Висенте Дель Боске: “В Мадриде успеха добиваются те тренеры, которые меньше навязывают, а больше убеждают”

Еще одно шикарное интервью журналиста Иньяко Диаса-Герры, мимо которого не должен пройти ни один мадридист. Висенте Дель Боске о своей жизни, о ценностях Мадрида и о сборной Испании.

11 июля 2010 года в 22:58 все испанцы сошли с ума. Андрес Иньеста забил гол в финале чемпионата мира и начался хаос. Крики и объятия, слезы и пролитые напитки. Все потеряли голову. Начиная с Йоханнесбурга и заканчивая Альбасете. Начиная с гостиной в Финистерре и заканчивая баром в Тенерифе. Дама в Педральбесе и мальчик в Лавапьесе. Все сошли с ума. Или не все? Внезапно камеры показали скамейку запасных и там, в самом эпицентре урагана, стоял человек, который мог бы родиться в Лондоне вместо Саламанки, и носить котелок. Исключительная невозмутимость. Он просто ограничился тем, что слегка сжал кулаки. Как будто вместо вселенского потопа упали четыре несчастные капли. «Думаю, что с празднованием я немного переусердствовал», – шутит Дель Боске.

Реакция Дель Боске на гол Иньесты в финале ЧМ-2010

Висенте, признайтесь, вы киборг?

Нет, но нужно было соблюдать осторожность, потому что до конца матча оставалось еще четыре минуты. Я также вспомнил в тот момент кое-кого, и это меня остановило.

Любимого человека?

Нет, Славена Билича, тренера сборной Хорватии на Евро-2008. В четвертьфинале против Турции они забили на последней минуте дополнительного времени, счет стал 1:0, и он как сумасшедший побежал обнимать своих игроков. Но как только мяч разыграли с центра поля, Турция навесила в штрафную, отскок, гол. А затем Хорватия проиграла в серии пенальти. Поэтому, когда Иньеста забил, я сразу вспомнил о Биличе и решил не повторять его ошибку.

У вас было время обо всём этом подумать?!

В такие моменты время течет очень медленно. Также, в моем понимании профессии, тренеру неплохо бы уметь контролировать свои эмоции. Вы не можете все время протестовать и расстраиваться из-за углового, фола или вбрасывания из-за боковой. У вас должно быть хоть немного эмоциональной силы.

Так праздновала гол Иньесты сборная Испании

Даже в конце матча вы не позволили эйфории захлестнуть вас?

Очевидно, я был счастлив, но я чувствовал, что должен выполнить свою работу. Если бы я работал в какой-нибудь компании, но, ведь это более публично, вас видят больше людей. Это не значит, что я не ценю радостные моменты или эмоциональные поступки. Например, поздравление Аспиликуэтой Хаверца после финала Лиги чемпионов, и все эмоции, которые захлестнули его, были чудесными. Футбол и жизнь в целом очень нуждаются в аспиликуэтах.

Висенте Дель Боске стал тренером сборной в возрасте 57 лет, когда некоторые, в частности президент Реал Мадрида Флорентино Перес, считали, что его время давно ушло.

И даже если бы они были правы, у Дель Боске уже была прекрасная карьера, разделенная на три этапа.

Сначала он был футболистом, который провел в Реал Мадриде ни много, ни мало 11 сезонов. Он также играл и за сборную Испании – 18 матчей.

Позже Дель Боске стал работать в кантере Мадрида, где провел еще 17 лет. Такой себе Луис Моловны конца столетия.

И еще позже Висенте Дель Боске стал триумфальным тренером первой команды, под руководством которого команда за 3,5 года выиграла 2 Лиги чемпионов и 2 раза чемпионат Испании. Но Флорентино был неправ и Дель Боске стал тренером сборной Испании и добавил еще два трофея в копилку: победу на Чемпионате Мира и Чемпионате Европы. Нет больше ни одного тренера, который выиграл бы все три главных футбольных трофея: Лигу чемпионов, ЧМ и ЧЕ.

Дель Боске и Хуанито

Вам обидно, что успешный тренер которым вы стали затмил футболиста, которым вы были?

Нет, важно то, что я был удачливым парнем во всех отношениях. В детстве я сделал свою любимую игру своей профессией на всю жизнь. И на самом деле, как игрок, я был не слишком хорош.

Да ну что вы говорите, одиннадцать лет никто не играет в «Реале» и в сборной, будучи не слишком хорошим.

Я хорошо понимал игру, это позволило мне выйти за пределы своих физических ограничений. Я ведь говорю это не из ложной скромности. Я говорю правду. Когда я увидел Роберто Карлоса, например, мне показалось, что он представитель вообще другого вида спорта. С такими кондициями он не имел права играть, coño (смеется). Я постоянно ему говорил: “Роберто, если ты задумаешься об этом, то можешь стать лучшим бомбардиром чемпионата Испании”. У меня такого не было, и это не скромность, это очевидная правда.

Но ведь интеллект – это тоже дар, а ваша голова всегда была забита футболом.

Это так. Мне это нравилось. И мне повезло с тренерами – Милянич, Моловны или Бошков, открывали мне глаза. Все они очень разные, но у них была одна общая черта: они не только много знали о футболе, они всегда понимали, что не все заканчивается мячом.

Вы сами считаете себя больше футболистом, тренером или педагогом?

С тех пор, как я ушел на пенсию, я думаю только о том, чтобы работать тренером (прим. Vincenzo – Дель Боске здесь говорит entrenador formativo. Еще в 1999-м году Дель Боске хотел стать им, но только успешная игра Реал Мадрида под его руководством изменила его планы. Чтобы понимать, что такое entrenador formativo (тренер формирующего футбола), нужно понять, что такое futbol formativo. Если футбол практикуется для достижения результата и за него платят деньги, то это профессиональный футбол. Но если футбол используется в качестве пропаганды здорового образа жизни и привычек, поведения и ценностей, мы говорим о формирующем футболе – futbol formativo. Он направлен на содействие целостному развитию личности). Я всегда хотел им быть и только им. В 80-е и 90-е некоторые из нас решили дать мальчикам из кантеры лучшую пищу во всех отношениях. Я говорю о Рафе Бенитесе, Тони Гранде и всех тех, с кем мы тогда встретились в Сьюдад Депортива Реал Мадрида. Я всегда отдавал приоритет образованию, потому что верю в хорошие личные отношения в раздевалке как основу всего. Без подходящей рабочей атмосферы вы вряд ли что-либо выиграете. Но, говоря это, я также хочу сказать, что мне нравится заниматься организацией игры, это не значит, что мои команды выходили на поле посмотреть как все сложится.

Этот ярлык часто вас преследовал.

Да, но это неправда. Нельзя сказать, что меня не волновали тактика и доска, это далеко не так. Но так получилось, что воспитательный и образовательный аспект меня особенно очаровал. А потом случалось что-то, что только укрепило это призвание. Хорошим, образованным и ответственным ребятам почти не нужен тренер; но безусловно, мы работали с теми, у кого было более трудное детство, и у кого не было возможности сесть и поговорить со своими родителями. Проще всего было сказать, что, поскольку они плохо себя вели, им следует вернуться домой и решить проблему, но это как раз противоположное тому, что мы должны делать и что мы делали. Это всегда было моей философией и моей мотивацией.

Я подозреваю, что вы не были одним из тех трудных ребят.

Нет-нет, я всегда был организованным парнем, и у меня было отличное детство.

Еще о Дель Боске из архивов сайта

Мяч был всегда с вами в детстве?

Да, потому что футбол был единственной игрой, которая у нас была. На улице, на районе, на маленькой площади… Нас радовало малое, был бы только мяч и друзья рядом.А если не было друзей, всегда была стена, которая могла сыграть с тобой.

Когда это перестало быть игрой?

Когда я приехал из Саламанки в Мадрид в 68 году, играть за Хувениль. В наше время парень 18-ти лет не имел таких перспектив, как сейчас, и только когда я попал сюда, я понял, что смогу зарабатывать на жизнь футболом. Я решил учиться на педагога, и так хотел себя обезопасить, если Мадрид не подпишет со мной профессиональный контракт.

Тот Реал Мадрид впечатлял так же сильно, как сейчас?

Да, особенно тех, кто приезжал извне. Я пережил это благодаря всем людям в клубе, которые помогли мне и заставили меня понять нечто фундаментальное: что нам будет очень трудно добиться успеха в футболе, но очень важно выйти оттуда хорошими людьми. Эта поддержка была базовой, потому что нам было 18 лет, мы жили одни и могли сбиться с пути, если бы нас не направили. Когда мы были очень молоды, мы жили в пансионе, но я хорошо об этом помню. Я провел там много лет с Роби, который позже поиграл за «Атлетико», и мы не были наглецами. Мы были очень хорошо воспитаны.

Вас никогда не заносило? Даже не будучи еще известным игроком Реал Мадрида?

Я точно знал, ради чего еду в Мадрид: чтобы стать футболистом. Мои родители давали мне советы и дали мне хорошее воспитание, и Мадрид завершил мое формирование. Когда я играл за первую команду, у нас не было славы или много денег, это была совсем другая Испания. Кроме того, мне никогда особо не нравилась ночь, и я не особо любил танцевать.

Все, кто прошел через кантеру Реал Мадрида в те 60-е и 70-е годы, подчеркивают человеческий аспект важнее футбола, что очень далеко от нынешней модели больших клубов.

Они работали в режиме жесткой экономии и создали хорошую футбольную секцию, очень семейную. Было так много людей, которые работали волонтерами в качестве тренеров и делегатов, и атмосфера была исключительной. Они сделали всех нас лучше.

Была ли это философия по образу и подобию Сантьяго Бернабеу?

Без сомнения. Он и Луис Моловны были двумя абсолютными моральными лидерами, они больше думали о Реал Мадриде, чем о своих семьях, и они пропитали нас своим духом и своим образом жизни: суровыми, сдержанными, избегающими пышного блеска в своем образе жизни… Очень хорошие люди. Сначала Бернабеу производил впечатление, но он был очень близок с ребятами, приехавшими из-за границы, он всегда интересовался нами, нашими родителями, где они работали… Он был всегда был рядом и очень защищал нас. Правда, тогда было легче, потому что нас было меньше, но он всегда был очень близок с нами.

Вы являетесь частью поколения между Мадридом ye-yé и Quinta del Buitre, что по мадридским меркам было неприметной эпохой.


Да, мы были преемниками тех ye-yé, которые выиграли Кубок Европейских чемпионов в 1966 году. Фактически, моей идеальной линией полузащиты были Пирри, Гроссо и Веласкес, которые были моими кумирами в детстве. Потом начали прибывать мы. Сантильяна на пару лет раньше меня, потом Камачо… Отличный коллектив, с большой индивидуальностью и целеустремленностью, но, возможно, на футбольном уровне ниже других.

Много отличий между тем коллективом и другими, которыми вам пришлось управлять много лет спустя?

Это правда, что футбол развивается, но суть и характер команды сохраняются. Всегда говорят, что раньше все было романтичнее. Может быть, немного, но это больше чувство, чем реальность. Суть почти не изменилась, и не думаю, что сильно изменится в будущем. Команда – это команда, и это означает, что для достижения успеха должно быть уважение, хорошие отношения и здоровая рабочая среда. Сегодня точно так же, как и раньше.

Ваш Мадрид регулярно побеждал в Испании (пять побед в чемпионате и четыре Кубка), но не в Европе. Проживали ли вы это так же драматично, как сегодня воспринимают неудачи?

32 года мы не побеждали в Кубке европейских чемпионов, мы сыграли только один финал в 1981 и проиграли «Ливерпулю». В стране по-прежнему почти не было успешных спортсменов, команды не были стабильны, поэтому мы переживали это более нормально, с меньшей нетерпеливостью. Испания изменилась в этом, она развивалась, и мы все от этого выиграли. Мы – страна, которая продвинулась вперед, и это также меняет наши взгляды на вещи, но я думаю, что, тем не менее, это изменение к лучшему.

Тот финал 81-го, финал “Де лос Гарсия”, немного забыт.

Выход в этот финал был для клуба успехом. У нас не было отличной команды, почти все мы были ребятами из кантеры, и единственной инвестицией тогда был Лори Каннингем. Это был заслуженный финал, но случается так, что в клубе, который так много выигрывал, трудно выделить год, когда мы заняли второе место.

Вскоре после этого произошел взрыв – появилась Пятерка Буитре. По вашему мнению, вы были не очень хорошим футболистом, но своим кумиром вас считал, например, Мичел.

Что ж, Мичел был тогда очень молод, и у него все еще было более эмоциональное видение футбола. Я не думаю, что он думает точно так же сейчас. После всего, что он узнал позже (смеется). Как вы сказали ранее, мы были звеном в цепи между йе-йе и Пятеркой, и могу сказать со светлой грустью, что как только я увидел этих детей на тренировках, я сказал: «Это мой конец». Так и случилось.

Они играли как-то совсем иначе?

Да, футбол обновлялся, он развивался, и это поколение сделало много хорошего для Мадрида и испанского футбола, это было частью прихода в современность.

Было ли больно уйти?

Нет. В 26 лет я начал готовиться к тренерской работе, и когда настал момент, у меня состоялся разговор с Моловны, который я не забываю. Несколько дней я чувствовал, что хочет поговорить со мной, но никак не решается, и я понял, что это произошло потому, что он знал, что это будет больно, и мне стало неловко. В конце концов он сказал мне: «Висенте, если ты хочешь продолжить играть в футбол, это должно быть где-то еще, но если ты завершишь карьеру, ты останешься со мной в клубе». Он говорил со мной, как со своим сыном. Честно и с любовью. И я послушал его. Я закончил карьеру, и присоединился к Кастилье с ним и Хуаном Сантиестебаном. Я провел там 17 лет, ухаживал за кантерой.

Вам казалось, что это ваше место?

Да, это были отличные годы. Для меня было почти навязчивой идеей тренировать игроков для первой команды. Я отлично провел время. Не дурак ли я, что подумал, что буду нужен Мадриду?

Вы были новым Моловны?

Больше всего меня интересовало его моральное лидерство, которое было реальным, а не для галереи. Он ел бутерброды в поездках, чтобы сэкономить деньги, и посвятил свою жизнь просмотру матчей, всегда думая о клубе, воспитании и строгости, которые сегодня могут показаться очень старомодными, но я ценю это. Если за пределы Сьюдад Депортива вылетал мяч, его искали, пока не находили, даже ночью, потому что это было ценным активом. Теперь, если мяч потерян, то что с того?

Какие фундаментальные ценности вы ассоциируете с «Реал Мадридом»?

Строгость, благоразумие, лояльность и целеустремленность.

Висенте дель Боске попал в Реал Мадрид в 1968 году, и, за исключением пары аренд в Кордову и Кастельон, он оставался в клубе до 2003 года. В течение 31 года он был счастлив в роли важного актера второго плана, но вовсе не главного героя. До тех пор, пока в 1999 году Лоренцо Санс решил назначить его тренером первой команды, а вовсе не в качестве человека-скорая помощь, кем он бывало выступал раньше, когда увольняли очередного тренера. Несмотря на то, что за минувшее десятилетие Мадрид выиграл седьмой Кубок чемпионов, а также несколько раз чемпионат Испании, тренеры в Мадриде не задерживались: Тошак, Ди Стефано, Антич, Беенхаккер, Бенито Флоро, Вальдано, Арсенио Иглесиас, Капелло, Хайнкес, Хиддинк, опять Тошак. В поисках спокойствия клуб сделал ставку на hombre de la casa. И дон Висенте этого не хотел: «Я никогда не думал о том, чтобы стать профессиональным тренером, мне это даже не приходило в голову».

