Хотя Джош Соломон-Дэвис уверен, что его травма не слишком серьезна, из-за боли в колене в четверг для него назначен прием к врачу. Это означает, что он не сможет провести вечер вторника там, где хотел бы, — бегая вперед и назад по флангу заведомо ухабистого газона на доисторическом футбольном поле, который окружают курятник и бывшие амбары.

Саут-Элмсолл был процветающей йоркширской деревней до закрытия угольной шахты в 1992 году. Хотя футбольная команда этой шахты продолжала существовать, с тех пор как и клуб, так и общество вокруг, скорее боролись за существование. Когда-то они были одной из лучших команд в Англии, не входящих в лигу, их стадион на Вестфилд-лейн регулярно заполнялся болельщиками, но десятилетия спустя у «Фрикли Атлетик» тогда все хорошо, когда на трибунах более 150 зрителей пришли посмотреть футбол и заплатили за это.

Однако Джош Соломон-Дэвис видит и здесь возможность, даже если все выглядит бесперспективно.

Его история такова: он сыграл два матча за «Транмир Роверс» в Национальной лиге, дебютировал в финале регулярного сезона 2016/17 годов, победив со счетом 1: 0 «Мейдстон Юнайтед». Через год он присоединился к «Сталибридж Селтик» в седьмом дивизионе английского футбола. Он даже был вознагражден за свои пиратские выступления на правом фланге вызовом в сборную Сент-Люсии, за которую с тех пор сыграл дважды. Летом 2019 года он снова нашел новый клуб, упомянутый выше «Фрикли Атлетик»  — команда из восьмого дивизиона, и он был близок к повышению в классе, а также стал кандидатом на звание лучшего игрока сезона до того, как пандемия прервала сезон.

В ноябре ему исполнится 21 год. Сейчас он планирует играть как можно больше, перейти на более высокий уровень, и получать больше денег, потому что на данный момент свой доход от футбола он вынужден дополнять доходом от работы в центре тестирования COVID-19 в Биркенхеде.

Если посмотреть на перспективы, у Соломона-Дэвиса дела обстоят неплохо. С самых ранних лет в Транмире трое игроков, включая его самого, стали профессиональными футболистами.

Один из них — Деклан Дрисдейл, в прошлом сезоне дебютировал за «Ковентри Сити» в матче EFL.

Другой же получил международную известность в воскресенье вечером после того, как вышел на замену… в футболке «Реал Мадрид» в Ла Лиге.

Марвин Пак был одним из ближайших друзей Соломона-Дэвиса в первые годы их совместной жизни в молодежной академии Транмира. Однако его внезапный уход из клуба в 2012 году был окутан тайной. Тремя годами ранее, в 2009, родители Пака решили переехать в Биркенхед из Майорки в поисках работы. Источники в Транмир не смогли сказать, чем его отец зарабатывал на жизнь, но в это воскресенье многие высказали предположение, что это могло быть связано с информационными технологиями. И конечно же, никто в клубе не ожидал, что он уйдет так внезапно и без предупреждения.

«Это было похоже на исчезновение», — говорит Энди Макдональд, который был одним из его молодежных тренеров Транмира. «Марвин доиграл с нами сезон и просто не вернулся на следующий, не было никаких объяснений. Сначала мы задавались вопросом, забрал ли его «Ливерпуль» или «Эвертон», потому что он был настолько хорош. В конце концов мы обнаружили, что он вернулся в Испанию. Он никому не дал знать об этом».

Когда он вернулся на Майорку, Пак играл за несколько любительских и полупрофессиональных клубов. Четыре года назад Соломон-Дэвис узнал, что Пак перешел в кантеру «Реал Мадрида» благодаря публикации в Facebook сестры его старого друга. Когда официальные лица Транмира позже наткнулись на ту же информацию, клуб — установив, что игрок все еще был закреплен за их клубом, — обратился с просьбой о компенсации, но не получил ничего.

Так и в этот раз, Соломон-Дэвис просматривал Твиттер в воскресенье вечером, когда обнаружил, что его приятель дебютировал в составе действующих чемпионов Испании, сыграв последние 20 минут в матче против «Реал Сосьедад», который завершился ничьей 0:0.

«Я подумал: «Вау — это невероятно…»»

В 20 лет Марвин Пак в почете у двух легендарных футболистов, ныне тренеров, один из которых явно предпочел его, а не Гарета Бейла.

«Его тренером в команде Б был Рауль, и Зинедину Зидану он тоже нравится, — говорит Соломон-Дэвис. «Все хорошо складывается для Марвина, не так ли?»

 

Марвин Пак
Марвин с трофеем победителя юношеской Лиги чемпионов

Энди Макдональд болеет за «Транмир Роверс».

Он начал ходить на матчи этой команды в начале 1980-х годов, стоя на трибунах со своим отцом, который любил футбол, но никогда не настаивал, чтобы его сын болел за определенный клуб. «Ливерпуль» и «Эвертон» были лучшими командами Европы в то время, а, их ближайший сосед, «Транмир», играл в третьем и втором дивизионе. Макдональд также ходил на «Энфилд» и «Гудисон-парк», но атмосфера в «Прентон-парке» была другой. Макдональд говорит, что «жил мечтой», а в 2001 году стал тренировать юных игроков любимого клуба.

Он работал со многими талантливыми футболистами. Пак — не единственный игрок из юниорской команды «Транмира», который оказался достаточно хорошим, чтобы попасть в европейский гигант. Дейла Дженнингса в 2011 году подписала мюнхенская «Бавария», правда, теперь он играет за «Ранкорн Таун» в девятой лиге. Аарон Крессуэлл стал игроком сборной Англии и  является капитаном «Вест Хэм Юнайтед», Том Дэвис несколько раз носил капитанскую повязку «Эвертона», а Макс Пауэр играет за «Сандерленд».

Макдональд считает, что Дженнингс, тот, которого взяла себе «Бавария», был похож на Пака, оба были сильны в дриблинге. «Марвин всегда был полон жизни. Как он бежал! Он всегда был на голову выше других».

Существуют разные теории о том, как Пак оказался в «Транмире», и некоторые из них касаются отца Соломона-Дэвиса, который якобы рекомендовал его — хотя Соломон-Дэвис не думает, что это правда. С Паком сразу стало ясно: ему нужно играть с лучшими игроками. В возрасте девяти лет его перевели в возрастную категорию до 10 лет. Но он продержался там недолго, потому что вскоре он стал играть среди ребят до 11 лет, играя против ребят на два года старше его.

«Он постоянно двигался», — говорит Макдональд. «Когда он играл с игроками своего возраста, это было несправедливо по отношению к другим командам. Он скользил по полю, мимо соперников, как будто их там не было. Технически он принадлежал к другому классу. Мы переместили вперед, чтобы испытать его физически, но ему все равно было легко. Я прекрасно понимаю, почему он сейчас играет за «Реал Мадрид».

За годы, прошедшие после ухода Марвина, наиболее обсуждаемым игроком в «Транмире» был сын их бывшей звезды Джейсона Кумаса, Льюис, который уехал в «Ливерпуль» в 2016 году в возрасте 11 лет. По словам Нила Гарнетта, потенциал Пака был еще выше. Он вспоминает, как его тренер в команде до 11 лет, «ему приходилось ставить его играть даже со старшими ребятами, чтобы ему было немного сложнее».

Брат Гарнетта, Шон, — легендарный защитник «Транмира», тогда он руководил академией. Оба были особо впечатлены способностью Пака бить по мячу обеими ногами одинаково хорошо. «Скорость бега этого ребенка была выдающейся», — вспоминает Нил. «Он мог переключить передачи, и никто не мог его поймать. В этом он был немного похож на Садио Мане, и он делал это очень умно».

Помимо разговоров о таланте игрока, тренеры особо выделяют и тот факт, что мальчик был чрезвычайно молчалив. Он всегда ходил в сопровождении своих старших братьев и сестер.

Макдональд говорит, что он никогда не встречал более спокойного юного футболиста. «Он был очень тихим, до такой степени, что едва ли мог говорить».

Гарнетт вспоминает, как он ездил на микроавтобусе на выездные матчи. «Он сидел молча, пока остальные парни возились и бегали туда-сюда. Вы могли и забыть, что он был там. Он был львом на поле, но за его пределами — безмолвен, как мышь. Даже когда он забивал и товарищи по команде обнимали его, он был очень сдержанным, с каменным выражением лица».

«Транмир» связался со школой Birkenhead Park School, чтобы узнать, есть ли у него проблемы в школе, и там сказали, что когда он был в кругу семьи, он был совершенно другим. Но когда клуб связывался с его родителями, они говорили очень мало, и разговоры редко выходили за рамки любезностей.

Пак, отец которого родом из Нигерии, а мать — из Южной Кореи, приехал с испанского острова Майорка с огромным талантом. Кроме того, ему, должно быть, было сложно адаптироваться, ведь английский не был его родным языком. «Но он всегда внимательно слушал и делал все, что от него требовали, и это говорило нам, что он понимает, о чем мы говорим», — рассуждает Гарнетт. «Мы полагали, что он был интровертом, которому было легче выражать себя на футбольном поле».

«Это была единственная проблема, с которой мы столкнулись с ним», — добавляет Макдональд. «Мы пробовали все, что могли, чтобы заставить его взаимодействовать с нами и взаимодействовать со своими товарищами по команде, но он не стал».

Не сразу было очевидно, что у Пака есть друзья в команде.

«Он не разговаривал ни с кем, кроме меня», — признается Соломон-Дэвис, который в детстве переехал в Англию из Сент-Люсии на Карибах. Таким образом у них с Паком было нечто общее, для него Биркенхед тоже сильно отличался от его родного города. Они никогда не говорили об этом прямо, но Соломон-Дэвис считает, что их сблизил общий опыт, хотя он тоже не был особо общительным ребенком.

«Думаю, дружба началась из-за наших родителей, — говорит Соломон-Дэвис. «Наши папы довольно много общались, и я начал ходить к нему, чтобы поиграть в FIFA и расслабиться. Мы жили в пяти минутах друг от друга и иногда катались на скутерах».

Соломон-Дэвис говорит, что ему нравился Пак еще и потому, что он был скромен. «Он был лучшим игроком, но позволил своим способностям говорить самим за себя». Он был одним из первых игроков, кто приходил на тренировку и обычно уходил последним, он был предан делу, редко пропускал какие-либо тренировки и, особенно, матчи, он явно получал удовольствие. По словам Соломона-Дэвиса, он хорошо владел английским.

Тренеры были удивлены, что Пак оставался в «Транмире» так долго, и до сих пор задаются вопросом, сдерживает ли талант его тихий характер. Он дважды забил в матче против сверстников из «Манчестер Юнайтед». «Он доставил им немало хлопот, — вспоминает Гарнетт. В той команде «Юнайтед» играл Эйнджел Гомес, который провел 10 матчей за первую команду, а этим летом перешел во французский клуб «Лилль». Хотя тренеры «Юнайтед» спрашивали о Паке после игры, они так и не предложили ему прийти к ним на пробы. Вместо этого звонили представители «Уиган Атлетик» и «Блэкберн Роверс».

Это было до создания Elite Player Performance Plan, который с тех пор упростил для больших клубов возможность подписывать лучших игроков из маленьких клубов. «Транмир» имел возможность отклонять предложения и имел неписаную политику, согласно которой, если молодой игрок старше 12 лет привлекал чей-то интерес, они пытались заставить его подписать документы, которые позволили бы ему оставаться в клубе до 16 лет.

Гарнетт считает, что у Марвина Пака был такой же потенциал, как у Джо Харди, который был продан «Манчестер Сити» в то же лето, когда Марвин исчез из поля зрения. Харди, который в прошлом сезоне подписал контракт с «Ливерпулем», иногда играл в одной команде с Паком, хотя был на два года старше. «Им обоим было легко играть в футбол. У них все получалось естественным образом. Им не нужно было много думать».

Тренеры «Транмира» не особо возражали, когда Харди ушел, потому что было очевидно, что ему пора играть за кого-то повыше классом. С Паком все было иначе. Он исчез, и его больше никогда не видели в Биркенхеде, и Мэлу Джерри, одному из администрации клуба, потребовалось несколько месяцев, чтобы установить, что семья вернулась в Испанию.

«Уход Марвина был очень внезапным», — вспоминает Гарнетт. «Все больше и больше людей в клубе говорили о нем. Внезапно он ушел».

В Транмире сложилось впечатление, что отец Пака нашел новую работу на Майорке. Тем не менее, Соломон-Дэвис считает, что этот путь был частью более крупного плана. «Его отец всегда говорил, что хочет вернуть Марвина в Испанию, потому что считал, что у него будет больше шансов стать профессиональным футболистом там. Я помню, как он сказал: «Реал Мадрид или Барселона — он мог бы сыграть за них…». Я знал, что они думают о возвращении, но не знал точно, когда это произойдет. Он так и не попрощался, так что это был шок».

Хотя Транмир в конечном итоге получит письмо от семьи с благодарностью за всю их работу, Пак и Соломон-Дэвис с тех пор поддерживают связь только через социальные сети, в частности через Instagram. С тех пор они не встречались, но похоже, что Пак дорожит дружбой, потому что он обещал Соломон-Дэвису купить билеты на игру на «Бернабеу», как только будут сняты ограничения на поездки и зрителям разрешат вернуться на стадионы.

«Когда я написал ему после воскресенья, он ответил мне почти сразу. У меня сложилось впечатление, что он все еще пытается осмыслить все это, но он заслуживает того, чтобы быть там, где он есть. Он по-прежнему скромен. Он блестящий игрок».

— Саймон Хьюз, автор семи книг о «Ливерпуле», а также книги о городе Ливерпуле. Пишет о футболе Мерсисайда для The Athletic.

4 комментария

Да уж, очень необычно. Но по матчам кантеры, которые мне доводилось с ним видеть, он не бросался в глаза. Ну, кроме внешности, имени. Хотя такие иногда тоже добиваются успеха. И раз ему, а не кому-то другому, дали шанс дебютировать, значит, психологически, это уже профи.

Было интересно читать и переводить этот материал, потому что он заставил задуматься о жизни маленьких клубов, неизвестных футболистов из низших дивизионов, а ведь их намного больше.

Ага. И интересна в какой то степени судьба маленьких клубов когда то бывших на слуху. Тот же Форрест к примеру, будь он расположен в мегаполисе то до сих пор ассоциировался бы с топ-уровнем. Возможно. Отрезок ярчайший был. А так АПЛ и глобализация прикончили такие самобытные команды.

Оставьте комментарий

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: