрида», я всегда буду тебя уважать, когда я перестану им быть, то ты станешь ещё одним человеком с улицы, и тогда мы посмотрим…»

Моуринью пристально смотрел на меня, Лоуру хотел закончить разговор, потому что начиналась тренировка, и в этот момент я сказал сеньору Лоуру, что «моя информация не является неоспоримыми фактами, это личное впечатление определённого сектора раздевалки, и она достоверна с того момента, как мне рассказали её».

Моуринью порекомендовал мне, чтобы я был более осторожным с достоверностью источников, с которыми я консультируюсь: «Какая тебе выгода рассказывать все это на радио? Даже если бы это была правда, что для меня — нет, ты, действительно, считаешь это информационно важным? Ты должен хорошо контролировать, что твои источники говорят тебе. 21 игрок этой команды находятся в превосходных отношениях с Силвину, и, так как это происходит везде, есть три паршивые овцы, которые портят команду. И вместо того, чтобы вывести этих людей на чистую воду, которые вредят своим товарищам, ты преподносишь это как новость. Это так и есть. У тебя есть источник, он сообщает тебе информацию, и ты должен заплатить за неё. Я не говорю о деньгах, я говорю об услуге, о том, чтобы покрывать его, когда он ошибается, помочь ему, когда он нуждается в тебе, и если это ребёнок, то пообещать с три короба. Допустим такое происходит со мной, мне звонит журналист, рассказывает кое-что о своей газете, и я должен отплатить ему составом или интервью. Однако, когда это происходит, я думаю, что если этот человек предаёт своих товарищей, то этому человеку не стоит доверять. Поэтому я фильтрую все, что он мне рассказывает, я выясняю, что правда, а что — нет. Именно это ты должен был сделать».

Он настаивал, чтобы я раскрыл своего источника, человека, который обеспечил меня информацией. Мой ответ был, что он, именно он, не может просить об этом, потому что «он король в плане дать ответ, не дав его по существу». Что он всегда критикует, не называя имена, как только что сделал, чтобы не идти далеко, в отношении с Бензема. Шесть членов «Реал Мадрида», присутствовавших во время беседы, удивились, что я воспринял ответ тренера на пресс-конференции именно так, и я сказал им, что это было общее чувство, что почти все СМИ восприняли его слова так же.

«Нет необходимости интерпретировать мои слова», — ответил Моуринью. «У тебя есть преимущество, ты работаешь на радио. Тебе только надо идти на радиостанцию, передать в эфир мою фразу, чтобы люди сами оценили её». Приблизительно через полчаса встречи разговор почти подошёл к концу, потому что им надо было идти на тренировку. Я извинился перед Лоуру, сказав, что не хотел оскорбить его лично, использовав слово «шпион», и я «искренне попросил прощения, если вы или те, кто вас любят, почувствовали себя задетыми». Тем не менее, я настоял на том, что продолжаю считать, что мой источник был более достоверным и правдивым, чем то, что он сказал мне.

Тренировка началась, и Лоуру протянул мне руку, я пожал её, и мы попрощались. Моуринью сделал то же самое, и я ответил ему таким же образом, в то же самое время я поблагодарил Карлоса Карбахосу за его присутствие на встрече.

Антон Меана, Marca.com

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: