«У меня никогда не было проблем ни с одним президентом, надеюсь, что не будет и с Флорентино Пересом»

Все игроки, которые работали и работают под руководством Жозе Моуринью, говорят, что внутри команды он другой человек. Он абсолютно отличается от того Моуринью, которого все привыкли видеть на пресс-конференциях. Кристиан Пануччи, бывший игрок «Реал Мадрида», «Милана» и «Ромы», — не исключение. Бывший защитник сборной Италии сейчас работает на Skу Itаliа. На прошлой неделе он был в Мадриде и брал интервью у Моуринью. И как результат, у него сложился совершенно другой, более «душевный» портрет Моуринью, который рассказал всю свою жизнь: как он, в конце концов, стал «Тhе Spеciаl Оnе». Мальчик, который дружил со свестниками, происходившими «из разных социальных классов». Молодой человек, который «с чувством глубокого страха» пережил переход от диктатуры к демократии.

Только что получивший диплом о высшем образовании, молодой специалист работал с детьми с ограниченными возможностями, затем стал роскошным помощником Ван Гаала и Робсона в «Барселоне», и сейчас он тренер «Реал Мадрида». «У меня никогда не было проблем ни с одним президентом. Наоборот, у меня всегда были только замечательные отношения с ними. Я совсем недолго нахожусь в Испании, но надеюсь, что смогу сказать то же самое о Флорентино Пересе. Я всегда был честен, и когда ты честен, ты должен говорить своему президенту то, что он иногда не хочет слушать. Но так лучше», — говорит Моуринью. Моратти как-то сказал о нем, что он был как муж, который убежал через окно, потому что его застали с другой.

«Я работал с детьми с ограниченными возможностями, с детьми с психологическими и умственными заболеваниями, и главным подарком для них была любовь. Ты делаешь простые вещи, но для них это всё. Тогда я был молодым парнем, и это был фантастический опыт. Он пригодился мне, я всегда говорю моим игрокам: наслаждайся жизнью футболиста, потому что она длится всего 10-15 лет, и ты должен радоваться каждому дню,» — признается тренер «Мадрида». Его отец также был футбольным тренером, и мать — учительницей. «Дома у нас никогда не было проблем с финансами, никогда. С детства у меня были друзья из разных социальных классов. Меня это научило находить общий язык со всеми и выпутываться из любой ситуации,» — говорит Моуринью, который признается, что испытал «невероятный страх», когда пережил переход от диктатуры к демократии.

Он рассказывает, что никогда не хотел быть тренером. «Мне нравилось играть в футбол. Но вскоре я понял, что не стану хорошим футболистом. Играя со своими друзьями во дворе, я, может быть, и был феноменом, но когда же перешел играть в настоящий чемпионат, я понял, что я был посредственным футболистом». Поэтому он решил посвятить себя другому занятию. «Мой отец был тренером, и я допрашивал его, как сейчас мой сын допрашивает меня. Он учится читать матчи. Он приходит домой и спрашивает меня, почему я заменил этого игрока, а не того, почему сделал так, а не по-другому… то же самое я спрашивал у моего отца».

Моуринью всегда нравились споры и разные мнения. Это лучший рецепт, чтобы учиться друг у друга. «Некоторые -скрытные, другие, наоборот, открытые. Ты учишься с ними, благодаря их вопросам и мнениям. Они заставляют думать тебя, и мне всегда нравилось это.» Также заставляли его думать Робсон и Ван Гаал в «Барселоне». «Они два совершенно разных человека. Робсон приходил на тренировку веселым, за несколько минут до начала матча, играл в гольф, и его жизнь была сплошная радость. Он всегда был позитивным человеком, для него футбол не был давлением, он был удовлетворением. Я готовил тренировку: организовывал сам процесс и составлял детали. Он приходил и спрашивал меня, что мы собирались делать. Я говорил ему: «Мистер, сегодня мы делаем это и это». И он отвечал мне: «Жозе, lеt’s go аnd еnjoy», — вспоминает сейчас Моуринью. Ван Гаал, наоборот, был полной противоположностью Робсону. «Он приходил за два часа до начала тренировки, рассматривал детали, которые он хотел приготовить. Он позволял мне руководить командой в Кубке Каталонии и Гампера. Он отправлял меня на скамейку, а сам располагался на стадионе. Робсон предоставил мне шанс приехать в Барселону, а Ван Гаал — уверенность в своих силах. Это была основа моей будущей тренерской карьеры».

Источник: Elpais.com

Оставьте комментарий

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: