Предисловие. Ночь. Вы сидите в мягком кресле и перед сном собираетесь посмотреть футбольный матч любимой команды. Вы включаете телевизор в надежде увидеть захватывающее зрелище. Но едва начинается поединок, подтверждается худшее из опасений: тренер считает вас, зритель,… да  в общем, никем он вас не считает, плевать он на вас хотел. Для него не имеет значения, что вы болеете всей душой за этих оболтусов; что матч начался так поздно; что вы уже полчаса как хотите в туалет, но боитесь упустить единственный стоящий момент. Возможно, тренера устраивает созерцание того, как какой-то суринамец из Голландии, рассекает газон бутсами, а воздух дредами, и иногда (о, чудо!) делает финты, но вам эта возня не приносит никакого удовольствия. Матч идёт. Белые не собираются отдавать мяч чёрным, чёрные — белым, и так все время… Он прерывается каждую минуту свистками арбитра, либо же судья, наоборот, позволяет игрокам пройти лечащий курс пинков. На следующий день у вас работа, и всего через несколько часов тишину вашей квартиры взорвёт будильник. Вы хотите спать, но все равно верите, что если нажмёте на заветную красную кнопку вы обязательно упустите самое главное. И вдруг, момент высшего наслаждения, «пята Бога», «эль пасе де ла муэрте», или великолепный гол, в исполнении мастера, совершившего ещё одно преступление против закона унылого футбола. Да-да, он не успел выйти на замену, как снова (и как ему это удаётся?), снова сделал это. Теперь вы считаете: 1 матч с Гути, вам запомнился лучше чем 10 матчей без него. 1 пас Гути в памяти оживал чаще, чем любой из сотни голов любимой команды. Когда матч закончится, когда телевизор погаснет, и вы пойдёте спать, вы улыбнётесь, потому что стали свидетелем «озарения», «чуда», «гения». Ведь за это вы и любите футбол…

Intermedius — находящийся посередине. Добра и Зла. Успеха и Неудачи. Основы и Запаса. Любви и Ненависти.

«Когда говорят о Гути, первое что приходит на ум, это его родители, которые отдали все, чтобы их сын состоялся. Они оба работали, но не было и дня, чтобы кто-то из них не сопровождал его в поездке из Торрехона в бывший Сьюдад Депортива. Я помню первый день, когда он пришёл в «Мадрид». Ко мне подошёл один из тренеров, и сказал: «Висенте, посмотри на этого белокурого мальчишку… посмотри как он работает с мячом». И правда, то, что он мог делать с мячом, дано не каждому».

«Если его и критиковали многие, то только потому, что болельщики просили его быть стабильнее, и если он не играл в основном составе, то только потому, что «Мадрид» на его позиции всегда покупал звёзд. Это место высокой конкуренции и он не сыграл больше матчей не из-за своего характера, или же внешнего вида. Это ему нисколько не мешало».

«Он пришёл ребёнком и провёл в «Мадриде» почти всю жизнь. Он всегда был приветлив, рассудителен и добр. Болельщики были привязаны к нему, и если с кем-то и были проблемы, то только потому что некоторые болельщики считали, что он способен на большее».

«Однажды сказал ему: «Почему бы тебе не состричь волосы?». Помню он ответил мне: «Сразу после того как ты сбреешь усы».

542 матча в «Мадриде» — великое достижение. Я желаю ему удачи, а также желаю насладиться футболом».

— Висенте Дель Боске в день, когда Гути попрощался с «Мадридом».

Глава 1. Дебют

Лето 1995 года. Подготовка к новому сезону 1995/96. «Если мы не купим этим летом тех, на кого рассчитываем, я брошу в игру игроков кантеры», — это крик души и одновременно угроза главного тренера «Реал Мадрида», аргентинца Хорхе Вальдано. Удивительно, но это громогласное заявление Хорхе Вальдано сделал сразу после того, как «Реал Мадрид» под его руководством завоевал титул чемпиона Испании…

В стартовавшем сезоне 1995/96 травмы, дисквалификации, плохая игра «Мадрида» казалось способствовали тому, чтобы слова Вальдано подкрепились делом. Заявление стало следствием испортившихся отношений между тренером и президентом, Рамоном Мендосой. Со старта сезона прошло всего три месяца и тренер «Мадрида» все ещё обдумывал идею обновления команды посредством кантеранос в сформировавшихся условиях. Те немногие трансферы, которые все-таки состоялись, — возвращение Эснайдера и покупка Фредди Ринкона — оказались провальными. И Вальдано принимает решение воспользоваться услугами кантеранос 1976 года рождения — Альваро и Гути, к тому же, собирается оставить их в первой команде.

