• Сельта24Реал Мадрид
  • 24/11, 15:00Эйбар - Реал Мадрид

Зинедин Зидан 

с 1986 по 1990 год

Воспитание

Из книги «Зидан, элегантность скромного героя»:

«Его настоящим первооткрывателем был Жан Варро, он был вербовщиком молодых игроков в Марсельском регионе. Мы отправили его посмотреть игрока, о котором мы были наслышаны, а вместо этого он вернулся и заявил, что тот игрок ему не очень понравился, но он увидел там другого юношу — Зидана, который был хорош по-настоящему. Настолько хорош, что Варро хочет, чтобы тот немедленно приехал в наш центр подготовки, чтобы мы его просмотрели. Это Варро принял решение, чтобы Зидан приехал на пробы на три дня. 

 

На второй день проб меня позвали посмотреть на него. Я тогда был тренером первой команды, и, по правде, в эти дни был очень занят работой. Я ответил, что приду на следующий день, потому что не могу этого сделать сегодня. Но Варро настоял. Я пошел. Что меня сразу впечатлило в Зидане: первое касание. Это так сильно отличалось ото всех, кто его окружал и от всех ребят его возраста, которые у нас были. Думаю, ему еще не было и 15 лет. Он был самым молодым на тех пробах. 


Со своей стороны я дал добро, чтобы его подписали и он играл за юношескую команду. В 16 лет он уже делал то, на что многие профессионалы не были способны. Он был ходячим атракционом. Ему недоставало физики, не хватало кондиций, но с мячом в ногах, все что он делал он делал хорошо. В техническом плане он был очень силен. Он начал прогрессировать. Он очень старался, прилагал усилия. Так как жил один, то тренировался сам и по вечерам. Стучался в мой офис и просил дать ему мяч. Учился принимать мяч, финтить. Мы поставили стену, чтобы он бил по ней мячом и тренировал удар, как внутренней, так и внешней стороны стопы. Зидан много работал, это правда. Больше, чем все остальные. Его успех в футболе не удача и не случайность. Он его добился». 

Жан Фернандес

тренер, при котором Зидан дебютировал в «Канне»

 

29 ноября 1989 года

Юношеская сборная Франции в матче против Греции. 

Зидан первый слева в нижнем ряду

Из других известных игроков — Паскаль Нума (второй справа вверху) — «ПСЖ», «Марсель», «Бешикташ»

Николь и Жан-Клод Элино

Какое-то время спустя, Варро вспомнил, что уже видел игру Зидана два года назад. Но именно сейчас он был впечатлен его первым касанием и видением игры. Варро не сомневался ни минуты, он обратился к руководителям и тренерам «Септем-ле-Валлон» отпустить его на пробы в «Канн». «У него руки вместо ног, и это основа для футболиста, несмотря на его возраст, он — талант». 

 

Итак, прошла неделя и Зидан приехал в Канн на пробы. Ему еще не исполнилось 14 лет. Шарль Лубе, один из тренеров «Канн», отправился в «Септем», чтобы заявить, что они хотят забрать себе игрока и в следующем сезоне он будет уже играть за них. На встречу также позвали Смаила, достаточно взволнованного ситуацией, потому что интерес к его сыну означал, что Зинедин покинет дом, но ни он, ни Малика к этому не готовы. 

 

Смаил спросил напрямую у Рампльона, руководителя Центра подготовки «Канна», считает ли он, что его сын может стать профессиональным футболистом. Ответ не был категоричным, но прозвучал убедительно: «У него есть все данные». Позже Рампильон скажет, что когда он был юношей, именно такими словами его самого завербовал Хосе Аррибас. Смаилу объяснили как работает Центр подготовки, что клуб заботится о своих воспитанниках, что первые годы Зинедин будет жить в семье, а потом в общежитии. 

 

Яза приняла у себя семья Элино. Отец семейства был одним из директоров клуба, а также у них в то время жил другой молодой игрок Центра подготовки — Амеде Арно. Малика поехала к ним домой, чтобы узнать где и с кем будет жить ее сын. 

 

У Жан-Клода и Николь Элино было трое детей — двое сыновей и дочь. Они жили в пригороде Канн, Пегома. Когда Зинедин приехал к ним, после двухчасового путешествия на поезде, он представился как Язид, своим вторым именем, под которым его все знали в Ла Кастеллане. 

 

Язид подружился с их 15-летним сыном Лореном (Люки), с которым постоянно играл в футбол в саду. Язид чувствовал себя счастливым, хотя не переставал скучать по родным и друзьям. Почти каждый вечер, перед тем как ложиться спать, или когда он оставался наедине, он плакал. Как только получалось, Яз сразу же мчался в Марсель на выходные. Тяжелее всего давались минуты прощания. Зидан никогда не признавался своим родителям, что думал о том, чтобы все бросить и вернуться домой. Он никогда не признавался и в своих слезах. Смаил сказал, что узнал об этом в интервью Зинедина 15 лет спустя. А впервые увидел слезы своего сына в 2006 году в прощальном матче на «Бернабеу».

 

В мае 2007 года в Пегома назвали площадь его именем, площадь Зинедина Зидана. Язид все это время поддерживал контакт с семьей Элино. 

«Очень воспитанный, очень застенчивый, он мало говорил и жил в комнате моего старшего сына, который отправился на военную службу. Этот мальчик никогда не возражал, когда ему приходилось заниматься домашними делами, каждый день ложиться в постель в определенное время и не утратил привычку есть по средам жареную картошку с двумя кусочками хлеба. Мы предоставили жилье большому числу ребят из «Канн», но он единственный поддерживал с нами контакт. И он единственный добился успеха» 

Николь Элино

Из книги «Зидан: Элегантность скромного героя»

Канны. Квартал Ля-Бокка. Стадион имени Мориса Шевалье. Жан Варро, тот самый селекционер клуба «Канн», в растерянности. По всему видно, что новичок, которого он самолично привел в команду, отказывается от игры головой. 

 

Зидан предпочитает играть в подобие дворового футбола – т.е. «мяч у ноги» (как собственно можно и расшифровать слово «футбол»). Так эту игру назвали англичане, которые, тем не менее, стали горячими приверженцами верховых баталий. Рост молодого футболиста значительно выше среднего. Уже в свои 14-15 лет, он был значительно выше сверстников, что чисто внешне добавляло ему пару лет. Это вынуждало тренеров предъявлять соперникам справку о возрасте, чтобы доказать, что год рождения Зидана соответствует возрастной категории, в которой он выступал. Но Зинедину не нужен был высокий рост! Ему нравилась игра на земле, эстетика, элегантность движения ногами, красота обводки, паса, удара. Но, подготовка к профессиональному футболу заставляет отрабатывать помногу раз одни и те же элементы, для того, чтобы они получались у молодых игроков автоматически. Это относится и к подаче углового. Тяжелая, неприятная обязанность по уличным понятиям. Если подача навесная, что бывает очень часто, удар головой обязателен. Но на улице играют умом, а не лбом. Там считают, что голова служит для того, чтобы думать, а не быть ею по мячу. Вот такой экспресс-анализ провел и Жан Варро во время тренировочной игры, сидя за воротами. Мяч взлетел высоко в воздух, долетел до Зидана на уровне его головы и тот… пригнулся. Будучи убежденным противником игры головой, он не осмелился прервать траекторию полета мяча. Он сознательно предпочел его пропустить, вместо того, чтобы ударить. Без сомнения, этот рефлекс является продолжением уличных привычек, боязни богатых стадионов, которые, несмотря на то, что он тренировался в «Форесте», «Сен-Анри», а потом в «Септеме», пока продолжают гипнотизировать футбольную личность Зинедина.  

 

Прибытие Зидана совпало с возвращением «Канна» в высший дивизион. Клуб постоянно взращивал и переводил в первую команду молодых игроков, но Варро настоял, чтобы Зидан прошел через вторую команду и тренировался под руководством Рампильона. К 16 годам физически Зидан уже был хорошо сформирован. 

 

«Когда я поступил в учебный центр в Каннах, я начал работать с профессионалами, каждое утро пожимать им руки. Я думал, что могу стать профессиональным игроком. Я подумал: «Почему не я?» Мне показалось, что если я буду серьезен и буду усердно работать, у меня был бы шанс. Тренеры доверяли мне».  

 

Был небольшой спор о его позиции на поле. Варро считал, что его подлинное место — полузащитник — организатор игры, и что ему нужно дать 10 номер, чтобы узаконить это право. Рампильон считал, что Зидан может играть немного глубже. Чуть дальше от штрафной противника и чуть меньше иметь возможность бить по воротам и забивать голы, но чуть ближе к зоне организации игры. Но все сходились во мнении, что Зидан должен быть в постоянном контакте с мячом. 

 

Летом 1988 года Зидан отправился вместе со сборной до 16 лет на Евро до 16 в Малаге. Испания и Франция были в одной группе. Зидан против испанцев не играл. А Франция не вышла из группы.  

Давид Беттони (внизу слева) и Зидан (внизу второй справа) в Мимон

Зидан жил в общежитии Мимон четыре года, с 16 до 20 лет. 

Общежитие Мимон

 

В общежитии молодых рабочих Канна — Logis des Jeunes de Provence — Зинедин Зидан начал свою самостоятельную жизнь. Мимон — небольшое молодежное общежитие в центре города на одноименной улице всего в двух шагах от железнодорожного вокзала. Здесь Зидан сделал первые шаги в профессионалах, встретил свою жену и друга на всю жизнь — Давида Беттони, который переехал вместе с ним в Турин и Мадрид, и стал его ассистентом в «Реал Мадриде» в 2014 году. 

 

У «Канна» не было своего собственного общежития для игроков, потому все игроки проживали в «Мимон». 19 июля 1988 года, за 10 лет до финала Кубка мира, Зидан и еще 15 молодых игроков «Канн» разместились в этом общежитии. На пяти его этажах располагалось сто восемьдесят квартир — студий или просто однокомнатных; внизу был кафетерий — там кормили строго по расписанию — и актовый зал. Общежитие принимало молодых людей до тридцати лет, которые проходили обучение или только что устроились на работу. Язид поселился в комнате номер 207. Это были совсем крохотная комнаты — 10 м2, аренду за нее оплачивал клуб. 

 

Персонал общежития заставлял жильцов соблюдать определенную дисциплину: несовершеннолетние должны были быть на месте до половины одиннадцатого вечера и расписываться в журнале, подтверждая свое нахождение в комнате. Кроме того, Малика издалека присматривала за Язидом. Она часто приезжала к нему, чтобы прибраться в комнате, приготовить покушать и испечь его любимого кабильского хлеба. «В то время я не знала покоя, — вспоминает мама Зинедина. — Я боялась, что он будет шляться по ночам. К счастью, мне удалось подружиться с охранником общежития, который мне все докладывал. А также с уборщицей, которая говорила мне: “У вас очень хороший сынок! К нему приходят приятели, они вместе кушают, но потом он всегда остается дома и спит”. Ему хотелось только одного — играть в футбол» (L’ Équipe Magazine, номер от 2 апреля 2005 года). 

 

Чуть позже Зидан переселился в номер 924. Этот номер был больше, в нем есть ванная комната, небольшой холодильник и балкон. В ванной было биде. В соседней студии, 923, поселился другой юный футболист, старше Зидана на полгода, Давид Беттони. Клубный врач предписал ему принимать ножные ванны каждый вечер. Биде в номере Давида не было, но оно было у соседа. Так, Беттони каждый вечер приходил в комнату Зидана.

 

Между этими двумя мальчиками, очень похожими между собой по характеру, завязалась крепкая дружба. Валери, девушка одного из футболистов «Канна», тоже проживавшая в Мимоне, отмечает: «Они оба очень застенчивы. Давид, возможно, даже больше, чем Язид. Они были очень хорошими мальчиками, воспитанными, вежливыми … Они всегда были вместе, как близнецы, даже если один был блондин, а второй брюнет, один был высоким, а второй низким». 

 

Знакомство с Вероник 

 

Валери жила в корпусе для девочек, где в 1990 году поселилась Вероник, симпатичная 20-летняя танцовщица из школы Розеллы Хайтауэр, родом из Родеза. Она год училась в университете Тулузы, но оставила учебу ради карьеры танцовщицы. Её родители тоже были бедными иммигрантами — из Испании. История Зинедина и Вероник началась одним зимним днем. В феврале 1991 года в Каннах выпал снег. Что случается на Лазурном берегу достаточно редко. Группа мальчиков и девочек отправилась на прогулку к морю. Снежки, смех, день закончился у костра с напитками. 

 

«Это походило на волшебную сказку, — помнит Вероник. — Начало было трудным, поскольку мы оба были очень застенчивыми. Мне пришлось заговорить с ним первой в кафетерии общежития» («Зинедин Зидан: словно во сне»). Но мы немного забежали вперед. К этому моменту мы еще вернемся в следующем материале «Сезон 1990/91». 

 

В Мимоне работала экономка-испанка Бланка Бланес. Она работала в этом общежитии с 1984 по 2007 год. Сейчас ей 85 лет, но она в полном здравии и прекрасно помнит всех, кто прошел через это общежитие. «Я всегда болела за «Барселону», но рада успехам Зидана в «Реал Мадриде». Патрик Виейра звонит мне каждый год в канун Рождества. Еще мы дружили с Луисом Фернандесом. Зидан был таким добрым, воспитанным, вежливым.. Вся их «банда» были хорошими мальчиками. Отец приезжал к нему регулярно из Марселя. Очень почтительные родители. Вы знаете, когда мсье Варро умер (в 2006 году, в самом разгаре чемпионата мира в Германии), тот, кто так много сделал для «Канн», на его похоронах было не так много людей. Но мсье Зидан был!». 

 

Юным друзьям-сожителям, этой «банде», посвящен фильм «Команда мечты», который в 2005 году рассказал историю о 11 ребятах-футболистах, живших в Мимоне. Немногим удалось добиться успеха. Жиль Ампартцумян сыграл 92 матча в первом дивизионе за «Канн» и «Лилль». Фабрицио Моначчино играл за «Канн «и «Ле Ман». Давид Беттони играл за «Канн» и в третьем дивизионе чемпионата Италии. Денис Армбрустрер играл за «Бастию» и «Тур» во втором дивизионе Франции. Мади Мусса стал фельдшером. Франк Гомес работает на сахарном заводе. 


Во время съемки фильма Беттони работал тренером в «Канне». В октябре 2005 года, во время съемок, он приехал в Клерфонтэн к Зидану, который в то время находился в расположении сборной Франции. Оба обсуждали состав команды Мимон.  «Что ты думаешь о составе?» — спросил Беттони. «О, нет, — ответил Зидан, — если в этой команде и есть тренер, то это ты». В то время Зидан не считал себя тренером, а его друг Дэвид был на этом пути. Беттони был хорошим педагогом. В Каннах он поработал с командой до 14 лет, до 17 и до 19. «Давид всегда был большим тружеником», — сказал Денис Армбрустер из «Команды мечты». — «Он обращал внимание на всё. И он был лидером. Думаю, что именно он убедил Язида стать тренером… ». 

 

В 2012-м году оба друга также вместе прошли часть своей учебной программы для получения диплома профессионального тренера в Клерфонтэн. А их наставником был никто иной, как … Ги Лякомб, их бывший тренер во второй команде «Канна». 

 

Лякомб в интервью Le Figaro в 2016 году: «Недавно мы все трое (прим. — Зидан, Беттони и Лякомб) встретились в лифте на базе «Реал Мадрида». Мы смотрели друг на друга и смеялись. Нам нужно было ущипнуть себя, чтобы в это поверить».

1988 год, резервная команда «Канна», тренируемая Ги Лякомбом (первый слева). Давид Беттони в первом ряду (третий справа). Зидан во втором ряду второй слева. 

«Это был один из тех игроков, которым ты можешь помочь, но которых не можешь научить, — вспоминал Ги Лякомб (France Football, номер от 11 июля 2006 года). — Надо было просто помочь ему избежать некоторых ошибок и чрезмерной нервозности. Учебой он не интересовался, но был умен. Он слушал и понимал, что мои советы не имели целью его унизить». Технически очень одаренный, работоспособный, внимательный, обладающий чувством коллективизма, это каннское сокровище было предметом восхищения окружающих. «У него уже было блестящее видение поля и игры и незаурядные возможности, — пояснил потом Рампильон (France Football, номер от 11 июля 2006 года). — Он хотел быть свободным и изобретать. Его дриблинг был необычайным, и он очень быстро понял, что его надо сделать еще и эффективным».

 

«В свои шестнадцать лет он уже выдерживал большой объем работы на поле, и, даже если и страдал от столкновений, он все же обладал такой техникой, которую мало кто из профессионалов мог показать», — вспоминал Жан Фернандес (France Football, номер от 11 июля 2006 года). — «Он был своего рода аттракционом. Я дал ему понять, что при его невероятном таланте перед ним открывалась блестящая карьера». 

 

Несмотря на талант, технику и трудолюбие Зидана, по признанию капитана «Канна» Луиса Фернандеса, игравшего в сборной Франции в свое время с Платини, никто бы не сказал тогда, глядя на Зидана — этот парень станет лучшим игроком в мире. 

Первая заметка в газете L’equipe

«Я помню, когда в первый раз мое имя было упомянуто в газете L’equipe. Это было после моего первого гола за юношескую сборную Франции (30 марта 1989 года). Я был очень горд. Самая старая статья, которую помню, — «ZZ Top» , так она называлась, с отсылкой на рок-группу. Тогда мне было странно, что писали «ZZ», потому что тогда я был для всех Язидом»

Зинедин Зидан

L’ Équipe Magazine

Дебют

20 мая 1989 года 

«Мои мечты начали сбываться. Я был рядом с игроками, которых много раз видел, когда тренировался один. В этот день я понял, что футбол может стать моей профессией и что я могу быть хорошим игроком. Я понял, что могу быть одним из них» 

Зинедин Зидан

Зидан: Элегантность скромного героя 


20 мая 1989 года.

37 тур чемпионата Франции 1988/89

Нант, «Божуар».

 

Нант — Канн 1:1 

 

«Нант»: Давид Марро, Иделье, Марсель Десайи, Комбуар, Оньяк, Деботт (Патрис Локо, 57), Дидье Дешам, Хорхе Бурручага, Йоэль Анри (Гайо, 78), Юм, Кристоф Робер

Тренер: Мирослав Блажевич


«Канн»: Амитрано — Зоран Вуйович, Бурнье, Поортвлиет, Ампартцумян, Брай, Жан-Франсуа Даниэль, Антуан Мартинес (Зинедин Зидан, 78), Ги Менгаль, Златко Вуйович. 

Тренер: Жан Фернандес

 

Наконец, Жан Фернандес решил дать Зидану шанс. «Канн» за шесть туров до конца чемпионата занимал седьмую позицию и обеспечил себе нужный задел для того, чтобы в четвертый год подряд остаться в высшем дивизионе. Когда оставалось сыграть всего два тура, Зидан с удивлением увидел свою фамилию в списке игроков, которые должны были ехать играть в Нант. Клуб «Нант» с запада Франции был одним из самых престижных в стране и занимал тогда шестую строку в турнирной таблице. Лидером атак команды был чемпион мира аргентинец Хорхе Бурручага, тот самый, кто забил победный гол в финальном матче первенства мира 1986 года. Полузащита и оборона «Нанта» состояла также из молодых игроков, выращенных в центре подготовки клуба. Зинедин впервые встретился с Дидье Дешамом и Марселем Десайи, которые были немного старше (по двадцать лет). Команда «Канна», напротив, была очень возрастной. Половине состава уже было за тридцать. 

 

Оставалось сыграть двадцать минут, и на табло был ничейный счет 1:1. На первый гол Поортвлиета, забитый на 52 минуте игры, Бурручага ответил своим голом, сравняв счет через восемь минут. Сезон подходил к концу, «Нант» потерял уже надежду на выход в еврокубки, а «Канн» уже не боялся вылета во второй дивизион. 

 

Жан Фернандес воспользовался остановкой игры и обратился к помощнику судьи с просьбой произвести замену. Плеймейкер команды Антуан Мартинес увидел свой номер и направился к скамейке запасных. На поле вышел Зинедин Зидан.

 

Ему было шестнадцать лет и десять месяцев. Он вышел на поле чуть было не забил свой первый гол, но мяч ударился в штангу ворот Давида Марро.

 

Ни один журналист, пишущий отчет об этом матче, не отметил отдельно дебют Зидана. Никто не заметил, что в тот день родилась самая яркая звезда французского футбола. 

 

В то время стажер Зидан получал 800 франков в месяц, а полученные им премиальные сделали его богаче сразу на 5000 франков. На них Зинедин купил понравившиеся ему джинсы марки Levis, а остальные деньги решил не тратить, а отдать родителям. 

 

31 мая 1989 года

38 тур чемпионата Франции 

Кан, «Венуа», 13 400 зрителей


«Кан» — «Канн» 3:0

 

Свой второй матч за «Канн» Зинедин провел в последнем матче чемпионата, также на выезде, против «Кана». Команде из севера Франции нужна была только победа, чтобы сохранить прописку в высшем дивизионе и она её заслужила. Три мяча побывали в воротах «Канна», хет-трик Брайана Штайна. Игроки «Канна» не нашли в себе ни сил, ни мотивации ответить. А северяне  отпраздновали победу с размахом

 

Сезон 1989/90 

 

В сезоне 1989/90 Зинедин не сыграл ни одного матча в первой команде, выступая за резерв в четвертом французском дивизионе и за сборную Франции до 18 лет (6 матчей, 0 голов). За этот год Зинедин стал лидером второй команды. И перед началом сезона 1990/91 новый тренер «Канна» и его бывший капитан Боро Приморац принял решение перевести Зинедина в первую команду.

1988/89

Статистика

Scroll Up