Медина Канталехо: «Надо думать о том, чтобы футбол стал динамичнее и привлекательнее»

Новый председатель Технического Комитета Арбитров в беседе с «El País» призывает к ограничению вмешательства видеосудейства в ход игры

В эти дни в Испании произошла важная замена. Луис Медина Канталехо (Томарес, Севилья, 57 лет) недавно возглавил Технический Комитет Арбитров, сменив на этом посту Карлоса Веласко Карбальо. Именно он теперь отвечает за работу судей и ВАР. И Медина Канталехо считает, что вмешательств ВАР должно быть меньше.

В свою бытность арбитром международной категории он удостаивался включения в судейскую бригаду финального матча Чемпионата мира 2006 (четвёртым арбитром). Его нынешнее назначение делает его мишенью в нескончаемых дебатах об использовании видеоповторов в судействе (VAR) между футболистами, тренерами, функционерами и болельщиками.

Вопрос: Вы принимаете этот пост в тот момент, когда VAR находится под прицелом всего футбольного сообщества, и высказываете мнение о том, что сейчас необходимо «ослабить педаль газа»?

Ответ: Нельзя перекраивать правила «по живому» посредине сезона, но некоторые нюансы можно учитывать уже сейчас. Для развития любой организации всегда полезна самокритика. Я разговариваю с людьми на улице, не футбольными хулиганами, которых не переубедить, а адекватными болельщиками. А убедить хочется в том, что в вопросе использования VAR «нельзя давить на педаль газа в пол», иначе потеряется суть футбола. В этой игре всегда были и будут контакты, столкновения, падения. И не каждое падение – это пенальти. Приходилось слышать такое слово, как «пенальтишко». И об этом было много сказано в начале сезона, ещё при Веласко Карбальо: что такое «пенальти», и что такое «не пенальти». Потому что это очень важно, и часто становится решающим для результата. Надо быть максимально строгими в случае явных нарушений и игры рукой. В остальных случаях надо уметь разбираться, и, если помощник, отслеживающий видео, подаёт сигнал о том, что необходимо посмотреть повтор, это должно происходить только в том случае, если что-то ускользнуло от взора арбитров в поле. Могу я ошибиться? Разумеется.

В: Почему Вы считаете, что VAR чересчур вмешивается в игру?

О: Потому что футболу с обычным судейством уже больше ста лет, а с VAR – только три. И определить случаи, когда он должен использоваться, а когда – нет, не так-то просто. В последние две недели он не потребовался ни разу (прим. – интервью было дано перед матчами прошедшего на выходных тура).

В: Это отвечает новой философии его использования?

О: Я работаю в новой должности 2 недели и направил эти инструкции для руководства в работе. И главным тут я вижу то, чтобы не было противоречивых формулировок. Бывало и не раз, когда «на тоненького» один скажет, что это пенальти, а другой – что нет. А в результате одна из команд может оказаться ущемлённой. VAR необыкновенно хорош в случаях определения офсайда, грязной игры, уточнения места нарушения внутри или вне штрафной площади. Внутри штрафной, чтобы не было проблем, когда игрок ростом 1,95 и весом 80 кг падает как подкошенный от малейшего касания, VAR должен помогать арбитрам пресекать подобные трюки, чтобы не было соблазна их повторять. Всё это я хочу внедрить внутри коллектива лучших арбитров, каких только может иметь их председатель.

В: А что отвечает улица?

О: То же самое: что не понимают, почему в очевидных ситуациях не прибегают к VAR. Я не слушаю «ультрас», общаюсь с адекватными болельщиками, футболистами и тренерами. И после общения с ними всё не выглядит таким уж радужным. Все эти сложности были при прежнем руководстве и остаются и сейчас. Все руководствуются доброй волей и понимаем.

В: Так что же надо улучшить?

О: Наши арбитры – огромные знатоки футбола: у них есть всё необходимое для скаутинга, они разбираются в тактике, знают все приёмы игры, тщательно готовятся к матчам… А дальше как Бог на душу положит. Так нельзя. Что касается VAR, его надо использовать в тех ситуациях, для которых он создавался: для исправления очевидных ошибок и выявления нарушений, чтобы ни у кого не оставалось сомнений. Без полемики, разумеется, не обойдётся. Это понимают все, кто варится в футболе. Но мы будем работать. И если потребуются изменения, будем их вносить.

В: Согласно статистике, в испанской Ла Лиге чаще всего случаются остановки в игре.

О: Это мы уже пытаемся улучшить. Но здесь арбитры не являются главными виновниками. Единственное, что они могут сделать, это увеличить компенсированное время. Отсюда бывают и 8, и 9 добавленных минут. Но такое должно случаться в случаях травм, замен и других ситуациях, потребовавших большего времени, чем это установлено регламентом. Если невозможно возобновить игру, нельзя этого делать, но если это происходит по вине игроков, они должны знать, что это зачтётся. Арбитр может поторопить игроков. Вопрос: до какой степени?

В: Почему нет однозначности в вопросах компенсированного времени?

О: Компенсация остановок в игре прописана в правилах и не зависит от арбитров. Травмы, просмотр VAR, замены – это всё учитывает «видео-бригада». Постепенно это выравнивается. Если случаются разночтения с новыми требованиями, то на наших еженедельных пятничных собраниях эти вопросы прорабатываем.

В: В Ла Лиге футболист, принимающий мяч спиной, как только видит возможность контакта, идёт на него, падает и зарабатывает на себе штрафной. Чего не бывает в АПЛ.

О: В этом направлении есть подвижки – всё чаще в такой ситуации игра не останавливается. В наших клубах играют до десяти сборников из разных стран, и критерий должен быть одинаков для всех. Но Вы правы, надо прислушиваться к мнению футбольной общественности и искать способы делать игру более динамичной и привлекательной.

В: Пике выставил руку, когда мяч шёл в ворота, в матче «Вилльяреал»-«Барселона». Почему судья не обратился к VAR, чтобы пересмотреть эпизод?

О: Я никогда не буду давать оценку тому или иному конкретному эпизоду. Есть эпизоды, которые видят все, и они не должны ускользать от внимания. Но в то же время все мы знаем, что даже самый надёжный пенальтист может промахнуться, выполняя важнейший пенальти. Все могут ошибиться, и я не буду этого скрывать. Если мне придётся признавать чью-то вину, я это сделаю. Но когда ситуация будет ясна как божий день, и даже я не смогу понять, почему арбитр не прибегнул к VAR, я не буду взывать к болельщикам, чтобы прониклись понимаем.

В: Критерий определения игры рукой запутал всех: футболистов, тренеров, болельщиков…

О: Мы рассчитывали, что правило, сформулированное два года назад, исключит все разночтения. «Игра рукой» – болевая точка для многих, и никак не удаётся уладить дело так, чтобы не оставалось вопросов. Умышленной игры рукой сейчас практически не увидеть. По моему мнению, то, что нуждается в конкретизации – это последствия попадания мяча в руку. Если мяч шёл в ворота и после попадания в руку отдельно стоящего полевого игрока изменил направление так, что в ворота не попал – это одно. А если мяч ни по какой траектории не заходил в ворота, а просто угодил в руку защитника и полетел дальше мимо ворот – это другое. Такая «рука» – точно не должна свистеться как «игра рукой». Но по существующему регламенту это не так.

За эту игру рукой поставили пенальти в ворота “Мадрида” (мяч шел от ворот, умышленной игры рукой не было) и не поставили в ворота “Севильи” (фол на Бензема в контратаке). “Реал Мадрид” потерял из-за этого два очка, которые стоили ему чемпионства.

В: Расхождение во мнениях относительно критериев судейства привело к расколу коллектива и уходу Веласко Карбальо?

О: Я понимаю, о чём этот вопрос. В любом коллективе кто-то кому-то друг, а кто-то – просто коллега. Невозможно быть друзьями против своей воли. Так же и в команде могут случаться стычки на тренировках во время отработки комбинаций. Но никогда не должно быть разобщения в технических вопросах.

В: Вам бы хотелось внедрить технологию определения гола?

О: На настоящий момент у нас есть боковая камера на линии ворот, а стойка ворот имеет такую же толщину, что и лицевая линия, что позволяет определить, пересёк ли мяч линию ворот. На таком определении гола сошлись сами клубы. Если они решат, что хотят электронное устройство – не вопрос, сделаем то, что им нужно. Одной проблемой меньше. Я до сих получаю жалобы клубов с фотографиями в других ракурсах, откуда кажется, что был гол, хотя этот вопрос давно исчерпан.

Эпизод с офсайдом Мбаппе в финале Лиги Наций

В: Как вы считаете, был офсайд у Мбаппе в финале Лиги Наций?

О: УЕФА пересмотрела трактовку таких эпизодов и в феврале на курсах для арбитров уделит этому внимание. Согласно формулировке, Эрик Гарсия играл в мяч и задел его. Но кто, кроме арбитров, в тот момент мог сказать, что это не был офсайд? Я понимаю, что решение арбитра базировалось на строгой интерпретации буквы правил, но величие футбола состоит в том, что он объединяет многообразие взглядов.

В: Как обстоят дела с судейством в женском футболе?

О: Стараемся внедрять инструменты, которые повысят его качество на всех уровнях, не только в Лиге Iberdrola и национальной сборной.

Добавить комментарий
Материалы по теме