Паоло Мальдини: "Мадриду" не хватает Зидана"

Иногда футбол предоставляет тебе подобный шанс. Почти час беседы с Мальдини, который открыл двери своего дома журналистам “АS”. Было 8 часов вечера, и его сыновья, Даниэле и Кристиан, бегали в пижамах по гостиной. А Мальдини говорил и говорил по-испански: “Моя жена – венесуэлка…”

– Как изменилась ваша жизнь после того, как вы завершили карьеру?

– Провожу время с моими сыновьями и супругой. Занимаюсь другими видами спорта, боксом и теннисом. На самом же деле, моя главная обязанность – это работать таксистом: каждый день я отвожу детей на базу в Миланелло.

– Они продолжат славные традиции семьи Мальдини?

– Кристиану 14 лет, он играет в защите. Даниэле 9 лет, играет в полузащите.

– Это лучше, чем учеба?

– Сейчас пусть учатся.

– Когда вы бросили учебу?

– В 16 лет. И я не жалею. Я выучил то, что мне было нужно позже, благодаря своей любознательности. Сейчас я говорю на трех языках: итальянском, испанском и английском.

– Вы планируете в будущем связать себя с футболом?

– Мне предлагали работу на телевидении. У меня даже было два предложения тренировать африканские сборные, участвовавшие на Чемпионате Мира. Я сказал: “Спасибо, но я не могу”.

– Ваши первые футбольные воспоминания?

– Когда мой отец завершил карьеру, он стал помощником Нерио Рокко, и я помню, как ходил с ним в Миланелло.

– Было трудно, наверное, носить фамилию Мальдини?

– Мне было немного сложнее, чем всем остальным. Люди все время говорили, и когда я играл в кантере, и когда попал в первую команду. Мой отец тренировал сборную Италии до 21 года, затем главную команду на Чемпионате Мира 1998, в которой я был капитаном, и затем в “Милане”. От этого было невозможно избавиться! Меня это сильно стесняло. В команде играют 30 футболистов, и, по крайней мере, 15 из них имеют проблемы с тренером, потому что они не играют. Представьте себя на моем месте.

– Какой лучший совет дал вам отец?

– Он всегда доверял моим тренерам. Я дебютировал в “Милане” при Льедхолме, который был его близким другом. Он просто верил в меня. Несмотря на то, что мне было 16 лет, и на мою звучную фамилию. Он мне говорил: “Ты должен развлекаться, когда играешь”.

– Вы помните, что он сказал вам перед вашим дебютным выходом на поле в 1985 году?

– Я не ожидал, что меня все-таки выпустят. За два месяца до моего дебюта он заявил, что я уже был готов играть, и тем самым поднял невероятный шум в Италии. Но он решил выдержать паузу. И в том матче он сказал мне: “Паоло, где хочешь играть: справа или слева?” (смеется). И я начал справа. В том сезоне я сыграл только один матч. На следующий год я стал игроком основного состава.

– За кого вы болели в детстве?

– Мне очень нравился “Ювентус”. Я был влюблен в Италию 1978 года. За сборную играли 9 футболистов “Юве”. И мой любимый игрок, Кабрини, который играл на левом фланге, тоже выступал за туринский клуб. Когда я начал играть в “Милане”, я познакомился с Барези, и он стал для меня примером для подражания, образцом преданности и силы, как надо тренироваться, говорить мало и делать много.

– Каким был вклад Сакки в футбол “Милана”?

– Он все изменил. Методика тренировок, новой мысли и атаки. И физически его тренировки были невыносимыми, интенсивными. Я приходил домой совершенно без сил. Я ложился спать на диван в 9 часов вечера…

– Да?

– Это был ужас! Каждое тренировочное занятие проходило тяжело. Мы отрабатывали игру в обороне: 4 защитника против всего остального состава. Также были занятия, когда все игроки надевали нагрудники 6 цветов. Это называется психокинетика для того, чтобы научиться реагировать, когда ты измотан.

– С каким чувством вы вспоминаете ваши матчи с “Мадридом”?

– Для нас это был самый важный экзамен. “Давайте сделаем историю,” – мы обычно говорили друг другу. Помимо того памятного матча, 5:0, также мне приятно вспомнить матч на “Трофей Бернабеу”, когда мы выиграли 3:0 в 1988, и я забил гол, когда мне было 19 лет.

– Вы говорите с восхищением…

– В 2002 году мы участвовали в небольшом турнире, и Флорентино сказал мне, что очень хотел, чтобы я играл в “Мадриде”. Затем мы выиграли Лигу Чемпионов, и мой переход все равно был невозможен.

– Какой нападающий создал вам больше всех проблем?

– Марадона был самым великим, и Роналдо в свой первый год в Италии. У него было все. Да, игра Зидана – это наслаждение. Он все делал безупречно в Испании. Его и не хватает нынешнему “Мадриду”, Зидана.

– Как вы считаете, где Рамос играет лучше: в центре или на фланге?

– Иногда я замечаю, что защитники “Мадрида” не играют вместе. Центральный защитник не видит то, что делает латераль и так далее. При Моуринью защита немного улучшилась, но ошибки, которые я замечал в прошлом году, были невероятными. Если сегодня Тассотти, Барези, Костакурта и я решим вместе выпить кофе, мы автоматически выстроимся в линию и не нарушим ее. Мы играли на автомате, так как мы работали над этим.

– Как этого добиться?

– Это как философия. Позиция предоставляет тебе и мяч, и соперника. Если ты делаешь это миллион раз, то после ты уже не задумываешься, ты просто делаешь и все. У Рамоса есть мощь, чтобы играть на фланге, но он должен больше думать о сопернике. Когда у кого-то слишком много силы, и он не тренируется, как подобает, он может чувствовать себя способным на все, но на этом уровне так не бывает.

– И Пепе?

– Я думаю, что он будет много играть в этом году, но ему также надо работать над многим. Я понимаю, что иногда им приходится защищаться вдвоем против всего мира, и что это не очень хорошо для любого защитника. Но оба должны больше думать на поле.

Источник: As.com

Добавить комментарий
Похожие материалы
Читать дальше

Пепе: “Когда я прилетел в Португалию в 18 лет у меня не было денег, мне было нечего есть”

И теперь по интернету расходятся многие цитаты из этого интервью. Рассмотрим самые интересные: Прилетел в Португалию в 18…
Читать дальше