Вам понравилось быть тренером?

Да, но до определенной степени. Фактически, не будет другого тренера, который проработал бы в профессиональном футболе меньше меня: четыре года в Мадриде, Бешикташ и восемь лет в сборной. И всё. Я не хотел быть тренером, но взлеты и падения жизни клубов…

Это распространилось на вас, да.

Я почувствовал себя комфортно на тренировках. Комфортно и в хорошем окружении, это важно. Мне всегда помогали игроки, и у меня были хорошие отношения с ними. Мне пришлось бы много копать, чтобы сказать вам, что один из них был засранцем. У меня были очень хорошие коллективы.

Нет, вы уж покопайте и укажите мне на засранца, прошу!

Нет, нет. У меня было несколько, но я предпочитаю не называть имен. Ни один из детей, которых мы взяли в кантеру, не заблудился, некоторые испытали трудности, но я знаю, что теперь с ними все в порядке. Хотя это звучит очень банально, моему сердцу они ближе, чем титулы. Они знают, кто они такие, и я тоже, и это нормально.

За четыре года в Мадриде вы тренировали две очень разные команды. Та, что выиграла Восьмой Кубок чемпионов была довольно скромной по футбольным меркам, а та, что выиграла Девятый, была галактической. С какой командой вам было удобнее?

В первой у нас также были очень хорошие иностранные игроки, такие как МакМанаман, Редондо, Роберто Карлос или Анелька, а также свои Рауль или Йерро. Это был интересный микс. Помимо разницы в составе команды, была еще разница в том, что мы выиграли двумя разными системами. Сначала с тремя центральными защитниками, немного из необходимости, а затем снова с 4-4-2.

Был ли Йерро моральным эталоном того отряда?

Одним из них, без сомнения. Фернандо был очень хорош, о чем, я думаю, иногда мало говорят. Он защищался, конструировал, выдвигался в атаку и проявлял позитивное лидерство, потому что делал это не для себя, а для всех. Но в те годы у нас были лидеры во всем, потому что есть много способов вести за собой. Например, Роналдо был великолепен, даже если у него не было такой славы. А Макелеле, Жереми или МакМанаман были прирожденными лидерами, которые принесли нам много пользы. Очень много.

Поскольку успехи сборной прошли без него, вы немного забываете Рауля?

Рауль был выдающимся игроком, победитель каждого дня, требовательный ко всем, но в первую очередь к самому себе. Он не принимал чего-либо сделанного абы как, и так должно быть в команде, которая стремится к успеху. Одно дело быть добрым, а другое – не требовательным. На днях его назвали одним из возможных тренеров «Мадрида», и, учитывая его опыт, подготовку и характер, он полностью готов к этому. Не говоря о сделанном выборе, я не могу вспомнить многих, кто сможет занять эту должность лучше, чем Рауль.

Говорили о нем, были вы, Зидан, возвращается Анчелотти… В Мадриде могут работать только тренеры, которые уже знакомы с клубом и воспринимают его, как свой родной дом?

Дело в том, что, в конце концов, они управляют коллективом и знают, как он работает. Существуют очень догматичные тренеры, которые верят, что знают всё, но стоит копнуть глубже, а там пустота. В Мадриде, и я бы сказал, где угодно, тот, кто менее догматичен, и больше убеждает, чем навязывает, добивается большего успеха. Без сомнения.

В июле 2000 года Санс проиграл выборы Флорентино Пересу, и начали приходить Галактикос: Фигу, Зидан и Роналдо. Приходилось ли вам сильно менять свой стиль работы?

Нет, это явление больше касалось средств массовой информации, чем реальности в раздевалке. Те, кто считал себя Галактикос, были очень нормальными людьми, очень трудолюбивыми и очень хорошими для коллектива. Они любили футбол, знали, что такое раздевалка, и никогда не выходили из игры.

Даже Роналдо?

Роналдо был великолепным, особенным человеком. Он был увлечен футболом, атмосферой раздевалки и, да, жизнью тоже. Почему нет? Эта любовь к игре, этот энтузиазм и эта радость сделали его хорошим примером для всех.

Был ли Зидан таким загадочным, каким кажется?

Возможно, он был самым непроницаемым. Но он всегда улыбался и у него всегда было хорошее поведение. Он также был очень требовательным, хотя и немного более застенчивым. У нас никогда не было никаких жалоб на него. Мы его очень ценили. И он вернул нам все это, среди прочего, ударом в Глазго.

Вы удивлены, что он дважды покинул пост главного тренера в Мадриде?

Я не хочу давать оценки, которые мне не положено давать. В этом случае, он сам и клуб должны озвучить свои версии, и вам их судить. Что бы я ни думал, побывав внутри и после стольких лет за пределами клуба, может показаться, что я пользуюсь возможностью, чтобы связываться с кем-то, а я не хочу этого.

В том финале против Леверкузена Касильяс стал героем, несмотря на то, что вы оставили его в запасе. Как развивались ваши отношения с Икером, которые в дальнейшем сыграли решающую роль в сборной?

Хорошо. В тренерской работе всегда нужно быть справедливым по отношению к команде и, следовательно, делать то, что вы считаете лучшим для команды. Ничего больше. И этот случай был именно таким. В тот момент я подумал, что лучше поставить Сесара. Вы сможете более или менее удачно все уладить, объяснить свои решения лучше или хуже, но одиннадцать человек играют в футбол, и вам всегда нужно выбирать. Кроме того, весь день объяснять очень утомительно, потому что вы в конечном итоге вы будете противоречить самому себе. Или вызвать недовольство сравнением, игроки всё понимают. Поэтому вы должны быть очень осторожны с этим вопросом, потому что это может принести больше вреда. И нужно принять последствия.

Многие игроки рассердились?

Да, конечно, но до реки крови так и не дошло. Я смотрел на их лица и, без слов, уже понимал, кто из них злится. Но если вы честны, игроки это оценят, и неприятности пройдут.

После четвертого года, когда вы выиграли чемпионат Испании и попали в полуфинал Лиги чемпионов, Мадрид решил вас уволить.

За четыре года мы дважды выиграли Лигу чемпионов, и два раза вышли в полуфинал, в те годы, в которых выиграли Ла Лигу. Неплохо, но …

В клубе объяснили свое решение тем, что вы были слишком старомодны.

Я даже не знаю, как вам это объяснить. В футболе люди принимают решения и соответственно их продают. Я думаю, мы могли бы отлично ладить, но они думали, что нет. Что ж, глупо думать об этом сейчас, дело сделано. Конечно, мне было больно уходить после 35 лет в клубе. Но мне не нужно сейчас вспоминать о плохом, когда было так много хорошего.

Вы все еще воспринимаете Реал Мадрид как свой дом?

Что ж… да. Потому что Мадрид принадлежит многим людям, и мы построили его среди многих, каждый по-своему, но все мы мадридисты. У меня было огромное чувство принадлежности, что для меня было очень важно. В любом случае, пусть это кажется очень милым, но я верю в это. Поэтому было очень больно вылететь на улицу, но, поскольку мне нужно было продолжать работать, я быстро адаптировался. У меня была возможность поехать в Турцию, и это было удачно. Это был незабываемый опыт для меня и моей семьи, который очень меня обогатил. Мы прекрасно провели время, и я понял, что мне нужно выбраться из четырех стен, в которых я был заперт всю свою жизнь. Мне нужно было уйти.


В 2008 году Дель Боске был вызван заменить тренера национальной сборной. Испания выиграла Евро, свой первый крупный титул впервые за 44 года, во главе с Луисом Арагонесом, но предыдущие сомнения и разногласия вынудили Федерацию принять решение о его увольнении еще до начала турнира, и даже победа не изменила их планы. Фернандо Йерро, тогда отвечавший за спортивную зону RFEF, позвонил своему старому учителю.

Вы пришли в очень благоприятную команду.

Да, это верно. До этого, когда я брал команду, это всегда были времена кризиса. Мне всегда нужно было справиться с бедностью, а здесь мне впервые приходилось управлять богатством. Друзья говорили мне, что воглавить национальную команду сразу после победы, было настоящей головной болью, но всё было наоборот: это был лучший момент, потому что команда уже была великолепна. Нам нужно было справиться с наследством, и думаю, мы сделали это наилучшим образом. У меня не было проблем с Луисом. Когда Йерро предложил мне должность, он сказал мне, что Луис уходит и пост свободен, не более того.

Легко ли было управлять этим богатством?

Что ж, нам также приходилось справляться с трудными моментами, такими как продолжать играть без Рауля, не вызывать Маркоса Сенну, который сыграл очень важную роль в победе на чемпионате Европы, изменение позиции Серхио Рамоса, и ставка на конкретных игроков, таких как Бускетс или Пике … Но фундамент этой команды был исключительным.

После поражения от Швейцарии в первом матче ЧМ-2010 критика была очень резкой. Вы чувствовали чего от вас ждут?

Может быть, но, как ни странно, те дни были и худшими, и самыми богатыми для принятия решений. Мы решили, что не сделали ничего плохого, несмотря на результат, и нам не нужно было нервничать и менять свои планы, поэтому мы просто поменяли Сильву на Фернандо Торреса. Мы показали команде, что не собираемся менять то, что привело нас к этому из-за плохого результата, что мы верим в них. Мы вернулись к истокам, и это сработало.

Выиграть чемпионат мира очень сложно. Но мы были настолько хороши, что было немного странно, что команда так много страдала, от 0:1 к 1:0.

Это правда, что они были фантастической командой, но выиграть чемпионат мира – совсем другое дело. Люди, кажется, возмущены тем, что я говорю это, но нам повезло. В футбол играет вся планета, около 210 признанных стран мира и только одна побеждает. Это почти чудо. Без удачи невозможно обойтись. У нас был очень узнаваемый стиль игры и очень хорошие игроки. Все три фактора нужны для победы, и даже при том, что все они сошлись, мы страдали.

Всегда ведутся споры о том, что Гвардиола не так хорош без Месси или наоборот, но правда в том, что ни один из них не выиграл без Хави и Иньесты, которые, со своей стороны, выиграли чемпионат мира и два Евро без них. Альфредо Реланьо называет это «формула Кока-Колы». Вы согласны?

Это не лишено смысла, хотя если бы у нас был Месси, мы бы его поставили. Это никогда не мешает. Так получилось, что у нас был абсолютно разный набор полузащитников. Двое упомянутых, Бускетс, Хаби Алонсо, Сильва, Фабрегас … Проблема заключалась в том, что невозможно было собрать их всех вместе. Ближе всего к тому, чтобы выставить их всех мы были в Киеве (Евро-2012, 4:0 против Италии), в котором мы играли без нападающих. Если у вас есть такие полузащитники, все становится намного проще.

Любопытный момент насчет Иньесты. Если его в чем-то и упрекали за всю карьеру, так это в том, что он забивал мало голов, но он всегда забивал самые важные голы.

Потому что если у Андреса что-то есть, то это техника. В самые напряженные моменты он делал разницу. Это первое, чему я всегда учил детей, что технику нужно изучать и оттачивать до предела, потому что, если вы не доминируете в игре с мячом, вам трудно стать хорошим футболистом. И Андрес был фантастическим, технически совершенным во всех аспектах, у него было всё это.

Гол Иньесты в финале ЧМ

Когда давление чемпионата мира было снято, на Евро-2012 Испания прошлась катком.

Мы играли лучше, но будьте осторожны в оценках, потому что нам тоже пришлось пройти через серию пенальти против Португалии. Мы не так комфортно выиграли, но это правда, что тот турнир был полнотой этой команды.

Все это сделало вас, возможно, единственным человеком, достигшим консенсуса во все более поляризованной Испании. Вы так себя чувствуете?

Не знаю, я ограничиваюсь тем, кто я есть, мне никогда ничего не навязывали. Все, что я сделал или сказал, было спонтанным и было от души. Я действительно считаю, что в этом обществе мы очень нуждаемся в гармонии и щедрости. Что многие люди также проявляют щедрость и понимание по отношению к другим, что они понимают, что нам не нужно всегда быть правыми или презирать тех, кто думает иначе. В любом случае…

Вы никогда не скрывали того, что являетесь сторонником прогрессивизма, но очень осторожно позиционировали себя как тренер сборной.

Дело в том, что мне не нужно искать чьей-либо вражды. У меня была общественно значимая позиция, и мои идеи понравились бы одним, а другим – нет, поэтому я не понимал, зачем кого-то расстраивать, когда задача национальной сборной – представлять и радовать всю страну. Если бы я посвятил себя политике, было бы иначе, но, конечно, я охотно заморачивался.

Предлагало ли вам нынешнее правительство стать государственным секретарем по спорту?

У меня был один разговор, но дальше дело не пошло. Когда я уезжал из дома очень молодым, отец сказал мне: «Висенте, пожалуйста, не вмешивайся в политику». Это был первый совет, который он мне дал, и я его не забыл.

Вся ваша жизнь прошла так близко к земле, и тут вас делают маркизом

Что ж, я ценю это, понимая это как глобальное признание, но не придаю этому большего значения.

Висенте, вы добились успеха как игрок, тренер и наставник.

Мне выпала честь делать то, что я делал, и мне это очень нравилось. Я никогда не страдал из-за футбола, хотя проигрывал, как и все остальные. Это была хорошая жизнь. Ни больше ни меньше. Я не чувствую себя особенным, просто повезло.

Источник: El Mundo
Интервьюер: Иньяки Диас-Герра
Перевод с испанского: Vincenzo, Real-Madrid.ru

Этот материал не появился бы на свет без патронов. Спасибо всем и каждому из вас.

Поддержать этот сайт можно здесь

3 комментария
  1. Боже мой… какое прекрасное, изящное, отточенное как бритва и невероятно скромное, но глубокое понимание Жизни в Футболе, Футбола в Жизни и просто … БЫТия … я просто сражён шармом, элегантностью строя мысли, мощью Веры в то, что глубоко и верно, синергией этих Веры и понимания и неколебимой человечностью Маркиза Висенте. Незыблемым Законом общности Спорта, Верности и Честности им Дель Боске. Им. Реал Мадрида Висенте и всех-всех, кто был до него и кто были и есть после…
    Спасибо, Виктория. За хрестоматию Времени, верности и своевременности.

    1. Спасибо, Андрей, было одно удовольствие переводить, хоть и заняло целый день. Интервью таких Личностей больше многих вещей способны генерировать в огромных дозах вдохновение, чувство принадлежности, понимание, осознанность. Что-то, чего так мало стало в это время.

Добавить комментарий
Похожие материалы
Читать дальше

Матеу Лаос: “Называю игроков по имени, как своих учеников”

Еще один материал рубрики “Беседы с Дель Боске”. Висенте взял интервью у валенскийского арбитра Антонио Матеу Лаоса, который судил финал Лиги чемпионов и будет судить на Евро.
Читать дальше