Бланкос

SIEMPRE ROBANDO
Мануэль Жабойш

Когда футбол только появился в Испании, хроники о матчах были такими же красивыми, как у газеты El Imparcial: “Мадридцы сыграли очень хорошо, но без выгоды для себя. Все были практически новичками в этом могучем виде спорта”.

“Мадрид”, старейший клуб города, выбрал для формы белый цвет, потому что это был цвет нижнего белья, в котором тогда все играли: игроки переодевались на улице, использовали свои штаны и футболку, как форму. Когда в городе стали появляться другие команды, “Мадрид” сказал, что ему, как старейшине, положен белый, а остальные пусть ищут себе другие цвета. Этим своим первым тоталитарным жестом, “Мадрид” не только обеспечил adidas на полвека раньше времени, но и основал нечто не менее важное, чем мадридизм: антимадридизм.

В прошлую субботу в матче против  хихонского “Спортинга”, принимая участие в кампании в защиту океанов, звезды клуба играли в футболках, каждая из которых была сделана из 28 пластиковых бутылок, некогда брошенных в море. И с этой футболкой из переработанного материала, почти коллекционной, произошло то же, что с пистолетом из мыла в фильме Вуди Аллена “Хватай деньги и беги”. Два совершенных плана, – футболки и оружия, разрушенных дождем. В случае Аллена, – для того, чтобы снова обворовать банки. В случае “Мадрида”, – чтобы расчистить футболку. В результате мы увидели самую белую футболку, приклеенную к мускулам, которая составляла самый древний и потрясающий образ. Некоторое время на поле “Бернабеу” был тот самый “Мадрид”, который был “Мадрид Фут-бол клуб” образца 1902 года, и были игроки, которые казались новичками в этом могучем виде спорта.

В последний раз чистая, без спонсора, футболка была у “Мадрида” в финале Лиги чемпионов 2001/02 в Глазго, и в финале Кубка в честь столетия клуба. А кто-то до сих пор тоскует по надписи Zanussi, по снегу и Уго с эластичными бинтами на голове, играющего матч в Москве в 6 вечера. Красота в футболе определяется доходом, без дохода не выживают, но “Мадрид” повернулся лицом к “Барселоне” в субботу.  И вместо обычной футболки на нем была футболка, сделанная из 28 бутылок шампанского Armand de Brignac, чтобы восполнить потерю Бейла: в некоторых местах нужно всегда появляться с шиком. И роскошь, которую себе позволяет “Мадрид”, в отличие от многих, способный рисковать, состоит в том, что он готов потерять многое, чтобы отправиться в Барселону чистым, как агнец.

1 комментарий
  1. Какая трогательно-наивная нотка романтики (или иронии?) … в оправдание (впрочем – воможно автор искренне ТАК видит) неудачной и эстетически безвкусной пародии на некое ретроэгалите меж нынешним, мегопрофессиональным, мегоэкономически-вычисленным (до центра) Мадридом и Мадридом давешним, игравшем в “нижнем белье” по-причине, к нынешней акции отношения не имеющего ни малейшего.

Добавить комментарий