Поколение Рауля

После первого контакта с поколением Рауля, Вальдано в дальнейшем демонстрировал свой интерес к молодёжи «Мадрида». В предыдущем сезоне, 1994/95, он регулярно вызывал в первую команду на тренировки Гарсию Кальво, Альваро, Луиса Мартинеса, Гути и Морана. В сезоне 95/96 к ним добавились Сандро, Виктор, Альберто Ривера и Контрерас. Некоторые из них были опробованы в деле в бесчисленных товарищеских матчах, которые в те времена проходили на протяжении всего сезона, и среди осени в одном из таких товарищеских матчей впервые появился Хосе Мария Гутьеррес Эрнандес. Это произошло в матче мексиканской «Атлетико» Селайя, новой команды Эмилио Бутрагеньо, 10 октября 1995 года в матче на «Trofeo de la Hispanidad».

Вальдано изначально предполагал в перспективе вводить их в состав, но теперь это превратилось в необходимость. Первым был Рауль, потом Альваро, а теперь Гути, который летом выиграл Чемпионат Европы до 18 со сборной. Ко всему в сезоне 95-96, «Кастилья» под предводительством Гути заняла 4-е место, а Хосе был признан лучшим игроком Сегунды (ухитрился играя на позиции медиапунты в 26 матчах забить аж 11 мячей).

«Шёл 1995», — пишет журналист и друг Гути, Карлос Карбахоса, — «Я просил Виктора Санчеса и его (Гути) попозировать для El Mundo. Эти двое были наголову сильнее своих партнёров из «Кастильи». Сразу после этой фотографии в El Mundo на столе президента Рамона Мендосы оказался план «похищения» молодой звезды, который ему предложил «Милан», но президенту что-то не понравилось».

Вера Вальдано в мастерство юношей объясняла появление их в первой команде, хотя некоторые считали это банальной перестраховкой — летом 1996-го у многих игроков заканчивались контакты, новички Ринкон и Эснайдер провели отвратительный сезон, а на другие покупки у клуба попросту не было денег. Потому потенциально привлекательной была идея раскрутить молодых футболистов кантеры клуба (все равно им всем не попасть в первую команду) и продать летом подороже. Таким образом, клуб собирался выручить 1,5 млрд. песет.

В любом случае, Вальдано не побоялся привлекать кантеранос. И эти ребята выходили не на последние минуты, в матчах, в которых уже все решено, а с первых минут, в компании с Редондо, Саморано, Йерро, Мичелом и Буйо. «Прежде всего, Вальдано был храбр. Он рисковал с нами, ребятами из кантеры. Но он предоставил нам возможность, а это самое трудное. На скамье оставались звезды. А мы выходили на поле. Это сделать было совсем не так просто», — помнит Альваро Бенито.

Альваро, — один из лучших друзей Гути. «То поколение было неповторимым», — считает Альваро. «Ребята стали игроками мировой элиты, а другие — достаточно известными в пределах Испании. В то время в «Мадриде» было много талантов». Надо сказать, что о таланте Альваро тогда было больше разговоров, чем о таланте Гути. Они были одногодками, но если Гути в последствии входил в первую команду долго и нудно, то Альваро практически сходу —  уже в свои 18 он выделялся бессыдством настоящего нападающего, хитростью и умом. В матче на Трофео Сантьяго Бернабеу (который всегда носит полуофициальный статус, но соперником был сам «Аякс», действующий победитель Лиги Чемпионов!) Альваро вышел после перерыва при счёте 0:0 и первым же касанием своей волшебной левой пробросил «между» самому «Противогазу» Райцигеру. Если бы не злосчастная травма колена, как знать, может быть Альваро был бы игроком уровня Рауля и Гути в будущем… Феноменальное трио. Игроки кантеры. Близкие друзья.

Итак, Гути Вальдано вызвал на декабрьский матч с «Севильей». «Я верю в освежающую способность, которую привносит молодость», — сказал Вальдано перед матчем. «Энтузиазм, который несёт в себе дебютант, когда исполняется его мечта, — очень важен. Мы не просим у них спасать команду, хотя да, они ей помогают. Они сами могут стать необходимыми».

… Шла 61-я минута матча. Хосе Эмилио Амависка уступил своё место на поле дебютанту. На «Бернабеу» в тот вечер просто бенефис кантеры — на 13-й минуте 19-тилетний Альваро забил свой первый гол за первую команду, а 18-тилетний Рауль сделал  дубль. Теперь его черед предстать пред «Бернабеу». Его — Гути.

Ему 19 лет. Вальдано перед выходом не то указывает, не то поощряет: «Парень, твори». Равнявшийся на тех, с кем предстоит играть — на Мичела, на Санчиса, особенно на Лаудрупа, сделал первый шаг к тому, чтобы отныне другие равнялись на него. Матч «Мадрид» выигрывает показательно разгромно — 4:1. «Мадрид жив, пока у нас есть такие молодые игроки, как Альваро и Гути!» — воскликнет Лоренцо Санс после матча.

Журналист Сантьяго Сегурола в своей колонке писал: «Свежий, живой, смелый, «Мадрид» уверенно победил в этом матче. На этот раз он не подчинился мучительнице тревоге. Он забил быстро, и был так убедителен, как никогда ещё в этом сезоне. «Мадрид» в лице нескольких молодых игроков, действовал безгрешно, а Рауль был послом своего поколения. После трёх бурных месяцев, «Реал» смог провести спокойный матч, — счастье в эти дни неопределённости. Мадридизм нуждался в этой победе, в такой простой, в такой смертоносной. Присутствие двух юношей в атаке: Рауля и Альваро — помогло Вальдано воплотить свои тактические изыски, но правда также в том, что вся команда была более твёрдой, более быстрой, и игра её была более вертикальной. Эта команда вернула болельщикам головокружение прошлого сезона. Вальдано выпустил Гути, и дал ему какие-то указания. Хороший левша, наделённый ударом, — такие игроки крайне необходимы «Мадриду», — кажется, у него отличные взаимоотношения с мячом, что выражается в контроле и передаче. Он сыграл в матче, который освежил «Мадрид» и достал его из трясины последнего времени». Другой журналист, Карлос Карбахоса, тоже не скупился на похвалу: «Раулю и Альваро на двоих 36 лет – почти на два года меньше, чем Пако Буйо. Молодые дарования «Мадрида» противостояли сегодня самой лучшей защите испанского футбола – «Севилье» Прието, Диего, Мартагона и Хименеса, безуспешно пытающихся остановить изобретательность самого молодого дуэта нападающих в истории «Мадрида».

Травма Саморано и самоудаление Эснайдера в Хихоне, — глупейшая пятая жёлтая карточка, которую он получил за меньше чем четверть часа, проведённого на поле, —  оставили чемпиона Испании в руках двух подростков.

В этом юношеском мятеже также получил главную роль Хосе Мария Гутьеррес Эрнандес, 19-летний мадридец, получивший второй вызов в первую команду. Его футбол вертикальный, быстрый и прямолинейный. Гути нравится быть полезным в зоне медиапунты, игре на которой его обожаемый Микаэль Лаудруп учил его премудростям на полях «Сьюдад Депортива». Гути отныне будет заменой датчанина, он уже заработал уважение, забив в настоящий момент сезона 6 мячей в «Мадриде Б».

«Мой дебют был нервным и счастливым», — признается Гути. «За многие годы в «Мадриде» у меня было много радостных дней, но наибольшую радость я испытал в день своего дебюта. Хорхе Вальдано отнёсся ко мне очень хорошо, он постоянно со мной беседовал за много дней до матча, и у меня было время все переварить».

А переваривать приходилось на лету. Из первой команды Гути вернулся во вторую, которая в его отсутствие умудрилась проиграть. В следующий раз в официальном матче (поскольку в том сезоне было много товарищеских) первой команды Гути появится только 24 марта, в матче с «Реал Сосьедадом» уже при новом тренере — Арсенио Иглесиасе…

Дело Босмана

Дело Босмана ураганом прошлось по раздевалкам европейских команд. Среди прочих эффектов этого события, главным был тот, что ободрённые возможностью наживы, президенты открыли свои чековые книжки, вооружились шариковой ручкой, и навсегда изменили привычный мир. Они поочередно совершали головокружительные трансферы. Казалось, подписывали каждого кто был способен передвигаться, скупались на улицах, в кафе, в аэропорту и на других перекрёстках спортивного рынка. Группы болельщиков, привыкшие к своим, доморощенным талантам, начинали выражать беспокойство.

«Правило Босмана» вступило в силу 15 декабря 1995 года. Через две недели после того, как Гути дебютировал в первой команде. По существу, трансферная система ФИФА была разрушена. У игроков появились невиданные до того свободы. Плюс, «иностранцами» теперь считались не те, у кого нет испанского паспорта, а не имеющие паспорт ЕС. Если в сезоне 1995-96 в составе «Мадрида» из неиспанцев были только Редондо, Саморано, Лаудруп, Эснайдер, Ринкон и Петкович (и сражались за 3 места на поле для иностранцев), то уже в сезоне 1996-97 иностранцев будет 11: Илгнер, Роберто Карлос, Пануччи, Зеедорф, Редондо, Миятович, Шукер, Петкович, Секретарио, Сезар Пратс и Зе Роберто. И все они могли выйти на поле одновременно. И это только в «Мадриде».

Рынок взорвался. То тут, то там возникала путаница номеров, футболок, бутс и причёсок. Новички прибывали каждые полчаса. А болельщиков интересовал только один вопрос: это действительно моя команда? Посреди хаоса были слышны аргументы защитников и противников новых правил. Пока одни говорили о звёздном дожде, другие испытывали острый комплекс тождества себя и любимой команды. Им было тяжело ориентироваться в новом пространстве, и они считали, что это паломничество за легионерами покончит с кантеранос. Ко всему, тайфун Босмана случился в самый неподходящий момент: после Quinta del Buitre в Испании появилось самое талантливое поколение молодых футболистов: Рауль, Де Ла Пенья, Маркос Валес, Серхи, Фран, Рохер, Луис Энрике, Арансабаль, Селадес, Каранка, Виктор, Альваро, Гути, Эчеберрия, Хулен Герреро, Оли, Оскар, Де Педро, Валерон, Сальгадо…

Для многих из них «Дело Босмана» закрыло двери в первую команду. Как будет с Гути?

Философия запасного

Уравновешенность в несчастье, крепость духа в роскоши. Это требование к каждому игроку «Мадрида». Гути уже знает об этом. А если забудет, то публика ему напомнит. Первый тест в «Мадриде» — банка. Даже если быть запасным в «Мадриде» — привилегия. Но только не тогда, когда это длится, как кажется, вечно. Второй тест — попадание в состав. Это больше чем привилегия, — это признание. Два теста, чтобы сдать экзамен стоицизма Гути: быть игроком основного состава, приносить пользу, а после быть освистанным и снова сесть на лавку. И по новой. Так будет. Но так будет не сразу. Гути не ворвался в первую команду подобно Раулю. Не завоевал доверие сходу, как Альваро. Не забивал запоминающихся мячей, как Виктор. Его вхождение было постепенным, даже слишком медленным, если смотреть на клуб со стороны, в основном, со стороны Европы. Многие болельщики за пределами Испании о Гути толком ничего не знали до 1999 или 2000 года. Но до этого его постепенно узнавали в Испании. Итак,

12 мая 1996 года Гути забил свой первый гол в футболке первой команды. Случилось это в матче «Вальядолидом» на «Нуэво Сорилье» (0:3). Арсенио Иглесиас, сменивший по ходу сезона на посту тренера «Реала» Хорхе Вальдано, выпустил кантерано со старта. В ближайшие годы выходить со стартовых минут для Гути будет большой удачей…

Дела у Иглесиаса в «Мадриде» пошли не так, как ожидалось. Он принял команду в январе, после того как она вылетела из Кубка Испании и находилась на 8 месте в чемпионате Испании (но пробилась в плей-офф Лиги Чемпионов). При нем «Мадрид» вылетел из Лиги Чемпионов в 1/4 финала в противостоянии с «Ювентусом», и занял только 6-е место по итогам чемпионата. Выводить команду из кризиса он вынужден был подручными средствами и принял решение вернуть в филиал трёх кантеранос, прописавшихся в первой команде при Вальдано. При чем сообщил им об этом тренер «Реал Мадрид Б», Серхио Эхеа, ранним апрельским утром перед тренировкой. Из первой команды были исключены Альваро, Сандро и Гомес. С Гути Иглесиас поступил в точности да наоборот — вызвал его из филиала окончательно и перевел в первую команду. Что, впрочем, неудивительно, ведь в Сегунде Гути как раз в этот период феерил и филиал поднялся с 7-го январского места на 2-е апрельское. Если при Вальдано Гути сыграл всего в своем дебютном матче против «Севильи», то уже с Иглесиасом он провел 8 матчей — практически все с апреля до конца сезона.

Летом 1996 года состоялся анонсированный уход Арсенио Иглесиаса (команда не смогла всего во второй раз в истории занять еврокубковое место), а на должность главного тренера команды был приглашён итальянский специалист Фабио Капелло. Один из самых модных и успешных тренеров того времени. Дон Фабио с талантливой мадридской молодёжью считался, но у него регулярно играли только Рауль, Альваро да Виктор. Именно при нём Гути подписал контракт в качестве игрока первой команды, взял себе 23 номер, но довольствовался ролью запасного. К его несчастью, в тех редких матчах, в которых он получал игровое время, либо партнёры уже успели наколотить кучу мячей, либо, наоборот, у них возникали с этим большие затруднения. А самому Гути изменить ситуацию не получалось. Там где «Барса», «Атлетико» и «Атлетик» не оставляли камня на камне, у «Мадрида» были проблемы. Нулевые ничьи с «Эстремадурой» и «Логроньесом» («Барселона» выиграла 8:0, «Атлетик» 6:0) пресса раскритиковала, в общем числе досталось и молодому кантерано, Гутьерресу. Гути вышел после перерыва и удостоился оценки 1. За первые полгода Капелло в «Мадриде», Хосе Мария выходил на поле только 4 раза. И всякий раз на замену под конец матча. Об игровом тонусе говорить не приходилось.

В целом в сезоне 1996/97 Гути провёл на поле всего 351 минуту…

Глава 2. Гений печального образа

Капелло открыто конфликтовал с Шукером, и хотел взамен совсем ещё юного Тьерри Анри из «Монако», но Сансу не понравились идеи и требования Капелло (Фабио также не видел в команде сына президента — Фернандо Санса, считая, что его нужно продать), и после завоевания титула чемпиона Испании (первого трофея Гути, к которому он, как понятно выше, был мало причастен), Фабио Капелло ушёл сам.

Рауль и Гути против бразильца Джованеллы из

Пришедший ему на смену Юп Хайнкес, видел «Мадрид» по-своему. И в первую очередь это касалось приобретений. Он посчитал, что команде срочно необходим центральный защитник, (вроде Роберто Айалы из «Наполи», Филипа Альберта, Сельсо Айалы или Лебефа), а также что 27 имеющихся в его распоряжении игроков — перебор. Был составлен список тех, кого можно продать, в основном это были кантерано вернувшиеся из аренд, или те, кто не заиграл при Капелло: вратари Вальбуэна и Контрерас, нападающий Канабаль, опорный Хайме, латераль Секретарио, два центральных защитника — Гарсия Кальво и Фернандо Санс, а также медиапунта Гути… К счастью, покинуть клуб довелось другим, потому что Хайнкес скоро понял, что перед ним перспективный футболист: «Я оставил Гути, потому что это большой талант».

Если Капелло был человеком строгих принципов, и подчас действовал весьма агрессивно, игроки признавались, что его попросту боятся, то мягкость и молчаливость Хайнкеса была для игроков «Реала» словно манна небесная. Гути один из первых порадуется очередным переменам: «Хайнкес замечательный человек». Шустер и Миятович, у которых с Капелло были проблемы, были более осторожны, а может не так наивны: «Он дисциплинирован». Но даже Миятович не мог удержаться: «Теперь мы можем есть мясо!». На сборах игроки вместо привычного: «На обед как всегда?», могут наконец-то сказать: «Что новенького у нас сегодня?».

Ньон

Сборы в те годы «Мадрид» ежегодно проводил в швейцарском Ньоне. Это всего вторые сборы Гути с первой командой, для него все пока ещё в новинку. Здесь времени на досуг совсем мало. Тяжёлые летние тренировки оставляют мало сил. Редкие часы спокойствия и уединения каждый предпочитает проводить по-своему. Музыка, чтение книг, телевидение — самое популярное времяпровождение. Многие из игроков привезли с собой записи своих любимых исполнителей, к примеру, Шукер. «Да он может устроить хоть дискотеку!», — шутит Миятович, с которым хорват делит комнату. Голландец Зеедорф предпочитает прогулки. А испанцы — чтение. Что касается книг, то здесь большое разнообразие. Амависка читает «Сиддхартха» Гессе, которого привёз Гарсия Кальво. Маноло Санчис читает «Схватку со львами» Кена Фоллета, а Фернандо Санс — «Шамана» Ноа Гордона. Остальные — приверженцы просмотра тв-программ. Роберто Карлос не отходит от Евроспорта, или любого другого канала, который показывает спорт. Дани и Мориентес узнают о последних новостях по TVE, а Гути смотрит музыкальный MTV… Остальные же чувствуют себя слишком уставшими, чтобы чем-нибудь себя занять в обед, и предпочитают поспать.

На футбольном поле отдыхать некогда. Карлос Карбахоса, анализируя предсезонную подготовку, сделает заключение: «Решением любых проблем «Мадрида» является талант. До настоящего времени «Реал» слишком много уделял внимания обороне. С возвращением на поле Йерро и Пануччи, защита станет более пластичной. В середине поля после травмы Редондо играл Хайме, трудолюбивый футболист. Гути — ещё одна альтернатива, он предлагает команде своё воображение и он может соединять линии. Он — футболист, который начинает приобретать некую зрелость, как будто бы знает о том, что этот сезон будет особенным для его будущего, как игрока».

Хайнкес: «Мадрид всегда должен побеждать и это проблема для молодёжи. У Гути, например, есть все качества, чтобы стать важным игроком, но он нуждается в том, чтобы играть много матчей и играть регулярно».

Вскоре стартовал сезон, и во втором туре, в матче против «Саламанки» Гути получил место в стартовом составе, и надежду на то, что в этот сезоне его роль в команде не ограничится подогревом скамейки запасных. Он отыграл в общем-то неплохо, но в следующий раз появился на поле только в конце октября…

Первый конфликт

Середина сезона 1997-98. В шестой раз подряд Юп Хайнкес оставил Гути вне заявки на матч. Сначала тренер поговорил с игроком, а после объяснился перед прессой, но ничто из этого не убедило молодого футболиста. «Если он доверяет мне», — заявил Гути, — «то должен это показывать». Гути несколько дней рассказывал прессе, что чувствует себя плохо из-за сложившейся ситуации, и что думает о том, чтобы уйти. Всё началось перед матчем с «Тенерифе», 21 февраля 1998 года. Гути сыграл в матче, и был обвинён тренером в том, что команда проиграла (4-3). Гути понёс наказание вместе с Каньисаресом.

Но Хайнкес давал отпор прессе: «То, что я не вызываю Гути не имеет ничего общего с матчем с «Тенерифе». Невозможно, чтобы в один день играли все атакующие игроки. Я позволил Гути играть, сказал, что он действительно футболист первой команды, так что если кто-то ему и доверял, так это я. Но здесь тяжело преуспеть игроку кантеры».

Гути, узнав слова тренера, заявил: «После «Тенерифе» стало ясно, что моя ситуация в команде изменилась. И если у него есть вера в меня, её было бы видно». В дальнейшем Хосе Мария появлялся на поле не часто. И это в год, когда «Реал Мадрид» триумфально завоевал свой седьмой кубок Европейских Чемпионов… Гути довольствовался 2 выходами на замену в том самом розыгрыше ЛЧ. Он получил медаль, но радости в сердце не было. Он понимал, что упускает нечто важное. Его партнёры, того же возраста, такие же «многообещающие», за одну ночь стали звёздами, они получили вызов в сборную. Они играли летом на Мундиале. А он — Гути — был обречён смотреть на это со стороны молодежного Евро. Да, прав был Карбахоса, этот сезон мог стать особенным для него. Стал для «Мадрида», для Гути не стал. «Я не играю, и это тяжело, потому что мои приятели — почти все мундиалистас, почти все с кубками и медалями в руках, с именем.. Но я верю в то, что когда Ла Лига начнётся, и мне дадут возможность, мистер поймёт, что я могу играть также хорошо, как они»…

«У тебя врождённый талант»

«В психологическом плане с Гути все в порядке. Проблема для него заключается в том, что точкой отсчёта для него является ровесник Рауль, который тихоня и консерватор, и которому не знаком энтузиазм вне футбольного поля. У Рауля было всего два диких года, на заре его карьеры, и тогда он решительно изменил уровень доступа к себе. У них разные характеры. Можно заметить по тому как Гути одевается, что он более вычурный, с яркой внешностью. Его не просто так называют «Испанский Бекхэм» — они оба единственные футболисты на планете, которые носят саронги (прим. — индонезийская нац. одежда). У него всегда новая стильная причёска, а у его друзей красочные характеры». — из автобиографии Стива МакМанамана.

«Гути по-настоящему классный футболист, но он сам мешает себе стать одним из великих», — сказал однажды Капелло (сезон 1996-97). «Он хороший футболист, но может так и остаться «многообещающим», если будет так продолжать», — отметил его следующий тренер, немец Юп Хайнкес (сезон 1997-98). «У него врождённый талант, но если он хочет играть на самом высоком уровне, он должен работать над другими аспектами игры», заявил Хиддинк ещё во время предсезонная (сезон 1998-99). Три тренера признали талант Гути, но заметили, что этот талант сопровождает некоторая вялость.  — El Pais, 1999 год.

Парень с лицом ребёнка, красил волосы и носил дерзкие причёски, пытаясь не обращать внимания на толпу меренгес, которые всегда придерживались консервативных взглядов. Тогда то и начались разговоры о предполагаемой распутной жизни парня вне футбола, его имя связывали с парой молодых актрис. Гути чаще попадал на страницы модных журналов, нежели в спортивные ежедневники, и это для кого-то стало знаком тревоги. Не только в среде болельщиков, но также в команде. Кое-кто проводил с ним беседы, среди них Фернандо Йерро, который в своё время для Гути был сродни старшего брата.

Гути плакал из-за дисциплинарных наказаний Капелло, сокрушался от того, что Хайнкес его игнорировал, и принял решение измениться, когда Хиддинк, в августе 98-го предложил ему давать «частные уроки». «Такой талант нельзя просто разбазарить», — сказал Гус, — «ты должен его развивать, он у тебя врождённый. Если хочешь, мы будем работать вместе».

Науку Хиддинка Гути освоил достаточно быстро: «Я — человек, который хорошо играет слева. Я предпочитаю вертикальные передачи перепасовкам по ширине. Я могу забивать, а могу создавать голы. Мой единственный недостаток в том, что раньше я не сражался так как от меня того ждали. Но сейчас я в хорошей форме, и я могу дать команде больше».

В январе 99-го, после окончания мадридского дерби, в котором блистал Гути, Хиддинк публично признал работу игрока. «Гути понял, что для того, чтобы преуспеть в большом клубе, нужно жертвовать. В течение этого времени он многому научился. Каждые два дня я давлю на него, и по правде, он чудесно справляется. Я как-то было сказал ему: «Видишь ли, если я целую неделю не говорил с тобой, это не значит, что я потерял в тебя веру». Сейчас мы общаемся значительно больше».

Перемены, которые имел ввиду Хиддинк, были связаны с работой в обороне и понятием коллективной игры. То, что Гути извлёк урок, он продемонстрировал как только получил стабильное место в составе команды. Конечно, в определённом смысле не обошлось без удачи: травмировался Фернандо Редондо, и двери в первый состав были открыты. Гутьеррес получил возможность доказать, и возможность эта была крайне своевременна, что он эволюционировал как футболист, и стал одним из самых интересных игроков испанского футбола.

Однако позиция, которую занял Гутьеррес была для него в новинку. Он вызван был заменить Редондо,  —  опорного полузащитника, до того, Гути никогда не играл медиоцентро. Но с первого же матча казалось, что Гути всю жизнь был опорным. Он отбирал мячи, прессинговал соперника, отдавал передачи и бил, когда этого требовала ситуация. Гути играл Редондо. И «Принц», с высоты трибун, стал одним из почитателей его таланта: «Он приносит команде пользу, я наслаждаюсь его игрой. Не знаю почему говорили, что мы два несовместимых игрока. Мне бы хотелось играть рядом с ним». Вскоре, тем более с уходом Редондо в «Милан», многим стало казаться, что именно Гути станет для «Мадрида» новым Редондо… Тогда никто не думал, что на Гути когда-нибудь может стать… «новым Морьентесом»…

Автор: Vincenzo, Real-Madrid.ru

 

Все главы биографии:


Биография Хосе Марии Гутьерреса, El 14

1 часть 2 часть3 часть 4 часть 5 часть

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: