Новый тренер «Реал Мадрида» не чужд как философии, так и основ футбола в его любительской ипостаси. 

О ценнике, который тоже играет. Бейл является примером того, насколько сложно бывает проложить мост между футболом и бизнесом. Для клуба — это вложение, для тренера — огромный талант, который «сегодня клянётся в верности, а завтра изменяет», выражаясь языком танго. В последнем матче Зидана (финале ЛЧ) Бейл вышел со скамейки, а в последнем матче Лопетеги (в Класико) — был заменён. Оба матча очень символичны, из тех, после которых тренеры любят порассуждать о статусе игроков. И мы знаем, что Бейл таков, что в следующем матче может забить гол сезона, однако ему всегда будет не хватать харизмы, амбиций и даже здоровья, чтобы соответствовать уровню ожиданий, задранному суммой его контракта. Разумеется, в его рыночной цене нет его вины, но он несёт ответственность за «самоволку» на поле, на которую вряд ли получал установку тренера.

О виновных. Клуб его убивал, питая домыслы журналистов. Журналисты его убивали своими вопросами перед микрофоном. Болельщики очень скоро стали считать его отработанным материалом, если судить по результатам многочисленных опросов. Но пациент Лопетеги делал вид, что он ещё жив. И, поскольку прошло слишком много времени до того момента, когда «Барса» его убила официально, Юлен уже не был адекватной жертвой для такого масштабного кризиса. СМИ уже во всю искали виновных гораздо выше, подбираясь к Флорентино, не забывая между делом кидать камни и в огород нижестоящих, а именно, футболистов. Широкие народные массы имеют очень живое воображение, когда чем-то очень недовольны, и становятся не прочь обрушить своё недовольство на чью-либо голову. Игроков стали обвинять в низкой самоотдаче и недостаточной приверженности ценностям клуба. Но футбол остаётся футболом, и пусть кто-нибудь попытается предъявить хоть одно убедительное доказательство отсутствия профессионализма. Проблема «Мадрида» — чисто футбольная, и искать пути её решения надо искать на поле, а не в стилях жизни.

О любви. Футбол — это дело футболистов. Всех футболистов, играют они на «Уэмбли» или в соседнем парке. Те, что из парков, превращаются в болельщиков и считают, что обладают монополией на любовь к этому виду спорта. Профессионалы же в силу какой-то назойливой несправедливости получают клеймо продажности. Между любителями и профессионалами встаёт непреодолимый предрассудок в виде денег. Но я не сомневаюсь ни на минуту, что футболисты являются продуктом множества позитивных чувств. В начале ими движет любовь к мячу, затем к игре и, собственно, к футболу, как ко всеобъемлющему зрелищу. Только эта страсть помогает им посвящать свою жизнь обучению этому ремеслу. Впрочем, ремесло — это термин слишком технический для обозначения овладения таким детским предметом. Ведь это яснее ясного: в день матча и болельщик, и профессионал несут на поле одну и ту же любовь к футболу. И одну и ту же ненависть к поражениям.

Из князей в «грязи». И пришёл Сантьяго Солари «с яйцами против «Мелильи». Предварило это назначение шокирующее заявление клуба об отставке Лопетеги с неуместным упоминанием своих восьми номинантов на Золотой Мяч. Подобные бестактности «Мадрид» может себе позволить, так как, с одной стороны располагает роскошным составом, а с другой — не упускает возможности продемонстрировать свою авторитарность. Обобщая вышесказанное, получаем, что Сантьяго имел в виду Золотые Шары. Солари бестактностей себе не позволяет, но он — личность сложная. Он знает Ницше, происходит из семьи футболистов-профессионалов, которые, закончив выступать, вернулись в любительский спорт с его неровными полями и потрёпанными мячами, чтобы обучать футболу, опираясь на жизненный опыт, ловкость и самоотверженность. Сантьяго усвоил всё это с детства и знает этому цену. За его безупречным костюмом угадывается мяч, перепачканный в уличной грязи.

Источник
Elpais.com

12 комментариев

Круто и …весело закручивает Хорхе. Если, ничтоже сумняшеся, рискнуть и, очертя голову, последовать за саркастичной
логикой нашего «поэтичного философа» негрязных(?) улиц Санта Фе, то таки можно разглядеть и в самом Мадриде явление любительства. Как, собственно, и в профессиональном (в чём Вальдано однако не рискует полностью отказать предмету обсуждения) футболе — лакмус детской забавы, с элементами «любви и ненависти». Даже — не ремесло. А на вершине (может быть — временно, а там уж — как «Перес положит») этого любительства — самонадеянного, не чуждого (вот ведь ирония!) ницшеанству «тренера» с уличной грязью на коленях и потрёпанным мячом в помыслах…

Странно, почему-то всегда считал его «сантафейцем». Впрочем, даже если я неправ — от этого «вопросов» больше не становится: это уже радует.))

И однако: Росарио — это провинция Санта-Фе, как ни крути. А именно про это был мой пассаж о «негрязных улицах» провинции.) А на Вики — так вообще бают, что Хорхе — родом из Las Parejas.

Или вон недавнее вью, где он признавался что никак не мог заставить Солари уйти из команды в бытность спортдиром. У той выпотрошенной летом 2003 команды и так было всего лишь два запасных высокого класса — Гути и Солари, которые еще и не бухтели на скамье. И в этой ситуации еще больше ослаблять команду? Экономщик хренов.


Оставьте комментарий

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: