Теория Руиса Кинтано заключается в том, что только внушающий страх тренер может добиться, чтобы «Реал Мадрид» бегал и прессинговал, «как команда Капарроса», и играл в рядовом матче, зажатом между «вирусом ФИФА» и «Миланом», словно в финале Лиги Чемпионов.

«Случай Педро Леона» лишний раз показывает, что минимальная оплошность может привести к исчезновению на месяц, и мы не знаем, однократным ли было это действие. Правда, пока «Барселона» ищет стимул во фразах из книг Паулу Коэлью, предвещая компрессы для Гвардиолы и неизбежный игровой спад Месси, который провел весь первый тайм в матче против «Валенсии» в раздумьях, чем все-таки пахнут вещи, которые не пахнут; «Реал Мадрид» освятил стиль, являющийся блицем, другими средствами в отличие от все той же «Барсы».

Благодаря этому молниеносно найденному стилю «Мадрид» облегчает тяжкий труд господства на протяжении всего матча. Без сомнения, ни малейшего отклонения от восхищения пейзажем. «Мадрид» преследует победу и неизменно настигает ее, подобно акуле из фильмов Спилберга, которая охотится за купальщиком, и это все обязательно сопровождается музыкальным фоном в тот самый момент, когда на горизонте появляется плавник Криштиану Роналду, несущийся на всех порах на свою жертву.

В силу сложившихся традиций, «Мадрид» никогда не был витиеватой командой, тем более нуждающейся в изяществах. В какой-то момент, в эпоху лучшей версии «Барсы» и галактического тщеславия Флорентино, на «Мадрид» были возложены надежды, которым не соответствовала подготовительная школа, филиал, отвечающий за переход воспитанников в первую команду; надежды, которые должны были перестроить игровую философию «Мадрида» так, чтобы он предпочитал делать пас вместо удара по воротам. Это то же самое, что сказать, что прозе Хемингуэя нужно больше глаголов, чем прилагательных. Преодолев механический и скучный рельефный оттиск первых матчей, «Реал Мадрид» вернул вертикальное представление игры без излишних манерностей, и к нему добавилась решительность, которая возникла, можно сказать, благодаря тому, что тренер силой забрал всех детей футболистов и договорился, что вернет их только в обмен на скальпы соперников.

Криштиану все еще не хватает легкого обращения с мячом, но голы его успокоили, и он даже обнаружил преимущества во взаимодействии с партнерами, вместо бестолковых поисков в каждом мяче голевого момента всей своей жизни. Игуаин — прирожденный ликвидатор, который больше посвящает себя преодолению привычной критики, нежели грубой опеки: только из-за веры, которая существует в каждом из нас, и из-за того, что Игуаин хочет быть, прежде всего, голеадором, а не всеобщим любимцем, его не съели людоедские трибуны «Чамартина». В зоне же последнего паса Öзил приносит неожиданность, креативность, разные комбинации, которые сведут с ума любую защиту, убежденную в том, чтобы остановить «Реал Мадрид» достаточно нагромождение человеческих тел перед своими воротами. Моуринью продолжает в своем духе: его отношения с остальным миром похожи на ссоры между водителями в час пик. Но, тем не менее, он успел заразить своих игроков свободолюбивой убежденностью, которая вскоре должна поразить журналистов и болельщиков: что и без капитуляции перед мелочностью и неожиданными закрываниями есть и другие пути, ведущие к величию, которые, возможно, не направлены в сторону «Барселоны», возвратившейся с Кубка Мира без аппетита.

Пусть единица измерения «Реал Мадрида» — это не футбол Гвардиолы, но мадридская память говорит, что она [единица измерения] заключается в принципе: «победить всем делом», при этом сопернику не давали опомниться, даже перевести дух в перерыве между одной волной и следующей. Чтобы достичь полной гармонии, команда Моуринью не должна уменьшаться в размерах, выходя на поле великих стадионов; сам Моуринью ни в ком случае не должен совершать тривиальных поступков: обрекать игроков с мячом и нападающих на битву, которая может сократить состав до девяти, что сродни действиям грабителя.

Однако формула игры «Мадрида» имеет наброски, которые явственно предстали перед нами в матче с «Малагой» и которые можно оценить как надежды на светлое будущее. Причем «Мадрид» играл настолько вдохновенно, что его игровые моменты позволили употребить определение, слишком переоцененное в современном футболе: «красивые», что, согласитесь, не то же самое, что «хорошие». Понятно, что Моуринью, как Пеллегрини, будут мерять по лучшей «Барселоне», которая кажется пресытившейся впервые за последние два года, и ей необходим конкретный вызов. Например, иметь в распоряжении один тайм, чтобы отыграться и одолеть в родных стенах лидера чемпионата. По какой-то странной причине, «Мадрид» всегда ощущает себя как на дуэли, даже в матче, затерянном между «вирусом ФИФА» и «Миланом».

Давид Хистау, колумнист El Mundo

Оставьте комментарий

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: