Солдат невидимой кантеры

Роберто Сольдадо – не просто очередной форвард-соперник. Это бывший кантерано клуба, один из лучших ее воспитанников, который в родном для себя клубе, так и не заиграл. История Роберто основана на нескольких его интервью. Вместе с ним своими воспоминаниями поделятся его отец – Тони, и близкий друг – Мигель Торрес.

Примечание – “Сольдадо” – исп. “Солдат”

История из первых уст. Акт 1. Прибытие в Мадрид.

“Я приехал в “Мадрид”, когда мне было 13 лет. Сам я родом из Валенсии”.

“В течение одного года за мной наблюдал скаут из “Реал Мадрида” (Пако Гомес), пока в один прекрасный понедельник не подозвал моего отца и сказал ему, что в субботу приедет Висенте Дель Боске, чтобы посмотреть на меня. Мне повезло в тот вечер провести прекрасный матч, и через два дня я уже был в Мадриде. Я ушел туда, потому что мой отец сказал мне, что этот тот самый поезд, который прибывает на твою станцию только раз в жизни”…

Тони Сольдадо (отец Роберто):
“В год когда ты родился, я оставил футбол. Если бы у меня был такой отец, как у тебя, я бы играл в Примере, несомненно. Но моему отцу никогда не нравился футбол. И если я просил его, например, дать денег, чтобы купить бутсы, – он меня посылал куда подальше. А тебя я избаловал, Роберто… Сам я в 19 лет мог уйти в “Алькойано”. Но мой отец мне запретил. Твоя мама в свое время, тоже не хотела, чтобы ты уезжал в Мадрид. Но я ее убедил, потому что не хотел, чтобы однажды ты упрекнул меня за это”.

Роберто: “Я был на седьмом небе, когда уезжал. Но оставшись один в своей новой комнате, не зная никого, мне стало очень грустно”.

Тони: “У нас с тобой на двоих был один недостаток: сложный характер. Ты получил плохое наследство от меня, сын. Когда мы на поле – друзей для нас не существует. Цель одна – победа. Вот таким был мой менталитет”.

Роберто: “Да, когда я был ребенком, у меня возникали проблемы из-за характера, я делал то, что не должен был. Сейчас я себя научился контролировать. Я не могу себе позволить реагировать”.

Акт 2. Мадридист

“Я был мадридистом от рождения. Я прекрасно помню, как Миятович забил гол в финале Лиги Чемпионов, и “Мадрид” поднял над головой Седьмой Кубок. Я был рядом с родителями. Все мы держали в руках шарфы “Реала”… Мне еще очень нравился в свое время Иван Саморано”.

“Я попал в команду кадетов, познакомился с новыми ребятами, обратил внимание на паренька из “Infantil А”, хотя сильно на нем не сосредотачивался, не мог знать, что станем близкими друзьями. Его звали Мигель Торрес. Я приехал в середине сезона”.

“Время быстро пролетело. В течение первых 7 месяцев в Мадриде я жил в общежитии, в котором селили всех, кто приехал с разных уголков Испании. Нас было 40 ребят, все до 18 лет. Утром нас провожали в колледж-интернат, а вечером – на тренировки. Мне было сложно быть вдалеке от семьи, жить в городе, где ты никого не знаешь. Никогда не забуду первые полтора месяца. Но стало лучше, как только я начал общаться с людьми”.

Торрес: “Ты был молодцом. У тебя голова на месте. Обычно в новом городе ты сталкиваешься с вещами к которым не приучен и часто случается, что ребята в таком возрасте теряют себя и начинают заниматься вещами, которые не имеют ничего общего с футболом. Всё, что должен делать игрок кантеры: отдыхать побольше и выполнять инструкции”.

Р.Сольдадо: “Ты говоришь это, словно ты там был старше всех. Ты даже не представляешь, что я пережил в первую неделю. Самая сложная неделя в моей жизни. Я каждый вечер говорил с родителями, умоляя, чтобы они меня забрали”.

Торрес:  “Да, у меня в этом плане всё было проще. С 8 лет я ходил на тренировки и возвращался домой к родителям”.

Р.Сольдадо:
“Я звонил отцу каждый вечер, а у него хватило терпения, чтобы говорить со мной и втолковывать мне очевидные вещи. Он меня убедил. И вот я стал тем, кем стал”.

Торрес: “Ты знаешь, а я всегда ощущал недостаток в том, чтобы проводить больше времени с друзьями. Я не мог даже уехать куда-то из-за тренировок”.

Тони: “Когда тебя в 17 лет пригласили играть за “Кастилью”, я попросил, чтобы меня на два года перевели в Мадрид. Мы были с тобой, с твоих 18 лет до 20. Я всегда считал Мадрид опасным для ребенка, которому 18 лет, и которого есть свобода и деньги, которые ты уже зарабатывал. Но мы это преодолели”.

Роберто: “Я довольно скоро женился. И мне нравится быть молодым отцом”.

Акт 3. Кастилья > Первая команда

“С тех пор как я попал кантеру клуба, только трое или четверо кантеранос добрались до первой команды и имели в ней более-менее постоянную практику. В 2006-м во время подготовки к сезону я понял, что я не останусь в “Мадриде”. Я знал, что у меня будет мало игрового времени, я принял решение уйти в аренду в “Осасуну”. И я преуспел”.

“В “Реале” нужно быть реалистом. Все может быть хорошо, но ты знаешь, что очень сложно здесь получить игровое время. Нужна удача, а кроме удачи сила воли. А еще нужно молиться, чтобы не получить травму”.

Акт 4. Хетафе и Валенсия

“В конце концов, я перешел в “Хетафе”. “Асулонес” – очень простой клуб. В первый год я научился бороться, и мы спаслись от вылета из Примеры. Мичел очень хорошо относился к игрокам. Он многому научил меня в тактическом плане. Не только он, но также Эснайдер, потому что он в свое время был форвардом”.

“Теперь я наблюдаю за “Мадридом” издалека. Они купили многих хороших игроков, но может быть, нужно было главным образом создать команду, из таких как мы, а не покупать столько звезд”.

“Прошлым летом меня купила “Валенсия”, чтобы я занял место Вильи. Помимо того, что команда конкурентоспособная, внутри нее царит прекрасная атмосфера. Это отражается на поле. И это не обман. Адурис и я хорошо взаимодействуем вместе, потому что он больше любит играть в воздухе, он получает много передач верхом, я же более вертикальный игрок, постоянно забегаю за спины защитников. Мы совсем новая команда, но, кажется, знаем друг друга всю жизнь”.

“Между Мадридом и “Валенсией” я не вижу существенных различий”.

Vincenzo, Real-Madrid.ru

Добавить комментарий
Похожие материалы