Наука сна: как инновации влияют на футбол?

Думаю многим из нас интересна тема научных исследований, новых технологий и инноваций. Ведь какого бы аспекта они не касались, эффективность чего бы не повышали – времени на дорогу домой с работы, состояния здоровья, увеличения автономной работы устройства или просто создания комфорта, – они меняют привычки и нашу жизнь. Многие теперь обыденные вещи или понятия появились благодаря исследованиям, центрам инноваций, местам, где индустрия и наука жмут друг другу руку. Или как это принято теперь – легонько касаются друг друга кулачком.

Год назад в рамках пресс-тура мне посчастливилось побывать в нескольких Центрах инноваций в Швейцарии, которые созданы для того, чтобы объединить науку и индустрию, ускорить процесс разработки, работать над действительно востребованными обществом продуктами, повышающими качество жизни или доход. Если вам интересны детали, то можете прочитать мою статью об этой поездке для издания Новое Время здесь: CERN и университеты. Что там еще в Швейцарии. Если кратко – в Швейцарии создан кластер – пять крупных инновационных парков, которые расположены рядом с крупнейшими университетами страны, в которых открыты R&D центры знаменитых компаний, со всей необходимой инфраструктурой. Будучи успешным и заинтересованным студентом одного из местных вузов, вы бы могли, например, заниматься разработкой совершенно нового типа аккумуляторов для Siemens, намного эффективнее современных литий-ионных. Или созданием биохолодильников, которые не нуждаются в электричестве и хранят продукты в специальном геле для Electrolux. А может разработкой систем машинного зрения? Словом, вам бы было чем там заняться, в этой Швейцарии.

Футбол – это индустрия

При чем здесь футбол? Испанцы намекают на взаимосвязь между футболом и индустрией даже в самом названии своих академий, где воспитывают новых футболистов: cantera, что по-испански означает “карьер”, – место, где футболистов буквально “добывают”, как полезное ископаемое.

С начала 1990-х годов, когда в игру начали поступать деньги от телевидения, призовые и контракты становились все больше. Зарплаты футболистов стали выше, чем когда-либо. Как результат – и требования. Привычки футболистов вести себя словно рок-звезды в 80-е и 90-е практически исчезли, пьющих или гуляющих спортсменов стало намного меньше, клубы все чаще используют свои фонды и персонал для поиска дополнительных выгод как на поле, так и за его пределами.

Футбол это индустрия с многомиллиардным доходом, на которую работают сотни тысяч человек, продукцию которой “покупают” сотни миллионов болельщиков. Она, как и любая другая, нуждается в инновациях, чтобы идти на шаг быстрее времени, быть эффективной, обходить конкурентов, помогать сохранить или добыть лидерство. Футбол – это тоже гонка технологий, и с каждым годом всё более сложных. Продвинутая футбольная аналитика, о которой я писала ранее – лишь малая часть этого процесса.

Теперь клубы ищут ответы на вопросы, которые раньше никто не задавал. Конечно, футбол нельзя «решить» с помощью алгоритмов, ни один робот никогда не сравнится с гением; все, к чему стремятся ученые или медики на службе спорта, – это что-то добавить, улучшить, или решить чью-то проблему. Они работают не над победами в каждом матче, а над тем, чтобы предоставить возможность каждому спортсмену реализовать свой потенциал.

Barça Innovation Hub

Пока “Реал Мадрид” занят постройкой обновленного “Бернабеу”, “Барселона” строит новую Кремниевую долину. В 2017 году, без лишнего шума, почти незаметно “Барселона” открыла свой – Barça Innovation Hub. Центр инноваций, который создан для реализации проектов на стыке спорта, медицины, технологий и социальных наук. Его бюджет составляет 1 млн евро в год. Возможно, это самый важный проект уже бывшего президента “Барселоны” Жузепа Бартомеу. «Спортсмены будущего будут выступать намного лучше, чем сейчас», – говорил он на открытии. Весьма иронично, что засмотревшегося в будущее Бартемеу выгнали, потому что его нынешние футболисты выступали намного хуже.

В рамках Barça Innovation Hub также был создан образовательный проект Barça Universitas. Эта инициатива предусматривает широкий спектр онлайн-курсов. Благодаря соглашениям с различными престижными университетами каталонский клуб предлагает разнообразные программы в сфере цифровых коммуникаций, спортивного питания, оптимизации тренировочного процесса, психологии и многих других.

Имена двух студентов Barça Universitas довольно любопытны: Сауль Ньигес и Коке. Оба футболиста “Атлетико” получают степень магистра в университете ФК Барселона. Обучение они проходят, конечно же, онлайн.

“Реал Мадрид” следующий?

В последние годы “Барселона” активно развивает свой бренд, диверсифицируя источники доходов и делая ставку на обучение и инновации. Почему подобным до сих пор не занят “Реал Мадрид”? Он только-только запускает свой исследовательский проект под названием Real Madrid Next.

Проект сосредоточится на шести областях: E-health, производительность, вовлеченность фанатов, генерация аудиовизуального контента, кибербезопасность, инфраструктура. Но это пока очень далеко от масштабов проекта “Барсы”. Real Madrid Next (возможно, не самый удачный нейминг, просто попробуйте поискать информацию о нем) планирует сотрудничать со стартапами. Больше пока ничего не известно. В марте 2020 года ожидалась первая пресс-конференция в рамках этого проекта с участием в том числе Вячеслава Фетисова, но из-за коронавируса ее отложили. Проект вероятно находится в замороженном состоянии.

Существуют ли другие футбольные инновационные центры?

Еще в 1980-х годах киевское «Динамо» с помощью профессора Анатолия Зеленцова прибегало к научным испытаниям и тщательному анализу для точной оценки отдельных игроков и их места в команде.

Легендарный тренер «Динамо» Валерий Лобановский верил в принципы использования компьютеров и статистики как средства для упреждающего устранения ошибок и повышения физической подготовки. Поэтому его сотрудничество с Зеленцовым было неотъемлемой частью успеха команды. «Динамо» побеждало внутри страны и на континенте, а соперники уступали их физическим возможностям. Зеленцов в своем интервью называл их с Лобановским первопроходцами научного подхода к футболу.

В 2002-м году свой центр инноваций открыл “Милан”. В этой истории косвенно “виноват” “Реал Мадрид”. Одной из причин открытия научного центра стала травма звездного новичка команды, пришедшего из мадридского клуба за очень солидные деньги – Фернандо Редондо. Основная цель лаборатории заключалась в том, чтобы собрать как можно больше информации о каждом игроке «Милана», чтобы можно было предвидеть и предотвратить индивидуальные травмы, а не просто лечить. Именно работе этой лаборатории и ее руководителя бельгийского доктора Жан-Пьера Меерсмана приписывают продление футбольной карьеры игроков.

Кларенс Зеедорф присоединился к клубу примерно во время основания миланской лаборатории. В свой первый день в клубе он отправился на тренировочную базу Миланелло и забрел в лабораторию, где голландцу вырвали зубы мудрости, чтобы… исправить проблему с пахом. Возможно, это было болезненно, но как показало следующее десятилетие, цель оправдывала средства.

В течение следующих лет миланская лаборатория доказала свою ценность. Общее количество пропущенных игроками тренировок уменьшилось, как и использование клубом лекарств. Травмы резко снизились. Методы могли показаться стороннему наблюдателю излишне новаторскими, и даже сомнительными, но они работали. Когда в 2007 году “Милан” выиграл Лигу чемпионов, эта команда была старейшей из всех вышедших в финал за всю историю турнира. Лишь четверо из стартового состава были моложе 30 лет. Только Кака в 25 лет представлял некое подобие молодости. Но возраст не был препятствием для этой команды. Победный гол забил 33-летний Филиппо Индзаги. А кубок над своей головой поднял 37-летний капитан Паоло Мальдини.

Трудно оценить точный вклад работы лаборатории, но судя по результатам ее работа снизила восприимчивость игроков клуба к травмам, улучшила их физическую форму и продлила карьеру. Это позволило “Милану” получить максимальный профит от стареющего, но легендарного поколения.

В сентябре 2017 года также свою инновационную лабораторию открыл “Арсенал”. Существует инновационный центр и самого УЕФА. Но собственные наработки большинство клубов держат в строжайшем секрете. Даже “Барселона” о своем хабе говорит очень мало.

Игнасио Паласиос-Уэрта, один из директоров “Атлетика” и профессор Лондонской школы экономики, тот самый, который когда-то изучил 11 000 пенальти и дал совет Петеру Чеху как отбить пенальти Криштиану Роналду перед финалом ЛЧ-2008, заявляет, что, по крайней мере, существуют аналоги инновационных хабов в области анализа футбольных данных: «В этой сфере явное лидерство у одного клуба: “Ливерпуля”. У них есть группа из четырех или пяти кандидатов наук по математике и физике, и они разбираются в футболе».

Чем еще могут заниматься футбольные инновационные центры?

Представьте себе следующую ситуацию: команда заработала право пробить пенальти. Нужно выбрать бьющего игрока. Ранее выбор пал бы на высшего в иерархии футболиста, который умеет хорошо бить по мячу и владеет собой в стрессовой ситуации. Но согласно последним исследованиям, на успешность пробития пенальти влияют и другие факторы. Например, время суток, или тот факт, есть ли во время матча солнечный свет или нет. Из-за влияния сна на нейрокогнитивные способности, футболист, который бьет с одиннадцатиметровой отметки, в зависимости от своего состояния, пробьет на силу или побалует ударом в стиле Паненка. Оказывается, у этого выбора есть объяснение.

Директор Barça Innovation Hub Хиль Родас говорит вот что: «Общество требует, чтобы спортсмены играли всё с большей интенсивностью, но и график становится все более плотным. Они хотят видеть топового Месси два или три раза в неделю. Они хотят, чтобы футболисты были быстрее, а также играли больше матчей. Есть научные доказательства: сегодня игроки бегают больше, чем прежде, а мяч летит быстрее. Но с точки зрения спортивной медицины – это факторы риска, которые приводят к росту числа травм. О сне говорят мало, а ведь это тоже немаловажный фактор”.

Если мы говорим о сне и футболистах, то нам пригодится материал El Mundo у которого и была позаимствована заглавная картинка для этой статьи, где доктор Эдуард Эстивиль, который последние 50 лет своей жизни (сейчас ему 72 года) изучает сон и его влияние на жизнь, поделился результатами своих исследований: «Профессиональный игрок с опытом игры в Примере, с которым мы работали, не брался бить пенальти поздно вечером. Но если матч был в полдень или в начале дня, он всегда был готов бить и делал это. И забивал практически всегда. Это совсем не случайно. Вы более эффективны, если вы бьете в тот момент, когда ваш биоритм находится на пике. А пик биоритма этого парня приходился на день».

Гигиена сна

“Барселона” проводит исследования сна всех своих 644 кантерано в Ла Масии в сотрудничестве с УЕФА и институтом медицины сна AdSalutem. Клуб знаком с тем, что опубликовано в многочисленных исследованиях: спортсмены, как правило, спят меньше и хуже; ухудшение сна напрямую влияет на потерю скорости реакции и выносливости, а также влияет на пульс, потребление кислорода и вызывает усталость; плохой сон влияет на нейрокогнитивные функции, снижает концентрацию внимания, способность решать проблемы, а также точность; нарушения сна могут увеличивать риск травм и замедлять восстановление от нагрузок и тех же травм, но также могут вызывать нарушения обмена веществ или затруднять поддержание веса.

То есть, практически весь спектр проблем, которые испытывает сейчас Эден Азар?

Спортсменам Ла Масии приходится спать в электронной футболке (Hexoskin Smart), отслеживающей их сон. «Конечно, существуют и более сложные актиграфы, но их использование возможно разве что при госпитализации. Благодаря этим футболкам мы можем узнать точное время, когда кто-то засыпает, по их сердцебиению и частоте дыхания», – объясняет Хиль Родас El Mundo.

Затем эти записи совмещают с данными, предоставляемыми жилетами GPS (Wimu Pro), в которых игроки тренируются. Так “Барселона” собирает полный спектр данных о состоянии игроков, как на поле, так и за его пределами.

«Эти акселерометры позволяют нам знать всё, что происходит во время тренировок и соревнований. Фактически, в Барселоне мы анализируем 250 устройств спортсменов ежедневно с того самого момента, когда они переступили порог клуба. Мы измеряем их настолько подробно, насколько можем. Используем даже биомаркеры в анализах мочи, чтобы иметь представление об их состоянии и степени усталости».

Футбол и биоритмы

По мнению доктора Эстивиля период бодрости зависит от биоритмов каждого человека и его хронотипа. Обычно выделяют три основных хронотипа: ранний (утренний, «жаворонки»), промежуточный (нормальный, «голуби») и поздний (вечерний, «совы»). У нормального хронотипа циркадный биоритм выглядит так:

Эстивиль считает, что самое главное знать свой циркадный ритм, биологические часы, с которыми мы родились: «Естественная склонность человека – ложиться спать в 11 часов вечера, вставать в семь утра и быть активным весь день; такие люди утром бодры и свежи, но в девять вечера они просто отключаются».

Циркадный ритм, который связан с секрецией гормонов, напрямую зависит от светлого/темного времени суток. Нарушения циркадного ритма сна развиваются вследствие десинхронизации между внутренним циклом «сон–бодрствование» и внешним циклом смены дня и ночи. Нарушения приводят к чрезмерной сонливости, бессоннице, могут вызвать тошноту, недомогание, раздражительность и депрессию. В последствии может возрастать риск сердечно-сосудистых и метаболических нарушений.

Поздние матчи и жаворонки

В Испании из-за ее географической расположенности большую часть года закаты наступают позже, чем во всей Европе. К примеру, сегодня, 5 января, в Киеве и Москве закат был в 16:11 и 16:14, соответственно, а в Мадриде – в 18:03. Но все равно, если вы посмотрите на график цикардного ритма еще раз, то поймете, что большинство футбольных матчей, важных футбольных матчей, проходят тогда, когда организм многих игроков готовится ко сну. Известные жаворонки “Реал Мадрида” – Гарет Бэйл и Тони Кроос. По крайней мере, на это намекают истории о них.

К примеру, однажды Тибо Куртуа рассказывал: «Накануне вечером вся команда ужинала, но Бэйл и Тони (Кроос) не явились. Они решили, что ужин был слишком поздним. Мы встретились в 21:30, начали есть в 22:15, в полночь пили кофе. Отправились спать около часа ночи, тренировка была на следующий день в 11 утра. Я считаю, за это время можно отлично выспаться. Но Бэйл сказал: “Я не присоединюсь к вам, ребята. Я ложусь спать в 11 часов”, и не явился». Поскольку в Испании матчи играют значительно позже, чем в АПЛ, вполне можно допустить, что история неудач Гарета Бэйла основана на том, что поздние матчи были просто не для него.

Чтобы объяснить лучше, приведу пример другого “жаворонка” – Алекса Гранеля, очень толкового полузащитника, который шесть лет играл за “Жирону”, а в октябре 2020 года подписал контракт с “Боливаром”, клубом из Боливии. Врачи обнаружили, что пик активности этого футболиста очень ранний, он обычно просыпался бодрым, как мотоцикл, а пик его физической активности приходился на полдень и длился до четырех часов дня. Поскольку большинство матчей проходят поздно вечером, Гранель чувствовал, что играет хуже, но не знал почему.

Поскольку Гранелю часто приходилось играть в девять вечера, врачи рекомендовали ему спать полтора часа во время дневной сиесты. А после семи вечера носить специальные очки GoAyo, имитирующие солнечный свет. Они производят такой же эффект, как если бы Гранель сходил на пляж и провел там четыре часа на солнце. Так Гранель возвращал себе утреннее ощущение бодрости.

Нарушения сна и проблемы реализации

Наверное, самый известный пример решения проблем игрока, через нормализацию его сна и питания – случай баскетболиста НБА Андре Игудалы. Более 10 лет у него были проблемы со сном. Еще в колледже нападающий Голден Стэйт Уорриорз играл в видеоигры до раннего утра. Потом шел на тренировки и занятия, если везло, спал днем. В 2013-м году, попав в НБА, он связался с врачом из Калифорнийского университета, Чери Ма. Та обратила внимание не только на продолжительность сна, но поработала над режимом, периодами расслабления, потреблением кофеина и тем как игрок готовится ко сну.

Дальнейшее исследование игры Игудалы показало: чем лучше он спал и питался, тем выше был процент попаданий его трехочковых. Количество набранных очков выросло на 29 процентов. Количество потерь мяча и фолов упали на 37 и 45 процентов соответственно. Тренеры стали ему доверять, он стал играть больше, а в финале 2015 года Андре поручили ему опекать самого Леброна Джеймса, лидера команды Кливленда. Уорриорз выиграли серию. Игудала получил награду самого ценного игрока.

Чери Ма как-то сказала: «Большинство из нас, говоря о важности сна, сравнивают его с лекарствами, повышающими работоспособность. Все эти спортсмены ищут дополнительный процент прироста производительности. Но если вы посмотрите на исследования, то они показывают, что прочный фундамент из отдыха и восстановления стоит более 1 процента».

Если сон может иметь такое большое значение для отдельных спортсменов, просто представьте, что он может сделать для всей команды. Но до сих пор многие клубы не разрабатывают стратегии в отношении таких вещей, как графики поездок и тренировок. К примеру, “Реал Мадрид” всегда вылетает обратно в Испанию сразу после окончания матча Лиги чемпионов. Помню, что после финала в Киеве, футболисты “Мадрида” поехали в аэропорт после двух часов ночи. После недавнего матча против “Шахтера” – после 11. До Мадрида лететь четыре часа. Во сколько футболисты будут дома? Сколько времени им понадобится на восстановление после такого тяжелого матча и перелета?

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что спортсмены демонстрируют свои лучшие результаты в конце дня. Нет, не ближе к вечеру по местному времени, а ближе к вечеру, который показывают их биологические часы. Для тела американского спортсмена в Париже соревнование в 19:00 будет происходить в 11 часов утра. Исходя из этой логики, команды из разных часовых поясов, например, Западного побережья США должны иметь циркадный перевес над командой Восточного побережья, скажем, во время игры поздним вечером. И, это действительно так, когда Ма и ее коллеги изучили данные НФЛ за 40 сезонов, они обнаружили, что команды Западного побережья испытывали постоянное преимущество над соперниками из Атлантики во время вечерних матчей.

По мнению Ма команде для адаптации требуется один день на каждый час смены часового пояса, поэтому команде, путешествующей от одного побережья США к другому, потребуется три дня, чтобы акклиматизироваться.

Итак, качество отдыха напрямую влияет на качество выступления. И перенасыщенный график ковидного сезона сказывается на игре не меньше других факторов.

Спортсменам обязательно спать 9-10 часов

Если взрослые должны минимум спать 7,5-8 часов в день, то спортсменам нужно спать еще больше: 9-10 часов. У Криштиану Роналду тоже был консультант по сну, после чего он стал спать от 10 до 11 часов в сутки.

«Нагрузки которым подвергаются профессиональные спортсмены настолько велики, что даже без травм они вызывают подергивание ног и микропробуждение. Миф о том, что истощение помогает вам уснуть, совершенно неверен. Чем больше вы устали, тем хуже вы спите», – слова доктора Эстивиля.

Как говорят медики, человек может умереть раньше от недостатка сна, чем от голода. Сон – самое важное занятие, которое мы выполняем на протяжении всей нашей жизни.

Рекомендации, которые могут помочь и нам

Если вы хотите улучшить качество сна в эти непростые ковидные времена, достаточно выполнять простые правила, которые внедряют в той же Ла Масии:

За два часа до сна нужно прекратить пользоваться мобильными телефонами или ноутбуками. Вы можете еще немного посмотреть телевизор,  если он находится на расстоянии 3-4 метров, а в комнате выключен свет. Но экран с синим светом, любой избыток света понижает выработку мелатонина, гормона, который регулирует сон, циркадный ритм и отвечает за работу всего организма.

В Ла Масии спортсменам рекомендуют использовать смартфоны только по дороге на тренировку. Они могут выполнять домашние задания, смотреть сериалы и фильмы или слушать музыку. Рекомендуется съесть что-нибудь или вздремнуть «меньше, чем на 30 минут». По окончании тренировки по дороге домой «Барселона» просит игроков не пользоваться устройствами, это будет возможно только во время ужина, чтобы игроки не откладывали отход ко сну.

Вернувшись домой, игроки не должны пить много жидкости, чтобы не прерывать сон посещением туалета. Кроме того, рекомендуются упражнения на расслабление. За день до матча клуб просит не менять режим сна, даже не ложиться спать раньше из-за боязни, что заснуть будет сложно. После матча игроки должны поесть не менее чем за два часа до сна и отложить свои телефоны и ноутбуки (можно отнести их в другую комнату). Чери Ма рекомендовала Андре Игудале при подготовке ко сну создать привычку читать или вести дневник. Затем проветрить комнату, надеть удобную пижаму, что просигнализирует телу о том, что пора расслабиться и отдохнуть.

А дальше? Сладких снов, конечно же.

Автор: Vincenzo, Real-Madrid.ru

9 комментариев
  1. Отличный материал и блестящая подача. Спасибо, Вика.
    Есть спорные моменты, но над ними надо ещё поразмыслить.
    Очень много полезных советов, наблюдений, выводов, своевременных во всякий период жизни. Советов много – пользуйтесь, народ!)

  2. Отправьте Азара в Барселону, на реабилитацию). Игудала кстати давно уже в Майями.
    А спать реально важно, особенно в нашем возрасте). Эх.

Добавить комментарий
Похожие материалы
Читать дальше

Последний матч Зидана на Сантьяго Бернабеу

Ровно 15 лет назад, 7 мая 2006 года, Зинедин Зидан сыграл свой последний матч на Сантьяго Бернабеу. История одного из самых красивых прощаний в истории футбола
Читать дальше