• 0

  • 299

Гути: «Моя жизнь стала спокойней»

20 сентября 2010, 17:51

Гути тренируется в Азии, а играет в Европе. Такова магия Стамбула. «Это потрясающее место. Я влюблен в этот город,» — рассказывает полузащитник «Бешикташа». Стадион находится в европейской части города, рядом с Босфором, а тренировочная база — в азиатской. После 15 лет, проведенных в первой команде «Мадрида», в 33 года Гути решил сменить обстановку. В Стамбуле он продолжает оставаться идолом, преследуемым толпами папарацци. «Вот это дискотека, куда любит ходить Гути,» — рассказывает гид туристам во время поездки по городу. Он продолжает оставаться в центре внимания из-за своих татуировок. У него есть переводчик, две машины и та светская жизнь, которая ему очень нравится. Вчера он забил пенальти в ничейном матче между «Бешикташем» и «Фенербахче» (1:1). К тому же, за какие-то несколько недель клуб продал 15 тыс. футболок с именем Гути.

— Чем вас удивил Стамбул?

— Приветливостью простых людей, приемом, который они мне устроили. Мне также нравится их кухня, особенно, мясо. Правда, движение в городе — это хаос, они ездят как сумасшедшие. В этом смысле, я скучаю по Мадриду.

— Почему «Бешикташ»?

— Просто я хотел уйти из «Мадрида» и пережить что-нибудь новое, узнать новую культуру, другую жизнь. Покинуть «Мадрид» было только моим решением. Я хотел начать новый этап в моей карьере и в моей жизни. Я мог поехать в Англию и в Италию, но Турция была очень привлекательным вариантом.

— И какая эта новая жизнь, которую вы так искали?

— Более спокойная. Да, есть прессинг на команду, поскольку турецкие болельщики очень требовательные, но «Мадрид» всегда был под пристальным взглядом миллионов людей, поэтому здесь не приходится выдерживать гнетущую критику и невыносимое давление.

— И как вы перенесли свой уход из «Мадрида»?

— Поначалу было все плохо. Я провел 15 лет в «Мадриде», словно в продолжительном урагане, поэтому сейчас я могу сказать, что моя жизнь стала намного спокойнее. Постепенно ты привыкаешь, начинаешь видеть вещи, к которым раньше ты не мог привыкнуть, обыденными. В «Мадриде» были и белые, и черные полосы.

— Когда вы взгляните назад, вы почувствуете себя оценненым по достоинству?

— Я уже сейчас считаю, что меня все оценили так, как я того заслужил. Не могу сказать, что публика «Мадрида» была несправедлива ко мне. Этот клуб помог мне вырасти, и это истинная привилегия. Говорить о «Реале» можно только великими словами. Я должен поблагодарить болельщиков и никогда не скажу плохо о клубе, который мне дал все. Я могу только гордиться, что играл в «Мадриде», который всегда обладал звездами мирового футбола. Для меня было честью находиться в таком великом клубом столько лет, более того, являться воспитанником его кантеры, что, как все видят, очень нелегко сделать.

— Какие еще у вас могут быть цели?

— Выиграть турецкий чемпионат, Лигу Европы, который является новым турниром для меня… Я очень воодушевлен и чувствую себя ребенком, которому подарили новые ботинки. Просто наслаждаюсь этим моментом.

— Вам было трудно всю жизнь жить, подавляя себя?

— Не столько подавлять себя, сколько нужда быстрого взросления. Мир футбола заставляет тебя взрослеть очень быстро. С 19 лет мне пришлось стать зрелым человеком. Ты растешь намного быстрее, чем обыкновенный парень. Но меня это несильно волновало. Я родился для этого.

— Что в футболе есть лучшее и худшее?

— Лучшее — это любовь незнакомых людей на улице; счастье, когда ты посвящаешь им свою страсть. Ты чувствуешь себя замечательно, когда люди тебя любят. Худшее — отсутствие всякой личной жизни. Все эти годы я провел в спирали, когда в каждом мгновении все следили за тем, что я делал или говорил.

— Сейчас вы наслаждаетесь своим личным пространством, на которое никто не смеет посягать?

— Тем не менее, я не могу расслабиться, потому что папарацци продолжают следить за моей личной жизнью, но здесь у меня есть преимущество. Я не знаю турецкий, и мне никто не надоедает, потому что я не понимаю, что они говорят…

— Вокруг вас всегда были скандалы. Вы сожалеете о чем-нибудь?

— Весь мир сожалеет о чем-то и хочет исправить ошибки. Но сейчас нет смысла смотреть назад и наказывать себя. Я не могу изменить случившееся. Мне уже приходилось просить прощения и раскаиваться.

— У вас неизменно возникали проблемы, когда вы говорили, что думали…

— Самое важное — это всегда быть самим собой и говорить ясно и честно. Трудно сделать так, чтобы весь мир был доволен, когда ты играешь или говоришь, но главное — быть честным и не бояться говорить правду. Лучше идти прямо и защищать свое мнение.

— Рауль играл в первой команде «Реала» — 16 лет, вы — 15. Ни один из вас не завершит карьеру в родном клубе… Что вы скажете об этом?

— Что очень трудно провести столько лет на высочайшем уровне в «Реале», и что мы оба хотели поиграть заграницей, познакомиться с другим футболом. Хотя я думаю, что мы могли попрощаться с клубом по-другому: мы это все-таки заслужили.

Источник: Elpais.com


Оставьте комментарий

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: