• 0

  • 401

Флорентино Перес: «Озил станет лучшим в мире»

6 ноября 2010, 0:28

Хедира ли, Озил или теперь Hochtief: Флорентино Переса не пугают никакие инвестиции в то, чтобы быть номером один. В интервью «Welt am Sonntag» он впервые подробно разъяснил, почему он хочет завладеть крупнейшим германским строительным концерном.

Он принадлежит к числу самых упорных и успешных предпринимательских персоналий Европы: Флорентино Перес — президент клуба «Реал Мадрид» и, по своей основной профессии, шеф испанского строительного гиганта ACS. Незаметный менеджер поставил себе целью купить контрольный пакет акций Hochtief AG — вопреки протестам менеджмента и немецких сотрудников. До сих пор 63-летний мадриленьо хранил гробовое молчание о своем намерении — ни в испанских, ни в английских и германских СМИ нет его интервью.

В пятницу он сделал исключение для «Welt am Sonntag»: на два часа он предоставил себя в распоряжение репортеров Йорга Айгендорфа, Уте Мюллер и Хаген Зайдель в штаб-квартире концерна в Мадриде. Он будет действительно расслабленным, когда речь пойдет о его страсти «Реале».

— Вы купили Сами Хедиру и Месута Озила. И сейчас вы хотите завладеть Hochtief, жемчужиной нашей строительной промышленности. Что вам так сильно нравится в нас немцах?
— Собственно, мне нравится в немцах все. Это народ, который делает свои дела просто хорошо. И я знаю, о чем говорю. Так как я провожу мои отпуска на Майорке. Этот остров почти в немецких руках, у меня много друзей-немцев.

— Обязательно ли все всегда скупать миллионных игроков или миллиардные компании, чтобы стать успешным?
— Хедира и Озил — два великолепных игрока с большими шансами на будущее. И это справедливо также в отношении Hochtief. Но сами по себе деньги для инвестиций не ведут к успеху. Дело в работе, творчестве и воодушевлении.

— Вы произвели санацию в «Реале». Но команда не вдохновлена по-настоящему.
— Вы ошибаетесь. Спросите наших фанов по всему миру. «Реал» это история успеха. С 2000 по 2006, когда я был в первый раз президентом, мы выиграли 4 раза испанский чемпионат и два Кубка Европы. Мы на ведущих ролях во всех отношениях — как в экономическом плане, так и в спортивном. Мы самый прибыльный клуб в мире.

— В Германии вашими достижениями впечатлены мало. Только что в Берлине 2000 работников Hochtief протестовали против перехода под контроль ACS.
— Там не правильно поняли многое, что мы собираемся сделать. Мне не нужны очередные трофеи. Мы сказали, что мы хотим иметь немного больше 50% в Hochtief. Но это не означает, что мы хотим отнять у Hochtief независимость. Местонахождение фирмы останется в Эссене, равно как и биржевая котировка во Франкфурте. И правление, как и прежде, будет ответственно за сделки. Наше предложение следует подкупающей индустриальной логике.

— Ваше представление о Германии изменилось за последние недели? Все-таки ваши коллеги по правлению, члены наблюдательного совета Hochtief должны были пройти в Эссене через стену работников Hochtief и подвергнуться оскорблениям.
— Каждый имеет право высказывать свое мнение, даже если это, возможно, было несколько эмоционально. Я хотел бы развеять опасения немецких работников. Им нечего бояться. Мы всегда хорошо обходились со своими сотрудниками. Посмотрите просто на факты. Наш бизнес начинался в 1983 году с 70 сотрудников и оборота 5 млн песет. Это было 30 тысяч евро. Сегодня у нас оборот 16 млрд евро и 146 тысяч человек и еще 46 тысяч «арендных» работников.
Pечь о том, чтобы вместе с максимальными силами бороться за большие проекты. В будущем никто с миллиардным инфраструктурным проектом не сможет пройти мимо нас.

— Вы еще в 2009 заявляли, что не хотели бы переступать черту 30%…
— Но экономическое положение за это время стало совсем другим. Крупнейший экономический кризис со времен Второй мировой войны привел к тому, что кредиты стали едва доступными. Государства больше не имеют средств, необходимых для больших инфраструктурных проектов. Поэтому партнерство с частными строительными концернами неизбежно. Мы должны кредитовать эти проекты. И в этом финансовая мощь концерна имеет решающее значение. Мы всегда говорили Hochtief, что наша будущая стратегия зависит от экономической ситуации.

— А каковы по-вашему шансы на то, что вы потерпите неудачу в этой попытке?
— Если бы мы не были убеждены в нашем предложении и нашей стратегии, мы бы его не делали.

— Поставим вопрос иначе: как это будет в футбольном матче? 3-0 в пользу ACS и уже 80 минута?
— Игры выигрываются, если тяжело работаешь с первой минуты, играешь чисто и придерживаешься своей стратегии. Все это мы до сих пор делали. Кроме того, я уже вижу Hochtief и ACS в одной команде. Мы с большим отрывом крупнейший акционер компании.

— Насколько важно в вашей отрасли, собственно, политическое влияние? Вы же тоже родом из испанской власти и политики.
— Когда я был молодым, я имел возможность работать в UCD, партии, которая возглавила переход Испании к демократии. Но я был в структуре намного меньше занят как политик, чем как инженер-строитель. В 1982 в возрасте 35 лет я перешел в частный бизнес и купил за одну песету маленькую строительную фирму. Историю последующих 27 лет вы знаете. Тогда я был молод, сегодня я дедушка. ACS — дело моей жизни.

— Вы говорите о фэйр-плей и большой стратегии. Но эта сделка для вас многого не стоит прежде всего потому, что у Hochtief практически нет долгов, тогда как у вас их очень много?
— Половина наших долгов от 9 млрд евро это вложения в испанский энергетический концерн Iberdrola, предприятие по эксплуатации автодорог Abertis и, опять же, Hochtief. Другая половина это текущие проекты и инвестиции в сделки. И, несмотря на эту нагрузку, мы за первые 9 месяцев этого года получили прибыль свыше 1 млрд евро. За последние 10 лет мы заработали для наших акционеров больше, чем любая другая испанская фирма — и это в абсолютном исчислении.

— По непроверенным данным, вы должны были продать важные доли в бизнесе, чтобы уменьшить долги, и один запланированный конверсионный заем не имел никаких шансов быть размещенным на рынке капитала. 
— Говорится многое, но цели у этих высказываний не всегда благородные. Каждое предприятие, случается, отделяет себя от дочерних компаний, которые больше не относятся к основной форме деятельности.

— Вы оздоровили «Реал Мадрид» вашими предпринимательскими знаниями и способностями. Научился ли строительный президент Флорентино Перес чему-нибудь у футбольного президента Переса?
— Футбол — это страсть и сердце. В строительном бизнесе дело, прежде всего, в калькуляции и разуме. Комбинировать то и другое — в этом заключается искусство.

— Вы купили Хедиру и Озила больше по велению сердца или разума?
— Мы купили их, потому что они фантастические игроки. Оба станут однажды самыми лучшими футболистами. С моей точки зрения, Озил станет вообще лучшим игроком в мире.

— Вы своими шопинг-турами делаете себя со всех сторон не очень-то любимым — ни в футболе, ни в бизнесе. Вам это случайно не мешает?
— Почему? Это совсем не так. В Мадриде 97% сосьос выбрали меня президентом во второй раз. И у меня много друзей в европейском футболе. Спросите у Карла-Хайнца Румменигге, и, само собой, в Штутгарте, Вольфсбурге и бременском «Вердере» у меня есть друзья, хотя мы и переманили Хедиру и Озила.

— Оправдана ли вообще для строительной компании трибуна для почетных гостей на СБ?
— Не знаю. В ACS, во всяком случае, не очень вдохновлены моей страстью к «Реалу». Но эти полтора часа в неделю я для себя урываю.

— Вы давно уже не обязаны работать. Что, собственно, все еще вами движет?
— Мне приносит удовлетворение создать первый глобальный строительный концерн с корнями в Европе. Это единичный проект. Поэтому мне не понятно, почему нас все время обвиняют в том, что мы хотим расколоть Hochtief.

— Вы входите в число 500 богатейших людей в мире. Есть ли какой-нибудь предприниматель, которым вы восхищаетесь?
— Да, даже не один. У нас в Испании есть такой фантастический банкир, как Эмилио Ботин из Banco Santander, или шеф Telefonica Сезар Алиерта. И я восхищаюсь шефом Apple Стивом Джоббсом и основателем Microsoft Биллом Гейтсом. Они достигли в бизнесе действительно выдающихся вещей и совершили прорыв в новое время.

— У вас как строительного магната есть, вообще, любимое здание?
— Да. Но это вас не удивит. Вот эта штаб-квартира и стадион «Бернабеу».

Источник: www.welt.de

Оставьте комментарий

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: